Задать вопрос

Коронавирус против бизнеса

28.04.2020

Весна — время надежд и обновления. Но в этом году все пошло нет так. В разгар весны коронавирус, который до этого бушевал в Азии и Европе, добрался до нашей страны и внес свои коррективы во многие сферы жизни. Ударил он и по бизнесу. Мы выяснили, насколько серьезным оказался урон и смогут ли от него оправиться томские предприниматели.

По словам бизнес-омбудсмена в Томской области Валерия Падерина, сейчас многие предприниматели, которых затронула ситуация с коронавирусом, стоят перед выбором: закрыть бизнес и через некоторое время начать все с начала или сделать все возможное и сохранить то, что есть.

Но у некоторых выбора уже не осталось. Туристический рынок сегодня практически перестал существовать — закрыты не только зарубежные направления. Популярные места отдыха в нашей стране к началу сезона могут не открыться.

Гостиничный бизнес лишился гостей, развлекательные центры, спортивные клубы, заведения общественного питания также попали под удар, будучи вынужденными закрыть свои двери для посетителей.  

Конечно, представители власти не остались в стороне. Было анонсировано немало мер поддержки — от арендных и налоговых каникул до льготных кредитов. Насколько они эффективны и что делают сами предприниматели, чтобы спасти свое дело, мы узнали из первых уст.

Евгений Давыдов, основатель Make Love Pizza Евгений Давыдов, основатель Make Love Pizza

— Ситуация очень сильно зависит от конкретного бизнеса, в целом про весь общепит сказать невозможно. Есть несколько факторов, которые влияют на то, как чувствует себя то или иное заведение: каков продукт (реально ли его доставлять, есть ли рынок доставки этого продукта, сохранит ли он свои качества в доставке, есть ли подходящая упаковка), был ли опыт доставки до наступления кризисной ситуации (это отдельное и сложное направление, требующее своих компетенций и готовой клиентской базы), наличие своей службы доставки и своих курьеров (если работать с агрегаторами, то они съедят на комиссии абсолютно всю маржинальность) и т. д.

Запас прочности


— Тут есть разные нюансы. Кто-то сможет договориться с арендодателем о снижении аренды до нуля на период «каникул» и, если у него мало сотрудников, просто законсервироваться и переждать, а потом просто открыться снова. В противном случае будет сложнее. У нас общий оборот снизился на 40 %.

Объем доставки составлял 60-70 % оборота, сейчас он сохраняется на прежнем уровне. Примерно 90 % наших сотрудников задействованы в доставке, но работают с разреженным графиком. Остальных мы отправили на каникулы с частичным содержанием. Если спрос сильно не изменится, мы сможем пережить любой карантин. Ключевой вопрос: насколько изменится спрос и покупательская способность?

О мерах поддержки


Единственная реальная и хорошая идея поддержки — это снижение с 30 до 15 % страховых взносов на зарплаты сотрудников. Но на мой взгляд, это вообще не антикризисная мера, это подошло бы в «мирное» время для стимулирования экономики. Сейчас, когда выручка у многих компаний просто отсутствует, такая мера не поможет.

Мы особо ничего не ждем от государства: пусть хотя бы не мешают. Например, только в первый день «каникул» к нам в кафе зашли двое проверяющих от разных структур: пугали штрафами за всякую ерунду (например, за отсутствие бейджа у бариста).

Алексей Степанов, владелец кафе «Дыхание вока» Алексей Степанов, владелец кафе «Дыхание вока»

— Я оцениваю уровень падения рынка общественного питания в диапазоне от 50 до 90 %. В Томске компаний, которые «упали» меньше, чем в половину, я с ходу не назову. И это однозначно те, кто изначально был заточен под доставку. В заведения (особенно со средним чеком 500+) идут не только за вкусной едой, но и за атмосферой, вежливым обслуживанием. А это все красиво упаковать и доставить невозможно. Там просадка особенно сильная.

Запас прочности


— Если в Москве самая крупная статья расходов — это аренда, то в Томске — фонд оплаты труда. В среднем аренда в нашем городе составляет около 20-30 % расходов, еще 30-40 % уходит на заработные платы, 15 % — на оплату ЖКХ. Если выручка упала на 50 %, денег в лучшем случае хватит на аренду и зарплату сотрудникам.

Но оплату продуктов поставщикам тоже никто не отменял. Когда среднерыночная доходность у бизнеса не превышала 15 %, запасов на 2-3 месяца вперед почти никто не делал. В более-менее хорошем положении оказались те, у кого хотя бы помещения свои. Это огромный плюс к выживаемости в любой кризис.

