Задать вопрос

Кредитные кооперативы и как с ними бороться

17.08.2020

Кассы взаимопомощи возникли как альтернатива финансовой системе, но умрут (?), если не станут ее частью.

Вклад на два дня, невозвратный


«21 января 2020 года между мной и директором кредитного потребительского кооператива граждан «Уран» Харитончиком Евгением Васильевичем были заключены… два договора. 23 января я пришла к Харитончику Е. В. с целью закрыть счет и вернуть денежные средства. Однако меня убедили оставить деньги на три месяца. Мне обязаны были возвратить деньги и проценты 21 апреля 2020 года, но в указанный срок возврата денежных средств не произошло.

После этого я обратилась в офис кооператива, Харитончик Е. В. не вышел. Его жена Харитончик В. В., сославшись на трудности в кооперативе, сказала, что будут понемногу переводить по реквизитам моего счета. В апреле и мае мне вернули по 1 тысяче рублей. В июне — 1 900. Итого — 3 900 рублей. Прошу провести по данному факту проверку и обязать вернуть мои личные сбережения. Лариса Петровна, 8.07.2020 года».

Это одно из обращений в Антикризисный центр «Ваши личные финансы». Теперь можно только гадать, почему северская пенсионерка сначала стала пайщиком кредитного кооператива, а через два дня передумала и решила вернуть свои деньги обратно под матрац. Спала ли она эти две ночи, обсуждала ли свой поступок с подружками, знакомилась ли с финансово-правовыми аспектами работы кредитных кооперативов — теперь это уже неважно. Важно лишь, что Лариса Петровна по собственной инициативе влипла в историю, из которой без потерь, скорее всего, не выберется.

Судя по тому, что единственный в Томске офис «Урана» вклады пайщиков больше не принимает, но и (как мы поняли) не возвращает, дела в кооперативе идут не самым лучшим образом. Сайт на реконструкции с одним единственным объявлением: в связи с коронавирусной инфекцией пайщиков принимают два раза в неделю по полдня: во вторник с обеда, в среду с утра. Пайщикам хорошо бы предварительно записаться по телефону, а во время очной встречи обязательно быть в маске и заходить в офис по одному. В противном случае в приеме может быть отказано. Воистину, кому пандемия, а кому мать родна.

Но в среду утром, будучи одиноким человеком в маске, я увидел в пустынном офисе «Урана» сразу двух дружелюбных сотрудниц, которые ничего не принимали и ничего не выдавали. Эффективность их, или как нынче говорят KPI, стремилась к нулю. Попытки созвониться с Харитончиком Е. В. успеха не имели.

Не с той ноги


Кредитные потребительские кооперативы в Томской области можно по пальцам сосчитать. Пока, правда, используя и пальцы ног. С количеством кооперативов вообще все от лукавого: одни закрываются, другие открываются, но почти под идентичным именем. Руководители и учредители кочуют из одного в другой. На начало года в регионе их было 11, а по итогам первого квартала заметно прибавилось. Но количество не перешло в качество.

Сейчас 17 кооперативов продолжают работу под бдительным оком Центрального банка. Статистика, любезно предоставленная томским отделением ЦБ, свидетельствует: в первом квартале 2020 года объем и количество займов упали больше чем на четверть. Но самое неприятное — КПК привлекли всего 134 миллиона рублей своих пайщиков. Падение больше чем на 66 % по сравнению с первым кварталом 2019-го!

Безусловно, в негативной динамике большую роль сыграло банкротство в начале года кооператива «Первый Томский», который собрал с пайщиков 500 миллионов рублей, выдал займов на сумму примерно вдвое меньше, оставил на своих счетах примерно 30 миллионов и на столько же недвижимости. Где деньги, Зин?

Руководитель «Первого Томского», учредитель КПКГ «Юргинский» Евгений Седлецкий — потомственный финансовый администратор. Его отец руководил на общественных началах кассой взаимопомощи в цехе Юргинского машиностроительного гиганта. Там пайщики знали друг друга в лицо и могли на перекуре в цехе решить, кому давать заем, а кому повременить. Беда современных кредитных кооперативов в том, что пайщики знакомятся друг с другом, когда финансовая беда уже случилась.

Мегарегулятор говорит и показывает


Центробанк верен своей традиции не комментировать работу действующих субъектов финансового рынка. Если рассматривать кредитную кооперацию как элемент гражданской и финансовой вольницы, то становится понятно, почему кооператоры хотели бы контролироваться не ЦБ, а Минфином. У него такая многозадачность, что до кредитных кооперативов просто руки бы не дошли. А с Центробанком не забалуешь. Кооператоры сами признаются: если дождался проверки ЦБ, это гарантированное предписание, время на исправление неисправимого и затем, как правило, банкротство.

