Задать вопрос

Скульптор Олег Кислицкий о первой попытке накопить и о шопинге как болезни

10.11.2020

Известный томский скульптор о том, как получил кличку ЧК, почему провалилась его первая попытка накопить один рубль, о шопинге как болезни, а также о своей любви к безналу и трудностях зарождения в Томске нового направления монументального искусства.

Досье
Кислицкий Олег Петрович. Родился в 1954 году в селе Александровском Томской области. Окончил ТПИ в 1977 году. Скульптор, автор памятников любовнику, электрику, авиаторам, «Домашние тапочки», «Младенец в капусте» и др.

Его «Лягушка-путешественница» признана самым маленьким памятником в мире. Поэт, автор пяти книг литературных пародий. Председатель правления ТРОО «Творческий союз художников России». Член Томского отделения Русского географического общества. Соорганизатор летних уличных перформансов «Чеховские пятницы». Награжден орденом Ломоносова РАН.

Из богатств были только книги


— Ваша семья по советским меркам была обеспеченной?

— Семья была самая средненькая финансово, никакая не обеспеченная! Из богатств были книги. И много. Слово «богато» было как-то не в ходу. Особенно после войны. Мама работала библиотекарем, папа был инженером в одном из томских НИИ.

— Признаки обеспеченной советской семьи — отдельная благоустроенная квартира, машина, дача, импортные мебельные гарнитуры… Что было у вас?

— Дачу на Кирзаводе, которая называлась мичуринским участком, я помню совсем юным существом. Тогда копали ямы под ранетки. Страшно глубокие, как мне казалось. Когда я туда забирался, то выглянуть мог, только встав на цыпочки.

— Ранетки шли на продажу? Или себе варенье варили?

— Варили ежегодно. Но я больше любил малину.
 
— В семье вас учили бережному отношению к деньгам, к вещам?

— Ну конечно! Поступив на первый курс нашего Политеха, нашел бережно хранимое в шкафу отцовское кожаное пальто. В котором, думаю, он вернулся домой из армии. Взял швейную машину, подаренную маме, наверное, на свадьбу. И подрубил пальто под свой рост!

Подольская швейная машина справилась с этим отлично. С тех пор поверил в себя и знаю, что могу прекрасно шить. А родители поняли, что у отцовского пальто началась вторая жизнь. Среди сокурсников я сразу получил кличку ЧК, что расшифровывалось как «чисто кожаное».

— Получали на карманные расходы? В каком возрасте и как долго? Вам хватало?

— Не помню, чтобы школьником просил и получал от родителей какие-то деньги. Хотя нет! Обед в школьной столовой стоил 15 копеек, а еще 10 копеек — ромовая баба. И вот однажды в пятом классе я решил ничего не есть, а копить денежку. Но очень быстро попался! Родители стыдили страшно. А этот несчастный рубль отобрали.

— На что копили?

— Только что вышел фильм «Человек-амфибия». Главную роль сыграл артист Коренев. И по тогдашней моде все собирали открытки с фотопортретами кинозвезд. Так что копил на Коренева. А еще я коллекционировал марки. И очень хотел купить прекрасную серию с бурундийскими животными. Она стоила 5 рублей — безумные деньги для ребенка! И мы с моим другом Шуркой недели три собирали пустые бутылки.

За каждую в специальных приемных пунктах платили 12 копеек. Наконец накопилась нужная сумма. Пришел в общество филателистов — а мне ничего не продали! Владелец марок сказал, что у пацана таких больших денег быть не может и, скорее всего, я их украл. И вскоре эту серию купил какой-то дяденька. Было обидно до слез…

— А какая крупная бытовая техника была у вас дома? Холодильник, телевизор, стиральная машина? Велосипед как быстро появился? 

— Отвечаю по порядку. Холодильник у нас был всегда — такой с закругленными углами. Марка, если не ошибаюсь, «Юрюзань». Их продавали строго по записи. А однажды дома меня ждал сюрприз. Прихожу я из детского сада — а в комнате стоит велосипед. Трехколесный! Для меня! Я был в полном изумлении и полном восторге. А через год батя при помощи отвертки сделал его двухколесным — снова к моему полному изумлению и восторгу!

Телевизор был у соседей — тот самый, с линзой перед экраном. В нашей коммуналке три семьи смотрели один телик. Собирались вечерами «на постановку», как это тогда называлось. А незадолго до полета Гагарина у нас появился собственный телевизор: отец купил «Енисей», черно-белый, разумеется.

