Задать вопрос

Какой была благотворительность в царской России

02.02.2022
Фото: из открытых источников

Фото: из открытых источников

Благотворительность на Руси стала развиваться с принятием христианства. В то время она заключалась в раздаче одежды и еды, иногда нуждающимся подавали деньги. Все это было личной инициативой князей, но княжеская милость была непостоянной, и нуждающиеся надеялись только на церковь.

Когда благотворительность стала делом дворян и купцов? Зачем на кружки для сбора милостыни вешали замки? Как проходили благотворительные балы и лотереи?

Князья-благотворители

Князь Владимир, который сделал христианство государственной религией, столько внимания уделял бедным, что его забота «выходила даже из пределов государственной пользы», по словам летописца Нестора. Князь предложил «всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор, брать кушанье и питье, и деньги из казны».

Князь Ярослав Мудрый открыл первое учреждение для сирот, где обучали три сотни юношей. Князь Андрей Боголюбский приказывал развозить по улицам телеги с едой и кормить бедных.

Важным событием для развития благотворительности стало появление Устава князя Владимира в 996 году. Этим законом князь определил, что «вдовица, калика, хромец, слепец» находятся под покровительством церкви. С этого момента центрами благотворения стали первые православные монастыри: Киево-Печерский, Владимирский, Ростовский и т. д.

При монастырях и церквях создавали больничные кельи, богадельни — приюты для содержания нетрудоспособных людей. Церковь брала под свое крыло вдов, сирот, больных, при некоторых монастырях формировались целые слободы нищих.

На церковные и княжеские средства людей кормили, лечили, обучали, давали им кров. Благотворительная деятельность церкви стала особенно востребованной во время монголо-татарского ига, когда выросло количество вдов и сирот, людей с увечьями.

Профессиональные нищие

В 1551 году на Стоглавом соборе царь Иван Грозный обратил внимание, что в богадельных избах, которые содержатся за счет казны и личных пожертвований, живут ненастоящие нищие. Там селились люди, платившие приказчикам небольшие суммы за место.

Собор решил, что с этого момента богадельни могут существовать только под наблюдением «добрых», заслуживающих доверия священников и содержаться будут за счет пожертвований в церковь. А всех нуждающихся Собор приказал переписать:

«Да повелит благочестивый царь всех прокаженых и престаревшихся описати по всем градом… да в коемждо граде устроити богадельны мужскии и женскии, и тех прокаженых и престаревшихся, не могущим нигде же главы подклонити, устроити в богадельнях пищею и одежею».

К ХVII веку нищенство стало массовым, и это вызвало реакцию со стороны государства. Петр I запретил притворное нищенство, в его указе 1691 года говорилось:

«Известно им Великим Государем, что на Москве гулящие люди, подвязав руки, також и ноги, а иные глаза завеся и зажмуря, будто слепы и хромы, притворным лукавством просят на Христово имя милостыни, а по осмотру они все здоровы».

За профессиональное нищенство царь повелел «учинить жестокое наказание, бить кнутом и ссылать в ссылку», а женщин и детей отправляли принудительно работать на мануфактуры.

Подавать милостыню случайным людям на улице тоже запретили. Историк Василий Ключевский писал:

«Петр Великий вооружился против праздного нищенства, питаемого частной милостыней. В 1705 году он указал рассылать по Москве подъячих с солдатами и приставами, ловить бродячих нищих и наказывать, деньги у них отбирать, милостыни им не подавать, а подающих хватать и подвергать штрафу».

В указе 1720 года говорилось, что принести подаяние можно только в специальные заведения, например в богадельни. «А ежели кто даст милостыню нищему, будет с него взят штраф 5 рублей; кто пожелает милостыню давать, им давать в гошпитали и в другие подобные места».

Настоящим нуждающимся тоже запретили просить милостыню. Пётр приказал задерживать их на улице и распределять по богадельням. Богадельни быстро заняли ведущую роль среди благотворительных учреждений.

Цифры

В Москве в 1730-1750 годах существовало около 100 богаделен, где проживали в общей сложности 5 тысяч человек. Большинство заведений содержались за счет частных пожертвований.

Богадельня Елисеевых. Ее открыла на Васильевском острове династия купцов Елисеевых «для призрения престарелых и увечных граждан». Для размещения богадельни купцы приобрели каменный дом с садом. Богадельня Елисеевых. Ее открыла на Васильевском острове династия купцов Елисеевых «для призрения престарелых и увечных граждан». Для размещения богадельни купцы приобрели каменный дом с садом.