Люди неминуемо будут высвобождаться. Даже если у кого-то «оптимистичное» падение на 50 %, а коллектив был рассчитан на 100 %, то для половины сотрудников работы нет. Задача сейчас — сохранить ключевых сотрудников и самому встать к станку, чтобы заменить выбывших и на «минималках» пережить плохие времена.

О мерах поддержки


— Меры, которые принимаются для поддержки бизнеса, в большинстве своем не работают. В более-менее человеческом виде принят закон об арендных каникулах, но мы пока не получили официальных ответов, как это будет работать. При этом у многих договоры аренды краткосрочные — до 11 месяцев, вряд ли арендодатели в массовом порядке пойдут на отсрочки при таких условиях.

Программа льготного кредитования для выплаты заработной платы пока работает только для тех, у кого есть зарплатные проекты в Сбербанке и ВТБ. При этом на одного работника выделяется сумма в размере МРОТ. Откуда во время простоя мы должны взять оставшуюся часть денег?

Кредитные каникулы — почитайте и посмейтесь. Для ИП лимит составляет 300 тысяч рублей. Если мы говорим о том, что хоть сколько-нибудь успешный общепит имел хотя бы миллионный оборот, что такое для него 300 тысяч? Это мелкая текучка. Одним словом, легче верблюду пройти через игольное ушко, чем российскому предпринимателю получить господдержку.

Прогноз


— Рынок уже изменился. Кто-то закрылся и уже не откроется. Кто-то только открылся перед самым карантином — им сложнее всего, они вложили большие деньги, и ни о какой финансовой подушке речи у них не идет. На мой взгляд, если мы не откроем двери к майским праздникам, потери составят до половины рынка общепита: накопленный объем долгов потребует возврата, а спрос не восстановится за один день.

Нужно заранее смириться, что прежняя жизнь закончена, прежнего бизнеса больше нет. Даже у нашего маленького предприятия капитализация месяц назад составляла 70-80 тысяч долларов. Сейчас она ниже нуля. Мы приняли непростое решение закрыть пельменную «Дружба». «Дыхание вока» работает. Планов больше нет. План — только выжить.

Анастасия Хаминова, основатель и директор творческой лаборатории «Хитрая штука» Анастасия Хаминова, основатель и директор творческой лаборатории «Хитрая штука»

— Наш центр неформального образования для детей и взрослых «Хитрая штука» — это прежде всего индивидуальная очная работа. Рисование, дизайн, развивающие программы — для всего этого очень важны атмосфера, непосредственное общение с педагогом. Мы до последнего вели занятия, оставаясь офлайн. У нас были мини-группы, мы соблюдали все меры безопасности, и многие родители были настроены на продолжение занятий, хотя уже в марте некоторые ушли на самоизоляцию.

С начала апреля мы вынужденно ушли на каникулы. Продолжать занятия офлайн возможности уже не было, а из-за специфики деятельности перевести их в онлайн за один день невозможно — это требует большой подготовительной работы.

У меня был опыт дистанционного образования, поэтому мы миновали стадию переобучения. Но нужно было создать контент. И мы взяли паузу. Последние две недели разрабатываем и записываем материалы. Офлайн ты можешь прокомментировать какие-то вещи в процессе общения с учеником, в случае с онлайн-занятиями педагогу заранее надо проработать все спорные моменты, оформить и выложить. Кроме того, есть моменты, которые перевести в онлайн просто невозможно.

Одна из возможностей стала единственной


— Мы разделяем контент на поддерживающий — для обучения ребят, которые остаются с нами, и на совершенно новый продукт, созданный на основе того опыта, который у нас есть. Сейчас не все готовы заниматься онлайн. В «мирное» время онлайн-формат — это одна из возможностей заниматься из любой точки мира. Но надо понимать, что такой формат требует высокой мотивации.

Сейчас онлайн-занятия — возможность единственная. Однако в отсутствие педагога замотивировать на занятия сложно, и многие родители с этим не справляются. Порой у людей отторжение от Сети. Простой пример: многие музеи распахнули свои виртуальные двери для посетителей, но многие ли воспользовались этой возможностью.

Наши ребята в основном остались с нами, скучают, ждут. Родители рассказывали, что дети пробовали самостоятельно заниматься, но дома им не хватает мотивации. Ждут, когда возобновятся офлайн-занятия.

Про финансы


— Запас прочности (подушка безопасности) у нас был ровно на две недели. Мы потратили его на создание контента. У нас небольшой коллектив, и сейчас это нас спасает: мы никого не отправляем в отпуск. За прошлый месяц мы зарплату выплатили, чем платить за текущий — вопрос, который предстоит решить.