Помню, он долго его налаживал, принеся из магазина. И все равно ни черта не было видно без антенны — какая-то рябь сплошная шла. Но мама утверждала, что местами можно было определить, что транслировали балет «Лебединое озеро»!

  — А в отпуск куда ездили — в горы, на море?

— Каждый год все летние каникулы мы с сестрой проводили в деревне Александровка, рядом с Томском, у бабушки с дедушкой. Или в пионерском лагере.

— В каком возрасте вы заработали свои первые деньги? Помните ли, на что их потратили?

— После третьего класса на каникулах подработал в деревне — драл лён. Помню, что целый день. Бригадир с саженью замерил мои выдранные сотки и начислил зарплату — 78 копеек. Все ушло на коробку цветных карандашей. А в восьмом классе мы с друзьями пошли грузить борщ: на базу пришел вагон с трехлитровыми банками в ящиках, и мы его разгрузили. В конце дня нам заплатили по 7 руб. 50 копеек каждому! Радости было — полные штаны…

В институте мы с одноклассником, ныне профессором СГМУ Сергеем Удинцевым, чистили весной крышу «анатомки» от снега и льда. За рабочий день с лопатой в руках получали законную твердую таксу — червонец.

А потом, в 1974 году, я стал художником-оформителем первомайских демонстраций. Это произошло довольно странным образом. Подошел знакомый парень из комитета комсомола, сказал, что ищет художника — помощника объявления писать. Я тут же вспомнил золотые слова деда: «Учись писать красиво — это дело тебя всегда прокормит!» И согласился.

Отличная оказалась работа! Мне очень нравилось подбирать шрифты, скрипеть плакатными перьями… И однажды к нам в мастерскую пришел другой мужик, уже партийный. Вдохновился нашими умениями и предложил оформить наглядную агитацию для первомайской демонстрации.

Так мы почувствовали себя художниками и стали оформлять демонстрации к Первомаю и 7 ноября. Пример нашей работы сохранился где-то в архивах томской кинохроники — три разноцветных крутящихся диска с аббревиатурой ТПИ. Колонну с ними время от времени показывают по томскому ТВ.   

О творчестве, деньгах и современной архитектуре


— Но это все шабашки! А где получали ежемесячную зарплату?

— Свою трудовую деятельность я начал дворником спорткомплекса ТИСИ, совмещая с учебой на втором курсе. Работать летом и осенью мне нравилось особо: там не росло ни одного дерева, подметать было легко! Зато зимой приходилось заливать каток. Это был уже тяжелый труд. Зарплата была маленькая, рублей 30, но постоянная.

Получал стипендию — еще 40 рублей. На жизнь хватало, все тогда стоило копейки. Кроме настоящих американских джинсов! За них на барахолке просили 130 рублей, я копил несколько месяцев на ту обновку.

— На что еще студенты тратили всю стипуху, а потом месяц ходили пешком и питались одними макаронами?

— Больших проблем сходить в ресторан не было — в «Гудок», что на Томске-1, или даже в популярнейший «Север». Правда, вечером попасть туда было сложно, но у меня был блат: друзья играли в ресторанном ансамбле, так что столик нас ждал.

— Во времена СССР был железный занавес, за границу никого не пускали. Где отдыхали — в Сочи?

— Студентами мы уезжали на моря, по которым ходили на надувных парусных судах. О наших экспедициях даже писали в журнале «Катера и яхты»! Белое море, Азовское, Аральское, Байкал, Бухтарминское водохранилище, по Обской губе ходили — от Салехарда до Сабетты. Денег тратили мало, зато впечатлений было вагон! Всю страну изъездили. Такие красоты видели… Большей радости открытия пережить, наверное, уже и не доведется.

— Бывали ли у вас периоды, когда нехватка денег становилась большой проблемой в жизни? Приходилось ли занимать? Был ли день «без копейки денег»?

— Когда я в 90-е годы работал в школе учителем труда, бывало, что денег нам не платили. Совсем. В школу привозили большие плиты замороженной селедки, мы ее рубили на части для всех педагогов. Это и было нашим спасением. Деньги занимал у знакомых, а отдавал с калымов художественных.