Как работали богадельни

К XIX веку богадельни открывались уже повсеместно. Средства и помещения для их устройства передавали представители почти всех сословий: дворяне, купцы, мещане. Некоторые богадельни называли в честь благотворителей, например благотворительные заведения графа Апраксина, дом призрения фабрикантов Брусницыных и т. д. На рубеже XIX-ХХ веков богадельни составляли уже половину благотворительных заведений страны, в 1902 году их было 2 083 из 4 382 всех заведений.

Большинство богаделен были небольшими городскими или сельскими заведениями, которые содержали не больше 25 человек и предлагали сносные пропитание и одежду.

Например, в 1902 году в женской богадельне в Нижнем Новгороде могли разместиться 32 женщины. В обычные дни им подавали щи или суп с мясом и рыбой, давали кашу со сливочным маслом. В пост подавали суп с грибами, кашу на подсолнечном масле. Таким был обычный рацион.

В праздники женщины в богадельне могли рассчитывать на мясной или рыбный пирог. Помимо еды в богадельне получали одежду: раз в год женщинам выдавали пару какой-нибудь обуви, платки и два платья. Раз в несколько лет выдавали пальто.

Редко встречались крупные богадельни, например «Убежище имени Степана и Анны Тарасовых для бедных престарелых лиц» в Москве. Его открыли в 1911 году, открытие и содержание «убежища» обошлось в 900 тысяч рублей.

К 1906 году богадельни Российской империи имели общий капитал в 53 миллиона рублей и недвижимость на 41 миллион. Примерно в это же время в богадельнях проживали около 670 тысяч человек со всей империи.

Призреваемые в богадельне, Симбирск (современный Ульяновск), XIX век Призреваемые в богадельне, Симбирск (современный Ульяновск), XIX век

Учреждения императрицы Марии

Помимо богаделен существовали и другие благотворительные учреждения. В 1796 году Павел I передал Воспитательное общество благородных девиц в ведение своей жене, императрице Марии Федоровне.

Уже в следующем году она взяла под свою ответственность воспитательные дома Москвы и Санкт-Петербурга. Это стало началом для формирования Ведомства учреждений императрицы Марии. Ведомство объединило в себе множество учреждений: больницы для бедных, Воспитательные дома, куда принимали бесприютных младенцев, Вдовьи дома, где жили неимущие вдовы мужчин, прежде служивших государству и т. д.

Всего на содержании Ведомства находилось больше 710 тысяч человек. Его капитал составлял 128 миллионов рублей, в том числе в ценных бумагах: благотворительным фондам приходилось выступать в роли игроков на финансовом рынке, чтобы поддерживать свою деятельность.

Ведомство императрицы Марии зарабатывало на заботу о больных и нищих разными путями, например у него была монополия на производство и продажу игральных карт. Весь доход от этой индустрии шел в пользу нуждающихся. Хотя это было государственное учреждение, бюджет Ведомства пополнялся и за счет частных пожертвований. Благотворители отдавали туда землю и здания, жертвовали денежные средства, иногда огромные суммы — до нескольких сотен тысяч рублей за раз.

Благотворительная сфера переживала на рубеже XIX-ХХ веков небывалый подъем, к 1902 году в Российской империи существовало уже 11 040 благотворительных учреждений. По данным за 1900 год, больше 80% этих заведений создавались и находились под покровительством частных лиц.

В 1910 году Всероссийский съезд деятелей по призрению сообщал, что 75% средств в сфере благотворительности собирают за счет частных добровольных пожертвований. В 1913 году благотворительные заведения одного только Санкт-Петербурга получили совокупно 8 миллионов рублей.

Ночлежные дома

В 1860-1870-е годы в Российской империи родился новый тип благотворительных заведений — ночлежные дома. Нужда в них появилась после отмены крепостного права. Крестьяне-отходники стали мигрировать в города в поисках заработка. Не всем везло, конкуренция была велика, многие работоспособные люди оказывались на улице без работы и денег.

Первые ночлежные дома были коммерческими, похожими на дешевые гостиницы с койко-местами в общих комнатах. В таких домах были невыносимые условия, помещения не мыли и не проветривали, люди спали в тесноте и выходили на улицу несколько раз за ночь, чтобы не задохнуться.

Вскоре появились благотворительные ночлежные дома. Они находились под муниципальной юрисдикцией, а содержались за счет частных пожертвований. В этих ночлежках условия были намного лучше. Одежду посетителей дезинфицировали, кровати либо устанавливали на расстоянии 30-40 сантиметров друг от друга, либо разделяли бортиками.