Бизнес — это история не про богатство: все деньги в проекте, а доходная часть, как правило, небольшая. Нет свободных средств, подушки безопасности, особенно если это компания, которая развивается и в которой инвестиции еще только окупаются.

О мерах поддержки


— Те меры, о которых сейчас говорят, — это не поддержка. По налоговым каникулам внятной информации пока нет. Что касается аренды — далеко не все арендодатели идут навстречу бизнесу. Нам повезло: владелец помещения, где мы арендуем площади для студии, пошел нам навстречу. Но пока решение принималось, мы находились в подвешенном состоянии и потеряли время из-за неопределенности. Пытаемся реструктурировать кредит, но нам говорят: «Это повлияет на вашу кредитную историю и выдачу кредитов в дальнейшем». Одним словом — реальной поддержки нет.

Сегодня собирают предложения по помощи, но их только собирают, когда она будет, непонятно, а платежи — сегодня. На государство мы не рассчитываем. Надеемся, что не будет хотя бы проверок и штрафных санкций за возможные просрочки.

Анастасия Ерёмина, директор и совладелец компании «Новая химия» Анастасия Ерёмина, директор и совладелец компании «Новая химия»

— В течение пяти лет мы разрабатывали и производили детские тактильные материалы: кинетические пески, слаймы. За прошлый год наша компания в три раза выросла по выручке и объему производства, мы начали экспортную деятельность — пробные поставки в Китай, Европу и Канаду.

Естественно, с началом кризиса, вызванного коронавирусом, экспорт сразу закончился, спрос на игрушки упал в разы. Мы были вынуждены сократить производство с 30 тонн до 5 и не знаем, что будет дальше. Чтобы выжить, нам нужно было срочно что-то придумывать.

Антикризисные меры


— Недели две назад мы приступили к разработке антисептического средства. В экстренном режиме искали всевозможную информацию по этой теме. Компания существует в режиме стартапа и выводит новинки на рынок примерно каждые три месяца. Мы привычны к переменам, но даже несмотря на это потребовались усилия для мотивации людей.

Так как у нас собственная химическая лаборатория, нам не составило труда в короткие сроки разработать качественный состав. Есть свой работающий парк оборудования, профессиональные сотрудники — вкладывать надо было только в компоненты. И это оказалось самой большой проблемой, с которой мы столкнулись. Мало того что они резко подорожали в три раза, их почти нереально найти из-за возросшего спроса.

Немало среди продавцов мошенников — мы сами чуть не попались на их уловки. Появилось много фирм-однодневок. Мы справились, у нас есть оплаченные предзаказы, уже начинаем отгружать первые партии. В основном — нашим клиентам, с которыми мы уже работали.

О мерах поддержки


— У нас есть костяк — команда, с которой работаем уже не один год и за которую будем бороться и сохранять до последнего. Что касается мер поддержки, то мне даже некогда в них вникать, мы активно работаем, чтобы спасти свое дело самостоятельно. Из рабочих инструментов могу отметить арендные каникулы — нам пошли навстречу, что очень радует. Также мы планируем воспользоваться снижением страховых взносов. Я категорический противник займов, тем более в ситуации такой неразберихи и неопределенности. Пока мы ни на кого не рассчитываем.



Евгений Тисленко, руководитель проекта Quizvtomske Евгений Тисленко, руководитель проекта Quizvtomske

— Текущую ситуацию в моем бизнесе недавно очень хорошо описал мой знакомый, сказав: «Хорошо, что ты не открыл салон красоты, потому что у них уйти в онлайн возможности нет». Я могу хотя бы в какой-то мере дистанционно заниматься своим делом, не нарушая постановлений.

Люди, которые раньше собирались вместе в кафе, теперь сидят по домам, организуют между собой трансляции, общаются. Я все так же отправляю вопросы, собираю ответы. Принципиально ничего не поменялось. Но нет главного — эмоций, которые можно получить только в офлайн. Онлайн их передать крайне сложно.

Количество людей, которые принимают участие в мероприятиях онлайн, стало значительно меньше. Причин несколько. Не все способны справиться с технической стороной настройки онлайн-площадок. У многих дома школьники, которые перешли на дистанционное обучение, что значительно сократило количество свободного времени у ответственных родителей.

Кто-то верит, что все это ненадолго, и ждет возвращения офлайн-мероприятий. Но даже если представить, что через короткое время режим самоизоляции снимут, откроют общепит и разрешат проведение массовых мероприятий, пройдет какое-то время, прежде чем люди перестанут бояться и начнут их посещать. И еще, что важно, у людей должны остаться на это деньги. Развлечения — это первое, на чем экономят в условиях дефицита финансов.