Требует Центробанк обычно очень понятные вещи: увеличения резервов и гарантий возврата по вкладам пайщиков. Никому новые скандалы с вкладчиками в стране не нужны. Но как раз с этим у представителей финансовой вольницы проблемы. Тот же Седлецкий признавался: «Привлекая новые займы, мы отдавали сбережения». Это и есть схема финансовой пирамиды.

Тем не менее есть кредитные кооперативы, которые и проверку временем, и ЦБ прошли. Из «старичков» это «Сибирский кредит». Эксперты говорят, что успех коллег обусловлен двумя вещами: грамотным отбором надежных заемщиков и привлечением на первых порах капитала учредителей. Когда деньги свои, кровные, а не большого количества пайщиков, к ним и отношение другое. Трижды подумаешь, кому отдать, все сделаешь, чтобы вернуть с процентами. И, конечно, золотых гор пайщикам обещать не будешь.

— Не будет лишним понаблюдать политику кредитного кооператива на рынке, — говорит Елена Петроченко, заместитель управляющего Отделением Томск Банка России.

— Если кооператив активно и навязчиво рекламируется, обещает высокие проценты, щедрые подарки за размещение средств или привлечение новых пайщиков из числа ваших друзей и знакомых, это должно насторожить граждан.

До недавнего времени активной рекламной кампанией занимался, например, кооператив «Зенит». Один такой КПК зарегистрирован в Ульяновске, а другой в Петрозаводске. Какой из них привлекает средства томичей, поди разберись? Кол-центр вообще в Бийске! Кооператив активно расширяется, ему нужны новые финансовые консультанты во фронт-офис. Процентные ставки по кредитам (займам) выше, чем в банке. Видимо, в расчете на тех клиентов, кому банк уже не дает кредиты: эти «съедят» ставку и повыше.

С другой стороны, кооператив активно привлекает средства пайщиков. По сбережениям проценты тоже высоки. В каком это банке видано, чтобы по вкладам до востребования было 5 % годовых? Но координатор ОНФ Мария Родченко уверена, что эти преимущества мнимые.

— Для вкладчиков условия кредитных кооперативов невыгодны. Часть принесенных сбережений они оформляют как взносы пайщика, вступительные или регулярные, и проценты на них, естественно, не начисляют. К тому же в случае банкротства того же «Зенита» вкладчики рискуют остаться ни с чем. Его вклады не застрахованы. Но он продолжает работать. Может, просто до очередной проверки Центробанка? А если ЦБ с ней запоздает? — говорит Мария.

Есть еще один вид кредитных кооперативов, которые работают вместе с банками и часто даже не скрывают близости к ним. Кооператив «Содействие», например, появился недавно на месте операционного офиса «Томскпромстройбанка» на улице Карла Маркса и даже перекрашиванием стен не стал заниматься. Те же фирменные цвета и в рекламных брошюрках. Такое соседство двух кредитных организаций, видимо, взаимовыгодно. То, что не может предложить клиенту банк, предлагает кооператив, и наоборот. Но банк в этой связке все равно главный. Испортятся отношения руководителей — и кооперативу не поздоровится. Александр Ташкинов десять лет назад руководил кредитным кооперативом «Наш путь» в Мельниково, который был аффилирован с Россельхозбанком.

— Сначала мы отлично сотрудничали, а потом банк начал вмешиваться в дела кооператива, уводить лучших клиентов к себе, и я понял, что «Наш путь» заканчивается, — рассказал Александр.

Едем с ярмарки


В офисе молодого томского кредитного потребительского кооператива «Росинвест» тишина и прохлада. Старший менеджер Виктория откладывает «Ярмарку тщеславия» Теккерея и знакомит меня с финансовыми продуктами кооператива. В их числе даже редко встречающаяся валютная программа: доллары принимают и отдают в рублях под 3 %, но в пересчете на курс валюты. Риск, учитывая спонтанные движения валюты вверх, для кооператива повышенный. Что делать! Выживают КПК в узкой нише между банками и микрофинансовыми организациями. Не позавидуешь. Главное — чтобы и пайщики, и руководители кредитных кооперативов помнили: «эгоизм и меркантильный дух эпохи, безумная погоня за богатством чреваты растратой всех своих талантов».

Так думал еще Теккерей. А вот что думает член ОНФ Мария Родченко:

— Думаю, что время касс взаимопомощи, кредитных кооперативов осталось в прошлом. Эти формы финансовой взаимопомощи рождались в СССР во времена, когда люди были добрее и не были такими корыстолюбивыми. Денег и сбережений было много, а товаров и услуг мало. Сейчас ровно наоборот: соблазнов, на которые можно потратить деньги, множество, и люди, организующие кредитные кооперативы, тоже падки на эти соблазны. У них идеи взаимопомощи нет.

Это интересно

Смотреть все