Была у нас с приятелем одна попытка разбогатеть. Я нашел немного денег, а он немного утюгов. И мы повезли их продавать в Смоленск! И там на местном базаре поначалу торговля у нас не задалась. Просто шла толпа мимо, никто не останавливался. И друг говорит: «А что это мы молча стоим? А ну начинай кричать что-нибудь веселое!»

Я сообразил, что нас тут никто не знает, стыдить некому — и меня как прорвало: «Эй, мужик в шляпе, купи утюг — теща будет тебя на вы называть!» Это был уличный перформанс, самый настоящий… Привезли домой полные карманы денег, и мне стало понятно: не мое это. Я — художник. И таки кесарю кесарево, а слесарю — слесарево.

— А как вы решились пойти в художники, ведь они, за редким исключением, миллионов не зарабатывают?

— Есть вещи, от нас никак не зависящие. Видно, небу так было угодно, чтобы я стал рисовать и лепить. Страсть к рисованию во мне была всегда. Доход нестабильный, но что поделаешь… На дворе-то жилищно-коммунальный беспредел. В квитках такое пишут — волосы на голове шевелятся!

— А вы бы посоветовали идти в художники или скульпторы нынешним молодым людям?

— Хороший вопрос… Будешь памятники на кладбище делать — с голоду точно не умрешь! Денег будет полно, но работа однообразная. А Микеланджело постоянно творил, выдумывал, пробовал, но при этом жил тяжело. Вообще, богатство и творчество плохо сочетаются друг с другом…

— А кроме работы с надгробиями какие еще есть хорошие способы монетизации дарования художника?

— Для того чтобы художник получал регулярную достойную зарплату или зарабатывал редко, но помногу, ему нужен свой герцог Медичи и никто другой! Отчего случился Ренессанс? Оттого, что был разграблен Константинополь. Денег у победителей вдруг стало по пояс. И богачи, показывая свое состояние и стараясь попутно замолить грехи за разбой, стали платить художникам. Так появилось невероятное количество шедевров, которыми любуются поколения зрителей.

Была традиция жить в прекрасной среде. А вы посмотрите на типовое архитектурное убожество наших городов… Какой прекрасный город можно было сделать из Новосибирска! Слава богу, сейчас он стал меняться в лучшую сторону, но все же не так быстро, как хотелось бы.

— А можно ли вообще в Сибири встретить интересные арт-объекты?

— Современная скульптура в России стала появляться. В Питере установили памятник Чижику-пыжику. А в Томске возник «Сантехник, вылезающий из люка». Но его поставили в Красноярске. А затем уже другие города начали тиражировать чужую идею, воруя авторские права…

На рубеже веков очень мощно в плане новой скульптуры стартовал и Томск — памятник любовнику, памятник Чехову, «Младенец в капусте», Памятник счастью (говорящий волк), памятник комнатным тапочкам у входа в гостиницу…

Про нашего «Любовника» кто только не писал, даже в «Спид-Инфо» был материал! Так естественно родилась новая тема — прикольные памятники. Наберите в интернете «Необычные памятники России» и окажется, что это чуть ли не основная тема современной городской скульптуры. Так Томск оказался одним из центров зарождения нового течения в монументальном искусстве.

— Каких памятников не хватает Томску?

— У нас строится студенческий кампус. Мы с коллегами по Творческому союзу художников написали официальное обращение в Департамент образования и науки Томской области. В нем говорится, что мы готовы разработать проект комплексного монументального благоустройства территории кампуса, установить ряд уникальных арт-объектов.

То есть создать выдающееся произведение градостроительного искусства и заслуженно получить Государственную премию! Слишком уж по-мюнхаузеновски? А мне вспоминается взгляд Олега Янковского, когда он забирается по лесенке на пушку, чтобы лететь на ядре. И смотрит на нас отнюдь не взглядом безответственного фантазера.

Как рождаются идеи необычных памятников?

— Легко и быстро! Однажды подумалось: а не установить ли в Томске самый высокий памятник в мире? Как это сделать? Так надо к 36-этажному дому привязать железного жирафа! Но оказалось, что рекордная высота памятника — 240 метров, это статуя Будды. Ну хорошо. Тогда можно сделать самый маленький монумент! Так появился памятник Лягушке-путешественнице высотой 44 мм.

