Задать вопрос

Благотворительность в пандемию: как НКО пережили ковидный год

08.07.2021
Фото: pexels.com

Фото: pexels.com

Уже больше года мы все живем в условиях пандемии коронавируса. В тяжелую ситуацию попали благотворительные фонды, главный источник финансирования которых — пожертвования. Мы разбирались, как устроена работа благотворительных организаций в Томске, как на них повлияла пандемия и как помочь, не став жертвой мошенников.

Елена Петрова, директор детского благотворительного фонда имени Алёны Петровой Елена Петрова, директор детского благотворительного фонда имени Алёны Петровой

Фонд существует с 2007 года. Оказывает адресную помощь детям до 18 лет с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями. Также оказывает поддержку паллиативным (неизлечимо больным — прим. ред.) пациентам, облегчая их жизнь спецсредствами: медицинскими кроватями, противопролежневыми матрасами и т. п. Организация тесно сотрудничает с детским блоком гематологического отделения ОКБ. Это единственное в регионе медицинское подразделение, которое помогает детям с заболеваниями крови (лейкозы, лимфомы, миелодисплазии, анемии) и с общей онкологией.

— Ребенок с подобными заболеваниями в первую очередь попадает в это отделение. По нашему 15-летнему опыту мы понимаем, какие этапы лечения он пройдет в зависимости от диагноза, — поясняет директор фонда Елена Петрова. — Мы заранее знакомимся с родителями. Если ребенку предстоит операция в Москве, узнаем о финансовом состоянии семьи. Если у них нет возможности оплатить дорогу и проживание, мы помогаем. Итоговая сумма складывается из стоимости гостиницы и срока пребывания, цены билетов, возраста ребенка и стоимости необходимых средств по уходу: пеленки, подгузники и так далее.

Если понимаем, что в течение года ребенок будет несколько раз посещать федеральный онкологический центр, умножаем эту сумму на примерное число поездок. Например, ребенку и сопровождающему нужно совершить четыре поездки, каждая из которых оценивается в 50 тысяч рублей. Мы сразу собираем 200 тысяч. Собранные средства, как правило, перечисляем частями.

Как семьи получают помощь

Родителям нужно написать заявление с указанием нужной суммы, приложить документы, подтверждающие необходимость получения помощи (это может быть выписка из истории болезни), подписать согласие на обработку персональных данных. Когда сумма расходов согласована, а средства собраны, заключается договор пожертвования и деньги передаются родителям.

— Мы работаем напрямую с семьями. Клиника может выставить счет на благотворительный фонд, но, как показывает практика, обычно платная медицинская помощь не требуется. В прошлом году у нас была девочка, которой назначили лечение протонными лучами стоимостью 2,5 миллиона рублей. Больница выставила счет на имя родителей, и мы помогли им с оплатой. Потом семья предоставила нам платежные документы, по которым деньги были потрачены по назначению, — рассказывает Елена Петрова.

Кроме того, каждая семья заводит обычную тетрадь, в которой ведет учет всех расходов. Сюда вклеиваются товарные чеки и вносятся траты, которые не всегда удается подтвердить. Например, продукты были куплены на рынке, где чек не выдали, у продавца закончилась кассовая лента и т. п. По правилам сумма неподтвержденных расходов не должна превышать 10 %, пока никто за границы этой цифры не выходил, говорит директор фонда.

— Если ребенку нужна срочная помощь, например операцию назначили через день или два, средства будут выделены из резервного фонда. Ребенку не придется ждать несколько месяцев, прежде чем мы соберем нужную сумму, — отмечает наша собеседница. — Поскольку мы перечисляем собранные детям деньги частями, может случиться так, что израсходована будет не вся сумма.