Больным и старикам в таких заведениях позволяли ночевать бесплатно. Здоровые рабочие и даже бродяги платили всего 2-5 копеек за ночь, в некоторых ночлежках за эту сумму предлагали не только койку, но и чай или даже горячий ужин.

Благотворительные ночлежки открывали главным образом по инициативе муниципальных врачей. Например, в 1883 году в Санкт-Петербурге врач Николай Дворяшин предложил создать Общество ночлежных домов, затем члены Общества построили четыре ночлежных дома, которые совокупно вмещали 900 человек.

Жертвовали в эти общества в основном богатые предприниматели. В Москве купец и предприниматель Флор Ермаков отдал в 1895 году 800 тысяч рублей. В Нижнем Новгороде Николай Бугров, владелец мукомольных предприятий, пожертвовал в 1883 году 130 тысяч рублей. В Чите купчиха Мария Игнатьева в 1914 году передала городскому общественному управлению полностью обустроенный ночлежный дом, который стоил около 40 тысяч рублей.

В Томске купцы и промышленники Кухтерины, которые владели спичечной фабрикой и винокуренными заводами, пожертвовали 115 тысяч рублей в городской бюджет на устройство томского ночлежного дома и столовой для бедных. В этой ночлежке можно было переночевать за 5 копеек, в эту цену входил ужин и чай с хлебом на завтрак. Ночлежный дом открылся в 1892 году, в нем помещалось больше ста человек.

В ночлежном доме Петербурга, ХХ век В ночлежном доме Петербурга, ХХ век

Воспитательные дома

Не все благотворительные заведения успешно справлялись со своей задачей.

Предшественниками сиротских приютов были воспитательные дома, принимавшие подкидышей, брошенных младенцев. Сначала эти заведения повелел открыть на госсредства Петр I, но после его смерти они закрылись. Потом воспитательные дома приказала создать Екатерина II в 1763 году. Строить их должны были «общим подаянием».

Чтобы подать пример, императрица сама сделала пожертвование на строительство Московского императорского воспитательного дома и потребовала от некоторых приближенных, чтобы они внесли вклад в его открытие и содержание. После этого во многих городах по частной инициативе открылись воспитательные дома. Однако в них была высокая смертность. Количество брошенных младенцев было огромным, и кормилиц не хватало, даже в домах Москвы и Петербурга из 100 принятых младенцев выживали 10-15 человек.

В 1828 году открытие новых воспитательных домов запретили. Те дома, которые уже действовали, перестали принимать младенцев. Чтобы уменьшить смертность среди уже принятых детей, их решили раздавать на воспитание и прокормление в деревни, а в пяти-семилетнем возрасте при необходимости возвращать в воспитательный дом.

«Подаяния, чинимые доброхотными дателями»

Одним из самых распространенных способов сбора благотворительных средств был кружечный сбор. Он пришел в Российскую империю из стран Европы, где использовался еще в Средневековье.

В 1775 году по указу Екатерины II появились Приказы общественного призрения — учреждения, которые организовывали помощь бедным, помогали устраивать богадельни, больницы, сиротские дома и т. п.

В 1781 году для сбора средств этим учреждениям позволили устанавливать кружки для милостыни:

«Приказ общественного призрения, имея попечение о прокормлении неимущих, обязан учредить кружки для собирания в них подаяний, чинимых доброхотными дателями».

В конце XVIII века такие кружки разрешили устанавливать частным лицам, а с 1870-х годов — негосударственным благотворительным организациям. Это происходило по согласованию с Министерством внутренних дел: обговаривалось место, где установят кружку, порядок изъятия, подсчета и регистрации собранных денег.

Поначалу такие кружки устанавливали при храмах. Они были жестяными, с крышкой, замком и с прорезью для монет. Кружку прикрепляли к стене здания, а в нескольких шагах ставили охранника или полицейского, чтобы не подпускать воров.

До середины XIX века кружечный сбор был менее эффективен, чем одиночные крупные пожертвования. Первым большим успехом стала акция купца Терентьева, который собирал средства для детских приютов.

В 1841 году купец обратился к графу Григорию Строганову, председателю Главного попечительства детских приютов, с предложением установить кружки не у храмов, а в торговых местах. Терентьев сказал, что всякий купец начинает рабочий день с молитвы перед иконами, размещенными в торговых рядах — «рядскими иконами». Под ними церковь обычно устанавливала кружку для сбора средств на свечи и лампадное масло.

Терентьев предложил поставить рядом еще и благотворительную кружку, например для детских приютов. Чиновники заинтересовались этим предложением, и его быстро одобрил сам император Николай I.

