С химией или без?

Рубрика: Личные финансы
Январь 31, 2020 Просмотрено: 1138 Олеся Бутолина
С химией или без? Рассказывая о продукте, сегодня рекламодатели стараются подчеркивать его «натуральность» и «чистый состав». И это понятно: натуральное означает полезное. Но так ли чист заявленный продукт? Разобраться в этом рядовому покупателю совсем непросто, ведь состав, указанный на упаковке, не дает никаких гарантий. Многие производители научились подделывать продукты, заменяя дорогие натуральные компоненты более дешевыми. Как сегодня обстоят дела с фальсификатом в нашем регионе?

нумерация-мал.pngК местным производителям нареканий нет



Кротоненко.jpg
Эксперт

Людмила Кротоненко
заместитель начальника отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по Томской области



— Людмила Акимовна, сегодня фальсификатом в основном занимаются Роспотребнадзор и Россельхознадзор. Каковы полномочия вашего ведомства в этой сфере? Что вообще входит в понятие «фальсифицированный продукт»?

— Россельхознадзор проводит мониторинг продуктов питания. Специалисты идут с проверками в торговые сети, отбирают пробы, проводят дополнительные исследования. Мы же работаем в рамках федерального надзора, то есть проводим плановые и внеплановые проверки, но только если к нам поступила информация от других органов, например прокуратуры или того же Россельхознадзора. Также реагируем на жалобы населения по поводу фальсифицированной продукции. По сути, Россельхознадзор проверяет безопасность, а мы — качество продуктов.

Фальсифицированным является продукт, в составе которого указано одно, а по факту содержится совсем другое. К примеру, заявлено, что колбаса состоит из говядины, а на самом деле там птица. Или на упаковке написано, что это натуральный молочный продукт, а исследование выявляет там растительный белок. Но обычному потребителю сложно отличить настоящий продукт от фальсификата — сделать это можно лишь в лабораторных условиях.

Что и как проверяют?


— Где вы чаще всего берете пробы, сколько их было отобрано в 2019 году? Каковы результаты проверок?

— В основном мы работаем с социальными объектами — детскими садами, школами, интернатами, домами престарелых, учреждениями оздоровления и отдыха. Чаще всего отбираем пробы молочной продукции, потому что она входит в меню всех названных организаций. И фальсификат обычно обнаруживаем именно там. Но только социальными учреждениями мы не ограничиваемся, проверяем и торговые сети — от магазинов шаговой доступности до крупных ритейлеров с общепитом.

Всего в 2019 году мы провели 3 025 проверок пищевых продуктов. 94 пробы исследованы на фальсификат. Выявлено 29 фактов фальсифицированной продукции — молочки, колбасных изделий, шоколадных конфет. В 21 случае пробы продуктов отбирались в учреждениях соцсферы, остальные — из точек торговли. Фальсификат был изготовлен на предприятиях Удмуртии, Татарстана, Новосибирской, Воронежской и Калужской областей, а также Республики Алтай, Москвы, Санкт-Петербурга, Омской, Брянской и Челябинской областей. Фальсификат приходит отовсюду. География очень широкая.

Заметьте: томских производителей в этом списке нет. К ним у нас отсутствуют нарекания по продукции. Наши производители более дисциплинированные, пищевая промышленность в области хорошо развита.

— В какие лаборатории вы отправляете взятые пробы и как долго проводятся анализы?

— Пробы пищевых продуктов мы отправляем в лабораторию при Центре гигиены и эпидемиологии в Томской области. По ряду показателей, по которым она не аккредитована, анализы проводятся в других лабораториях. В основном в Новосибирске и Кемерове. Иногда отправляем пробы в Москву, если нужно выявить не фальсификацию, а наличие компонентов ГМО.

В 2019 году томская лаборатория получила аккредитацию на определение ряда показателей. Теперь мы, к примеру, сможем качественно выявлять наличие сухого молока в цельных молочных продуктах, определять долю опасного канцерогена бензопирена в пищевой продукции, продовольственном сырье и БАДах, эфиры и спирты в коньяках и другом алкоголе.

Результаты по молочной продукции готовятся минимум две недели. Часть исследований проводится на базе нашей лаборатории, а если есть подозрения, что продукт является фальсификатом, пробы отправляют в соседние города. Там делают дополнительные исследования, чтобы результат был стопроцентным.

— Частое выявление фальсификата в социальных учреждениях связано с госзакупками?

— Именно так. Дело в том, что эти учреждения работают по 44-му федеральному закону, согласно которому они обязаны проводить госзакупки, победителем которых признается участник, предложивший наименьшую цену. И здесь кроется корень проблемы. Потому что натуральное не может быть дешевым. Так и получается, что на аукционах побеждают те, кто предлагает дешевое и ненатуральное. И что в таком случае делать руководству соцучреждений?

— А действительно, что?

— Сегодня разрабатываются чек-листы для кладовщиков, где по пунктам будет перечислено, на что обращать внимание при приемке продуктов питания. И если что-то не соответствует, отказываться принимать товар. Плюс периодически сами соцобъекты должны проверять поступившие продукты в лабораториях на предмет фальсификата. Но на практике это делается крайне редко.

— Верно ли говорить о том, что молочку у нас подделывают чаще?