До этого рекорд минимализма был у «Нильса», памятника в Копенгагене — 12 см высотой. Нас поддержал директор отеля «Томск-1» Михаил Кофман, спасибо ему огромное! До этого мы установили у входа в отель памятник тапочкам. Директор, как мне показалось, поначалу скептически отнесся к этому памятнику, пока в Нидерландах его не спросили: «Вы из Томска? Это тот самый город, где есть символ домашнего уюта — памятник шлепанцам?»

Есть большое желание показать наши задумки общественности и представителю президента в Сибирском федеральном округе — в памяти опять герцог Медичи. Творческих задумок — хоть отбавляй! К примеру, возле города Петропавловск-Камчатский есть скалы, которые называются Три брата. А у меня есть картина «Три сестры»: русалки лежат на прибрежных камнях, из-под руки вглядываясь в море и ожидая возвращения братьев.

Недавно в главном городе Камчатки открыли новый морской вокзал — большой, но без фонтана. А вот если бы туда фонтан да в нем три сестры, смотрящие из-под руки, — уверен, окружающая действительность стала бы иной и достопримечательной!

А еще есть идея подводного памятника на тему свидания на якоре — «Море любви»: водолаз обнимает русалку. Установить его можно у прибрежного ресторана и организовать иллюминатор: вот, пожалуйста, смотри в глубину напротив памятника, мимо которого могли бы проходить зрители, гуляющие по бульвару…

О потреблении и важности финграмотности


— Понятно, что доходы провинциального скульптора постоянно варьируются — то пусто, то густо. На данный момент считаете ли себя обеспеченным человеком?

— Грех жаловаться, но, наверное, могло быть и лучше. Моя семья не бедствует. Мы хорошо питаемся и можем позволить себе съездить куда-нибудь на Гоа.

— Где и как предпочитаете хранить заработанное? Речь про облигации, ценные бумаги, валюту…

— Забавный список! Мне кажется, лучше купить лотерейный билет и выиграть целую тысячу рублей… Я наводил справки: все, кто выигрывал от миллиона и выше, плохо кончили в очень скором времени. Меня это, скажем так, настораживает. Так что я заработанное никак не приумножаю, есть банковская карточка — и этого достаточно.

— Что предпочтительнее для вас — нал или безнал?

— Мне очень нравится рассчитываться карточкой! Это удобно — приложил ее к считывающему устройству и пошел дальше, довольный покупкой.

— По данным соцопросов, безналичные деньги тратятся быстрее наличных, потому что людям труднее физически расстаться с купюрами. Срабатывает некая генетическая память…

— Я вырос в обществе, лишенном культа потребления. И сегодняшняя вакханалия купи-продай меня раздражает. Зачем тебе пять пар сапог, если носишь одну? Шопинг — это социальная болезнь, которую придется лечить… Производится огромное количество бытовой техники, но она ломается через год! Переизбыток товаров ведет к гибели природы и росту социальной напряженности, я считаю. И это печалит.

Поэтому стараюсь как можно реже участвовать в товарно-денежном обороте. Моя система потребления достаточно скромная, я так привык. Что мне нужно, могу купить спокойно. А вторую пару сапог на ноги не наденешь, как ни старайся!
 
— То есть вас в бутиках модной одежды не встретить, как ни старайся?

— Почему же? Периодически я выступаю со сцены. Так что регулярно покупаю какую-нибудь экзотическую одежду — яркие пиджаки, рубашки, джемперы…
 
 — Ну до коллекции Киркорова вам еще очень далеко!

— Я не понимаю поклонников его творчества, выкладывающих за билеты на его концерты весьма внушительные суммы. Уровень нашей попсы низковат. Я давно пишу пародии на так называемые тексты песен. К примеру, всем хорошо известна песня Марины Хлебниковой с припевом: «Ты ж еще молодой, ты еще страдаешь ерундой…» Я написал такую пародию на текст Дмитрия Чижова:

Паренек, обделенный судьбою, 
Явно в жизни хлебнувший беды, 
Постоянно страдал ерундою —
И не мог излечить ерунды! 
Тьму лекарств перепробовал разных,
Кубок горечи выпив до дна. 
Ерунда оказалась заразной — 
И для печени, сволочь, вредна.
Он не спал уж ночами — он плакал, 
О пути не мечтал уж звезды…
И погиб ни за что, бедолага,
От хронической той ерунды.
Помни каждый: проверься три раза,
К ерунде той опаску тая! 
А еще опасайся маразма, 
Свинки, коклюша и лишая! 