Комитет министров разработал специальное положение о правилах этого кружечного сбора. Раз в два месяца человек, которого назначали счетчиком, вынимал деньги из кружек, закрывал их в кожаный мешок и отправлял в Комиссию. Там полученные средства подсчитывали, записывали суммы в ведомость и распределяли по приютам.

В начале 1842 года купец Терентьев изготовил 56 кружек на собственные средства. Их установили в Петербурге на рынках, железнодорожных вокзалах и даже на пароходах, курсирующих между Санкт-Петербургом, Кронштадтом и Шлиссельбургом. Первый раз деньги изъяли из сборных кружек в Гостином Дворе. Оказалось, что туда пожертвовали 84 рубля 29 копеек серебром, на эту сумму можно было приобрести почти пять тонн муки.

После этого кружечный сбор быстро набрал популярность в городе, в 1843 году горожане совокупно пожертвовали в кружки 286 рублей 85 копеек серебром. Во второй половине XIX века кружки устанавливали уже во всех крупных городах.

Это был удобный способ, потому что любой человек из любого сословия мог без препятствий кинуть в кружку любые деньги, не сообщая своего имени и не отчитываясь о сумме пожертвования. Население доверяло кружечному сбору, потому что о собранных средствах регулярно отчитывались в газетах.

Ведомость о кружечном сборе в пользу детских приютов за подписью купца Николая Терентьева, 1843 год Ведомость о кружечном сборе в пользу детских приютов за подписью купца Николая Терентьева, 1843 год

«Государственная классовая лотерея»

Во второй половине XIX века еще одной площадкой для сбора благотворительных средств стали балы, маскарады и лотереи. Иногда такие мероприятия требовали платы за вход, тогда часть суммы с каждого проданного билета шла в благотворительные заведения.

Публичные балы с лотереями, базарами, аукционами давались благотворительными обществами только с разрешения правительства. Их проводили в специальные дни, согласованные с Дирекцией Императорских театров, например на Святой неделе, когда не было спектаклей. Каждое благотворительное общество могло дать только один публичный бал в год.

В феврале 1878 года в Санкт-Петербурге провели благотворительный бал «в пользу семейств убитых и раненых» на русско-турецкой войне. В залах установили торговые ларьки, специально из Парижа привезли на продажу живые цветы. На организацию бала ушло 12 474 рубля 91 копейка. Вход был платным, на мероприятие собралось больше 5 тысяч человек. В итоге доход благотворительного бала составил 41 790 рублей 15 копеек.

В декабре 1878 года в Петербурге прошел бал в пользу Николаевской детской больницы — это была первая детская больница в России, прежде детям просто отводили койки в лечебницах для взрослых.

В залах Мариинского дворца, где проходило мероприятие, открыли благотворительный базар. В одной гостиной продавали одежду для солдат, в другой — детские книги, игрушки, елочные украшения и т. п. Дети продавали букеты цветов по свободной цене, некоторые получали за один букет по 10 рублей. В итоге на мероприятии собрали 5 тысяч рублей, часть из них направили в детскую больницу, часть — на лечение раненых солдат.

Помимо базаров и торговых ларьков на балах и маскарадах организовывали благотворительные лотереи. Первые лотереи появились в Западной Европе в XV веке. Они быстро стали популярны как развлечение, но участие в лотереях было рискованным занятием, потому что в этой сфере за считаные годы появилось много мошенников. В итоге правительства стали запрещать лотереи и разрешали использовать их только как способ сбора средств на благотворительные цели.

В Российской империи лотереи на «богоугодные нужды» требовали специального разрешения. Сумма сборов тоже ограничивалась — сначала одной, а потом полутора тысячами рублей. В 1875 году благотворительным обществам разрешили проводить лотереи на суммы до 50 тысяч рублей, но не чаще раза в год.

Во время голода 1891-1892 годов дважды провели «государственную классовую лотерею» на сумму 6 миллионов рублей. Один лотерейный билет стоил 5 рублей, он состоял из пяти купонов, которые можно было приобретать по отдельности. После завершения лотереи 1,2 миллиона рублей направили на выплату выигрышей, а 4,8 миллиона распределили по голодающим регионам.

Ведомость о кружечном сборе в пользу детских приютов за подписью купца Николая Терентьева, 1843 год Ведомость о кружечном сборе в пользу детских приютов за подписью купца Николая Терентьева, 1843 год

«Цветочные дни»

В начале XX века в Российской империи появились «праздники цветов». Эта идея тоже пришла из стран Европы: в Швеции, Германии, Португалии и еще в ряде стран с 1900-х годов начали собирать средства на благотворительность в специальные «цветочные дни».