Онкозаболевания непредсказуемы, поэтому деньги остаются на счете фонда и закрепляются за ребенком до его 18-летия. На каждого подопечного заводится социальная карта, в ней видно, какую помощь он получил. Например, в 2012 году мы собрали ему 400 тысяч рублей, в том же году он израсходовал 200 тысяч. В 2021 году у ребенка случился рецидив, родители вновь обращаются к нам. Мы видим, что от прошлого пожертвования осталось 200 тысяч рублей, ребенок получает эти деньги и проходит лечение.

Как повлияла пандемия

— Из-за роста курса валют увеличилась стоимость лекарств. В 2019 году двум детям мы собирали деньги на препарат, который используют при лечении сложных форм нейробластомы (злокачественная опухоль симпатической нервной системы — прим. ред.). Тогда он стоил 15 миллионов рублей, сейчас цена выросла до 19 миллионов, — рассказывает Елена Петрова.

Также, по ее словам, увеличилась стоимость билетов и проживания в федеральных центрах. Если раньше на одну поездку в среднем уходило 100 тысяч рублей, то сейчас суммы выросли минимум на 20 %.

Всего в 2020 году адресная помощь потребовалась 70 подопечным фонда. Все семьи получили необходимую поддержку.

— К счастью, в тот тяжелый год у нас увеличились частота и объем пожертвований. Если в 2019 году мы собрали порядка 29,5 миллиона рублей, то за 2020-й — больше 33 миллионов. Думаю, повлияла именно пандемия. Люди поняли: если обычным семьям в это непростое время приходится сложно, то что говорить о семьях с больными детьми. Из собранных в том году средств 25 миллионов поступило от физлиц, 3 миллиона — гранты, 5 миллионов — пожертвования от юрлиц. Это самая благоприятная схема для фондов. Может уйти крупное юрлицо, мы можем не получить грант, но если частных лиц много и один-два из них не помогут, то помогут остальные. Сегодня в нашей базе «доноров» около 50 тысяч человек, две-три тысячи из них жертвуют регулярно.

Пандемия изменила и формат взаимодействия с «донорами» фонда. В 2020 году организации пришлось отказаться от офлайн-мероприятий и общаться со своими жертвователями только через письма.

— Вспомните весну: никто не понимал, что будет дальше. Мы писали письма постоянным «донорам», интересовались, как они. Если те попадали в тяжелую финансовую ситуацию, мы просили их в первую очередь позаботиться о своих семьях и вернуться к помощи фонду, когда дела улучшатся. В ответ мы получали слова благодарности и пожертвования, которых не просили, — вспоминает Елена Петрова. — Мы вместе переживали не только трудности наших детей, но и трудности нашего времени.

Мария Муркина, куратор проектов зоозащитной организации «Содружество» Мария Муркина, куратор проектов зоозащитной организации «Содружество»

«Содружество» — некоммерческая организация, созданная томскими зоозащитниками в 2007 году, работает за счет пожертвований. Ее представители пропагандируют ответственность и гуманность по отношению к животным, организуют сборы средств, а также спасают четвероногих, пострадавших от несчастных случаев и жестокости людей.

Жертвователи могут перевести средства на расчетный счет организации, через электронные кошельки или через Систему быстрых платежей на карту директору НКО Светлане Ракитиной. На сайте «Содружества» и в официальной группе во «ВКонтакте» можно найти уставные документы, отчеты о собранных деньгах и о том, куда они были потрачены.

На попечении «Содружества» в среднем находится около 80 животных, из них примерно 20-25 собак, остальные — кошки, говорит Мария. Число подопечных меняется каждую неделю: кто-то находит новый дом, кто-то поступает под опеку. В пункте временной передержки находятся собаки и 20-30 кошек, остальные животные на домашних передержках.

Удар пандемии

— Тяжелее всего было работать в самом начале ковидной волны, когда из аптек и магазинов исчезли перчатки и антисептики. Это расходники, которые нам всегда нужны, — вспоминает Мария Муркина.

Позже все вернулось на прилавки, однако рост курса валют и дефицит повлек за собой повышение цен.