А на днях натолкнулся на такие волшебные строчки: «Есть в штанах у солдата заветное место… Это место — карман, в нем письмо от невесты»! Надо срочно отозваться, стихи-то прекрасные! Ищу автора. Вообще, новая книга пародий готова, пора издавать.

— Как провели два с лишним месяца на самоизоляции?

— Зависли переговоры на установку нескольких памятников. Зато я закончил работу над картинами! Раньше до этого руки не доходили. Поработать в тишине, в уединенности — моя привычная ситуация. Так что можно сказать, что карантин я практически не замечаю.

— Имеете ли вещи (семейные реликвии, сувениры, призы и т. п.), что для вас дороже любых денег?

— Безусловно. Храню дома чернильницу с гравировкой «Учись, не ленись, за пятерки борись!» Папа мне привез ее из командировки… А еще есть пепельница из морской раковины с надписью «На память о Ялте, 1965 год», это уже мама привезла с черноморского курорта. Буквально вчера ставил эту пепельницу перед курящим другом, заглянувшим в гости.

— А сами давно были в Крыму?

— Съездили с женой лет 10 назад — мне не понравилось. Мама рассказывала, что южный берег Крыма — сказочная страна. На деле оказалось, что это не совсем так. Пляжи не благоустроены, вонь из канализации, текущей в море, — как-то не очень сказочно. С другой стороны, Крым запомнился кучей неожиданных встреч. Оказалось, там работает множество выпускников родного Томского инженерно-строительного института! Посидели с ребятами под бутылочку крымского вина — вот это было действительно сказочно!

— А в настоящей загранице бывали?

— Был в Лондоне, выступал. Город столицей мира не показался: за Темзой не замки и дворцы, а сплошные тюрьмы, тюрьмы, тюрьмы… Но там стоит еще и парусный красавец, чайный клиппер «Катти Сарк». И они его с 19-го века берегут — вот молодцы! Нет, наша Москва намного краше.
 
— Ведете ли учет потраченных средств?

— Никогда раньше этим не занимался. И сейчас особо не утруждаюсь. После каждой онлайн-покупки приходит СМС, где указан остаток денежных средств на карточке.

— Как часто позволяете себе траты в удовольствие — на рестораны, турпоездки, брендовую одежду, спонтанный шопинг?

— Любим ходить с женой в «Клаус-кафе», там очень вкусно кормят пирожными. Траты небольшие, удовольствия море. А еще я с удовольствием трачу время, когда работаю — рисую, леплю!

— Должны ли сегодня люди хотя бы минимально знать искусство управления личными финансами, уметь обращаться с ценными бумагами, контактировать с кредитными организациями?

— По-моему, банковская сфера очень похожа на тотальное мошенничество. Как так: люди ничего не производят, а прибыль получают? Впервые об акциях я прочел в книге Николая Носова «Незнайка на Луне». Там говорится о том, что можно купить акции и больше на работу не ходить. Так ведь умрешь от скуки, безделье изматывает! Полностью согласен с Носовым.

— То есть быть рантье — это не ваша история?

— Абсолютно.
 
— Как вы полагаете, кто сегодня должен знакомить людей с финансовой грамотностью — семья, школа, государственные институты?

— Однозначно — школа. А затем — высшая школа. Мы в свое время изучали в вузе политэкономию — получили массу полезных знаний! Сейчас жизнь такая, что обладать финансовой грамотностью просто необходимо, и заниматься этим должно государство. Как и монументальным благоустройством.

— Вы занимаетесь самообразованием в финансовой сфере? Если да, то каким образом? Можете посоветовать что-то из своей библиотеки по этой части?

— Домашняя библиотека у меня приличная. Книги там для души: Горький, Чехов, Мопассан… Мое самообразование по части финансов закончилось на том, что я освоил, как пользоваться банковской карточкой. Теперь легко управляю личными финансовыми потоками. (Улыбается.)
 
— Прививаете своим родственникам финансово грамотное поведение?

— Конечно. Научил сестру совершать онлайн-покупки.

— В последнее время начинают говорить о том, что нужно самостоятельно копить деньги на период жизни после окончания трудовой деятельности. Что вы об этом думаете?