В России первым таким праздником стал «День белой ромашки», когда собирали деньги на борьбу с опаснейшей болезнью того времени — туберкулезом.

Впервые такую акцию провели в Санкт-Петербурге в 1911 году. По примеру Швеции в этот день цветок белой ромашки мужчины вдевали в петлицы, а женщины прикалывали к шляпам и платьям. Ромашку тогда использовали в средствах для лечения туберкулеза. Деньги, полученные от продажи цветов, направляли в специальные медучреждения.

Похожие «Дни белого цветка» проводили в Ялте, где отдыхала семья императора. Это были весенние благотворительные базары. На Ялтинском молу устанавливали торговые павильоны, в одном из которых торговали императрица Александра Фёдоровна и ее дети. Полученные суммы императрица распределяла по благотворительным учреждениям, занятым борьбой с туберкулезом. В 1911 и в 1913 годах императорская семья собрала таким образом 40 тысяч рублей.

В конце XIX и в начале XX века Российская империя пережила голод 1891-1892 годов и неурожаи 1896-1897, 1899, 1901, 1905-1906, 1908 и 1911 годов. В итоге в 1912 году прошла первая акция «День колоса ржи». В этот день собирали средства для помощи голодающим регионам.

Были и другие цветочные дни, например деньги на детские приюты собирали в «День розового цветка». 26 апреля 1912 года в этот праздник в Санкт-Петербурге собрали 42 тысячи рублей пожертвованиями. Деньги направили на расширение приюта на Ждановской набережной, это позволило принять в дом еще 60 детей.

У всех цветочных мероприятий были похожие сценарии: на улицы выходили сборщики с кружками, в ответ на пожертвование они дарили либо белые ромашки, либо другие цветы, либо колосья.

Саратов, 1910-е годы, «День колоса ржи», непочтовая марка Саратов, 1910-е годы, «День колоса ржи», непочтовая марка
Участница сбора средств на борьбу с туберкулезом с кружкой и ромашками в «День белого цветка», 1912 год Участница сбора средств на борьбу с туберкулезом с кружкой и ромашками в «День белого цветка», 1912 год

Действующие лица

Алексей Михайлович

Царь Алексей Михайлович, отец Петра I, получил прозвище Тишайший. Известен как благотворитель и царь, который пытался законодательно урегулировать помощь нуждающимся.

На свои средства содержал благотворительное заведение для стариков. Раздавал милостыни во время каждого выхода в город. Особенно обильными были царские милостыни во время церковных праздников. На Страстной неделе в 1665 году Алексей Михайлович раздал нищим 1 800 рублей, в то время соболиная шубка стоила рубль.

В 1669 году, после смерти супруги, царь раздавал просящим не только деньги, но и калачи, рыбу, мясо. Первые 40 дней раздача еды повторялась каждые два-три дня, в день именин умершей царицы Алексей Михайлович отдал нищим 2 400 рублей. На пятую годовщину смерти он направил почти 3 тысячи караваев хлеба в разные заведения: в 12 богаделен для нищих и заключенным в тюрьмы.

Мария Федоровна

Императрица Мария Федоровна, жена императора Александра III, по рождению датская принцесса Дагмар.

В 1877-1917 годах возглавляла Российское общество Красного Креста и Ведомство учреждений Императрицы Марии, основанное супругой Павла I, тоже императрицей Марией Федоровной. Когда ведомство поступило в ее распоряжение, в нем было 459 разнообразных учреждений. К 1909 году их число выросло до 1 192. В больницах, детских приютах, домах призрения, школах и т. д. ежегодно получали помощь почти 1 миллион человек.

Особенно Мария Федоровна заботилась о беспризорных детях. Она обновила закон о детских приютах и стимулировала их открытие в губернских и крупных уездных городах. Откликаясь на призыв императрицы, обеспеченные люди передавали в пользу сирот деньги, дома и земельные участки. С 1881 по 1901 год количество приютов выросло со 129 до 428.

По инициативе Марии Федоровны с 1892 года со всех платных увеселений и публичных зрелищ стали брать дополнительную плату. К цене билета зрители приплачивали 2-10 копеек, этот сбор ежегодно давал около 1,5 миллиона рублей, которые тоже направляли на нужды благотворительных заведений.

Благотворительный плакат 1913 года. «День белой ромашки» в Новгороде, сбор средств для борьбы с чахоткой (туберкулезом легких) Благотворительный плакат 1913 года. «День белой ромашки» в Новгороде, сбор средств для борьбы с чахоткой (туберкулезом легких)
Теги:

Читайте также