О мерах поддержки и запасе прочности


— Мне кажется, что в нашей стране скорее потратишь больше времени и сил для получения поддержки, чем получишь реальную помощь. Надеюсь больше на себя.

— Сейчас я работаю в онлайн-формате. Естественно, стоит это дешевле, чем участие в офлайн-мероприятии. Если повезет, удастся свести концы с концами. Но если бы не было каких-то запасов, то пояс давно пришлось бы подтянуть. Если ситуация не стабилизируется, люди будут вынуждены урезать свои развлечения в любом виде. Если речь будет идти о 2-3 месяцах, то можно говорить о том, что бизнес удастся сохранить. Если ситуация растянется на полгода, я не уверен, что это удастся сделать хотя бы в каком-то виде.

Мария Андреева, шоурум LAZUR Мария Андреева, шоурум LAZUR

— После начала развития ситуации с распространением коронавируса посещаемость у нас упала процентов на семьдесят. Мы находимся в центре, здесь много патрулей. Люди часто опасаются заходить, хотя и имеют на это право — одежда относится к товарам первой необходимости. Удивительно, но среди наших клиентов много медиков. Заходят после сложного дня порадовать себя и подготовиться к сезону.

Большинство шоурумов сегодня предлагают скидки, доставку, чтобы хоть как-то привлечь клиентов. Я сама езжу к клиентам, соблюдая все меры предосторожности и надевая маску. Но это не может не влиять на чистую прибыль, особенно при низком потоке клиентов. Выручка упала минимум в 10 раз. Продавца пришлось отправить в отпуск без сохранения заработной платы, потому что мне просто нечем ей платить. Есть обязательные платежи, которые никто не отменял, — аренда, налоги, охрана. Вместе с зарплатой это было бы очень плачевно для нас.

Запас прочности


— В марте мы расширились, переехали на новое, более перспективное место, закупили довольно много актуальных хороших моделей. Но продано из них не так много, чтобы закупать нормальное лето. Летнюю коллекцию нужно будет завозить уже в мае, но нам может просто не хватить на нее финансов. Это тоже повлияет на наш бизнес. Если ситуация будет развиваться в том же ключе, нас хватит месяца на два, а потом нечем будет оплачивать аренду, налоги и прочие текущие расходы.

Про меры поддержки


— Одна из недодуманных мер — налоговые каникулы, которые потом нужно оплатить без каких-либо скидок. С учетом сложной финансовой ситуации это будет непросто. Даже многие арендодатели идут на уступки и снижают стоимость аренды, хотя это их заработок. Они понимают, что ситуация критическая. Но это поддержка не от государства, а от такого же бизнеса.

Алина, мастер-колорист, владелица салона красоты Алина, мастер-колорист, владелица салона красоты

— Закрытие салонов красоты в разгар весны — очень серьезный удар по нашему бизнесу. Когда люди перебираются из зимней одежды в весенние наряды и снимают головные уборы, наступает высокий сезон для всех парикмахеров. У людей просыпается тяга к обновлению, они меняют стрижки, цвет волос, имидж в целом.

И именно в это время нам запретили работать. Несмотря на то, что в салонах красоты никогда не было массового скопления народа, а дезинфекцию после ухода клиента довольно легко провести. Никто не закрывает торговые центры, например. Хорошо, что нам разрешили теперь открыться.

Запас прочности


— Запас прочности отсутствует. С началом распространения коронавирусной инфекции количество клиентов снизилось и так — многие ушли на самоизоляцию. В последнее время мы работали только на оплату аренды и закупку материалов (цены на них выросли). Персонал работает по сдельной заработной плате: нет клиентов — нет зарплаты. Брать дополнительный кредит на их поддержку сейчас экономически невыгодно. 

Про меры поддержки


— Я слышала про кредиты под 7 %. Но это несерьезно. Брать заемные средства в сложившихся условиях недальновидно, тем более на оплату аренды во время простоя. Мы арендуем помещение у частника, на уступки он не идет. Это такой же предприниматель со своими кредитами и другими проблемами, он не может отказаться от прибыли. Скидка на аренду в 5 %, которую нам предложил арендодатель, роли не сыграет.

Если бы мы не открылись, платить аренду не имело бы смысла — проще вывезти оборудование и закрыться. Немного легче тем, у кого помещение в собственности, они еще могут подождать. Но таких очень мало. В отсрочку по налогам никто не верит, тем более что многие работают по ЕНВД.

Это интересно

Смотреть все