— Думаю, что мне поздно об этом думать… Современная пенсионная система во многом несовершенна. К примеру, зарплата московского учителя значительно выше, чем у его коллеги в Томске. Значит, и пенсию ему начислят большую. Но разве это справедливо? Ведь оба трудились одинаково хорошо. А если мы потеряли северные надбавки, то кто-то их нашел.

Какие у пенсионеров могут быть источники дополнительного дохода? Кто-то сдает жилье, кто-то собирает и продает дикоросы — колбу, грибы, ягоды. Можно охотиться, рыбачить — томская тайга всех прокормит. Это я вам как человек с деревенскими корнями говорю!

— Есть ли у вас знакомые миллионеры?

— Безусловно. Как мы поставили памятник ребенку, найденному в капусте? Гуляли мы с Леонтием Усовым по Лондону — вдруг звонок из Томска: «Есть заказчик на интересный памятник!» Вернувшись домой, мы пошли на переговоры, познакомились с замечательным человеком — Павлом Ивановичем Чикчеевым.

  Он открыл сейф, вывалил на стол кучу денег и спросил: «Этого хватит на памятник?» Потом переложил все в обычный пластиковый пакет и вручил мне. А через 4 месяца мы уже открывали «Младенца» на проспекте Ленина…

— Меркантильность — путь к успеху или позорному столбу?

— Есть прелестные персонажи у Гоголя в «Мертвых душах» — Плюшкин и Коробочка! Это всем нам предсказание классика: человечество погубит жадность. Но ведь действительно — все войны начинаются из-за нее.

— А почему очень богатые люди зачастую чрезмерно скупы? Без жадности не стать богатым? 

— Страсть к накопительству заложена в людях, это не воспитывается и не перевоспитывается. Я периодически обращался с просьбой помочь установить тот или иной памятник к весьма состоятельным особам. Ответ один: «Денег нет, но вы держитесь».

— Что означают для вас слова дешево и дешевый?

— То, что творится в нашем шоу-бизнесе, — сплошная дешевка. И красным ценникам в супермаркетах я тоже не доверяю. Распродаж сторонюсь. Видел как-то сюжет в новостях: американцы устроили давку, натуральную Ходынку в день скидок на телевизоры. А к чему привела русская Ходынка? К Октябрьской социалистической революции 1917 года. Так что думать надо, прежде чем нагонять толпу, — это может плохо кончиться…

— Подаете ли нищим?

— Крайне редко. Прекрасно понимаю, что доход у каждого попрошайки очень приличный, на улицах в людных местах и в метро работают профессионалы. А все деньги идут бригадиру нищих. Я как-то изучал эти полукриминальные истории… 

— Но в принципе насколько легко вы расстаетесь с деньгами? Можете одолжить знакомым?

— Без проблем. С деньгами нужно расставаться легко, как говорил Остап Бендер. А кто-то расстается легко и красиво: поджигает крупную купюру, чтобы в темноте найти оброненный рубль. В принципе, в каждом мужчине живет гусар! И это нормально. Накрыть поляну для друзей по случаю или без всякого повода — сколько раз такое было… В жизни должны быть спонтанные праздники, я считаю. Для чего живем? Денег побольше накопить? Нет, жить надо так, чтобы было что вспомнить!

— Вернется ли в русский язык слово негоциант?

— Мне больше нравится другое слово — купец. Так называли человека, который покупал, а не продавал — иначе бы его звали продажником. А что касается негоции… Там, где начинаются иностранные слова, тебя точно обманут! Ваучер, дефолт — мы это совсем недавно проходили. А честного купеческого слова сейчас сильно не хватает…

— А кто вам сегодня напоминает русских купцов позапрошлого века?

— Сложно сказать… Сейчас идет период первоначального накопления капитала. Никаких гуманитарных общественных устоев не возникло. Много дикарства вокруг, а в бизнесе оно просто сплошь и рядом. Хотя есть и очень приятные исключения — тот же Чикчеев, к примеру.

— Какая пословица вам ближе: «Копейка рубль бережет» или «Не в деньгах счастье»?

— Мне очень нравится совсем другое выражение: «По куче — так вроде все онучи, а по накладной — так и нет одной». Красиво звучит, врезается в память, не фраза, а произведение искусства!

— Последний вопрос: как вы сегодня определяете свое отношение к деньгам?

— Хочу добиться их дружбы. Для чего и работаю день и ночь. Но за деньгами надо ехать в Москву. Томск — окраина. Все деньги в столице. 

Фото: Владимир Дударев