— Стоимость средств гигиены увеличилась в четыре раза. Если раньше упаковка перчаток стоила 300 рублей, то сейчас та же упаковка обходится в 1 300 рублей, — уточняет зоозащитница. — Стоимость корма для кошек выросла в среднем на 12 %, с кормом для собак дела обстоят чуть лучше — здесь рост примерно на 5 %.

В начале пандемии зоозащитникам удавалось сразу собирать деньги на медицинскую помощь для подопечных. Но постепенно начали копиться долги перед ветклиниками.

— Теперь мы не успеваем собирать необходимые средства для нуждающихся в помощи врачей кошек и собак. Люди жертвуют меньшие суммы, да и число тех, кто способен жертвовать, к сожалению, сократилось, — поясняет Мария.

В 2020 году «Содружеству» удалось собрать около 2,5 миллиона рублей. Из них 1,5 миллиона ушли на основную деятельность: оплату ветеринарных услуг, закупку кормов и медикаментов, проведение благотворительных акций. Около 200 тысяч составил фонд заработной платы. Примерно 773 тысячи ушло на аренду помещения для пункта временного содержания животных и коммунальные платежи, перечисляет зоозащитница.

Пандемия как стимул

«Содружество» ежегодно организует в Томске ярмарки-раздачи бездомных животных, чтобы подопечные обрели новый дом. Еще одно традиционное мероприятие — гаражная распродажа, вырученные средства с которой идут в помощь четвероногим, попавшим в тяжелую ситуацию.

— В 2020 году пришлось отказаться от этих привычных для нас форм работы, — делится Муркина. — Мы также изменили формат акции «Мохнатый кросс»: растянули мероприятие по времени и по явке, чтобы не собирать толпу, и каждый мог выбрать для себя подходящее время. Такая форма привлекла больше участников.

С недавних пор организация начала пробовать новые формы привлечения средств. Например, томичам предложили стать финансовыми кураторами животных. Человек берет под свою финансовую опеку животное и раз в месяц направляет на его содержание фиксированную сумму — 500 рублей. Эти деньги идут на оплату коммунальных услуг и закупку кормов. Если четвероногому нужна медицинская помощь, устраиваются отдельные целевые сборы. Акция имела успех.

— Финансовых кураторов удалось найти практически для каждого животного, — рассказывает собеседница. — Информацию об этом мы публикуем в нашем Instagram. Иногда кураторы приезжают в гости к подопечным. Это отличный вариант для тех, кто не может по какой-то причине держать животное дома.

В этом году у «Содружества» стартовал еще один новый проект — «Покорми питомца». Человек делает целевой перевод, чтобы накормить лакомством конкретного четвероногого, скажем, Мурзика. Кота угощают и выкладывают видеоотчет в соцсетях с упоминанием жертвователя. По словам Маркиной, проект людям нравится, и они с удовольствием в нем участвуют.

Елена Татьянкина, президент благотворительного фонда «Благовестъ» Елена Татьянкина, президент благотворительного фонда «Благовестъ»

С 2007 года фонд реализует программу «Больничные дети». Специально нанятые няни ухаживают в больницах за детьми, оставшимися без попечения родителей или нуждающимися в специализированном уходе.

— Как-то в больницу поступила 16-летняя девушка, которая не так давно ослепла. Для нее это был большой стресс, мы не могли оставить ее без поддержки. Пока шло лечение, наша няня все время была рядом с ней, — рассказывает президент фонда Елена Татьянкина.

На сегодняшний день в «Благовесте» девять «дежурных мам», которые ухаживают за малышами в детских больницах № 1 и № 2, а также в детской туберкулезной больнице. На попечении каждой одновременно может находиться от одного до шести детей.

Фонд ведет работу за счет грантовой поддержки и пожертвований. Средства идут на оплату работы «больничных мам», каждая из которых получает 160 рублей в час. Кроме того, деньги расходуются на покупку подгузников, игрушек и всего необходимого, чтобы ухаживать за малышами и развивать их согласно возрасту.

К пандемии оказались готовы

— Наш фонд сильно пострадал в 2015 году, когда курс доллара вырос почти вдвое. В 2016-м мы находились в глубочайшем финансовом кризисе. Тогда от нас ушло около 80 % «доноров»-юридических лиц. К слову, в то время юрлица занимали основную долю в объеме пожертвований. Одномоментно мы потеряли около 150 тысяч рублей ежемесячных поступлений. Мы тогда провели большую кампанию, добавили возможность перевода средств через Яндекс-кассу и QR-код. По итогу пришли к схеме, в которой объем пожертвований от юрлиц не превышает 25 % от общего объема. Когда случился кризис 2020 года, мы были готовы к тому, что юрлица могут перестать жертвовать деньги, но нас поддержат частные лица. Так и произошло.

Что касается иных источников финансирования, то в конце 2019 года «Благовестъ» выиграл президентский грант на программу по уходу за детьми в больницах. Сумма гранта составила почти 1,3 миллиона рублей.

— На эти деньги в 2020 году мы не только ухаживали за детками, но и рассказывали о своей работе в соцсетях и СМИ. О фонде узнали еще больше людей, и по итогам ковидного года нам удалось собрать пожертвований на 100 тысяч рублей больше, — делится руководитель фонда. — Не остались в стороне и наши постоянные партнеры. Ежегодно мы проводим акцию по сбору подгузников «Сухая попа», в ней всегда принимает участие лицей поселка Самусь. В 2020 году из-за пандемии от массового сбора отказались, но ребята из лицея все равно собрали подгузники и передали их нам. За это им большое спасибо.

В конце 2020-го «Благовестъ» повторно выиграл президентский грант сроком уже на полтора года и суммой почти в три миллиона рублей.

Сложности работы

Главная трудность в привлечении средств для фонда, по мнению Елены Татьянкиной, — отсутствие адресности. У «Благовеста» нет постоянных подопечных, дети оказываются под присмотром только на период нахождения в больнице. Кроме того, по закону фонд не может публиковать в Сети снимки несовершеннолетних. Хотя, говорит руководитель фонда, чаще всего люди готовы жертвовать конкретному ребенку, фотографию которого они видят.

Как помочь и не стать жертвой мошенников

Проверяем подлинность

Каждая официально зарегистрированная благотворительная организация имеет свидетельство о госрегистрации, выданное Минюстом. Чтобы проверить подлинность документа, нужно зайти на сайт unro.minjust.ru, выбрать регион и вбить учетный номер организации. Система покажет наименование фонда, его юридический адрес, дату регистрации и статус: действующая организация или нет.

Вычисляем сайты-дублеры

Если благотворительная организация существует давно, на ее сайте вы найдете правоустанавливающие документы, реализованные проекты, новости, которые покажут, что сайт «живой». Должно насторожить: на ресурсе мало информации, размещена только просьба о помощи одному ребенку, сбор небольшой суммы ведется длительное время.

Едем в гости

Стоит потратить время и посетить благотворительную организацию, которой вы хотите помочь. Возможно, вам не понравятся принципы работы фонда либо условия содержания животных, если это зоозащитная организация. Вы сможете решить для себя, готовы ли спонсировать именно эту НКО.

Кубы для сбора денег вне закона?

С октября 2020 года вступили в силу поправки к ФЗ № 135 «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерства)». Теперь переносные ящики для пожертвований можно использовать только «в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного НКО, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, или несколькими такими организациями (их объединениями)». Таким образом, сбор средств в кубы на улицах, остановках, в общественном транспорте является незаконным.

Стационарные ящики для сбора пожертвований могут быть установлены в магазинах, ТЦ и других общественных местах при условии заключения договора между собственником помещения и организацией, которой принадлежит ящик. Либо без заключения такого договора в месте и во время проведения публичного мероприятия, организованного НКО.

Читайте также