— Однозначно так сказать я не могу. Просто население больше всего потребляет молочной продукции, недобросовестные производители научились ее успешно подделывать, поэтому акцент при проверках мы и другие надзорные органы делаем именно на молочке. И нередко находим там фальсификат. Подделывают молочные продукты с помощью растительных жиров, в основном пальмового масла, поскольку оно очень дешевое. Некоторые производители заменяют им животный жир и пытаются утаить это от потребителя да еще и заработать на этом, продавая фальсификат по цене натурального продукта.
 
— А как с мясными изделиями?

— С мясными продуктами другая история — здесь распространена замена мяса высшего сорта более дешевым. Или добавление сои вместо животного белка. Частый случай (и это тоже расценивается как фальсификат) — нахождение ДНК мяса, не соответствующего заявленному на этикетке. Например, указано, что продукт сделан из свинины или говядины, а при исследовании обнаруживают ДНК птицы. Производители объясняют это тем, что используют для производства разных изделий одно и то же оборудование. Мол, в один день могли делать на нем продукцию из курицы, а на другой — из свинины. Но суд расценивает это как фальсификацию, и за это полагаются штрафы.

А вообще, производители научились подделывать все — и фарш, и колбасу, и кулинарные изделия вроде котлет. Сыроподобные или молокосодержащие продукты, спреды, маргарины и тому подобное мы не исследуем на фальсификат, поскольку изначально производителем заявлено, что это ненатуральный продукт. Покупать его или нет — выбор потребителя. К сожалению, не у каждого есть финансовая возможность покупать только натуральное.

Обнаружен фальсификат — что дальше?


— Что происходит в случае обнаружения фальсификата?

— Когда мы выявляем в социальном учреждении фальсифицированный продукт, информацию об этом сразу же направляем производителю. После этого тот расторгает договор с поставщиком сырья. А когда по результатам проверки соцобъекта мы выходим к поставщику, у него в наличии этого продукта уже нет. Были случаи, когда мы писали в Роспотребнадзор другого региона по поводу их производителя, продукция-фальсификат которого обнаружена в Томской области, а нам в ответ сообщали, что такого производителя уже не существует. Тогда материалы передаются в правоохранительные органы. И уже они ищут эти предприятия-фантомы.

— Что грозит недобросовестным производителям?

— Наказать их можно только в рамках Кодекса об административных правонарушениях. Для должностного лица полагается штраф от 10 до 30 тысяч рублей, для юрлица — от 100 до 300 тысяч. Также мы можем конфисковать оставшуюся продукцию или обратиться в суд с требованием о приостановке работы предприятия. Кроме того, мы пользуемся системой быстрого оповещения, которая функционирует в онлайн-режиме. По сути, это аналог «Меркурия», который использует Россельхознадзор: в систему заносятся сведения о производимой, перемещаемой и реализованной в России животноводческой продукции. Мы же пользуемся Государственным информационным ресурсом в области защиты прав потребителей (ГИС ЗПП).

Как только наша лаборатория получает неудовлетворительный результат по какой-либо пищевой продукции, она вносится в эту систему, и филиалы Роспотребнадзора по всей стране видят эти данные. Если нарушителем окажется томский производитель, мы сразу же сможем принять в отношении него меры. Доступ к ГИС ЗПП есть у всех территориальных управлений Роспотребнадзора. Когда система только появилась, в нее вносили только фальсификат и микробиологию. Сейчас вносятся все неудовлетворительные результаты проб продукции.

— Вы не первый год работаете с фальсификатом. По-вашему, есть ли тенденция роста объемов фальсификата на рынке из года в год?

— Тут как посмотреть. Возможно, пять лет назад было не меньше фальсификата, просто на этом делался не такой сильный акцент. И исследований в лабораториях проводилось меньше. А сегодня это большая практика во всех регионах, она широко освещается в СМИ, растет число проверок.

У нашего ведомства тоже стало больше возможностей для работы в этом направлении. Например, во время трехлетних «надзорных каникул» для бизнеса мы не могли проверять малый бизнес, а именно там очень много производителей — и молочной, и мясной, и кондитерской продукции. Проверяли мы их только при наличии жалоб от потребителей. С окончанием «каникул» мы проводим гораздо больше плановых проверок, большее число производителей охватываем, больше проб берем.

— Несколько лет назад говорилось о том, чтобы позволить Роспотребнадзору проводить проверку продукции без предупреждения. Работа в этом направлении еще ведется?

— Пока мы работаем в рамах федерального закона № 224. Он регламентирует весь алгоритм наших действий и надзорных функций. Без предупреждения мы выходим только по жалобам граждан, но организацию приходится уведомлять хотя бы за час до визита, чтобы на месте был представитель, так как мы можем провести проверку только в его присутствии. Но повод нашего прихода мы не сообщаем. Насколько мне известно, будет разрабатываться стратегия повышения качества пищевой продукции в РФ до 2030 года, будут меняться санитарные правила. Поэтому все возможно.

— Насколько себя оправдало требование к магазинам разделять на полках продукты, содержащие натуральные молочные жиры и их растительные заменители? Судя по проверкам и данным СМИ, специалисты повсеместно находят нарушения этой нормы.

— Мы регулярно проверяем торговые сети на предмет соблюдения этого правила. И регулярно ловим их на нарушениях. У некоторых нет ни надписей, ни разграничений, а некоторые сделали надпись, но она не читается. Всего в 2019 году мы провели больше тысячи проверок на эту тему. Некоторые закончились для нарушителей штрафами. Но пока обходимся в основном предупреждениями: если в следующий раз найдем нарушение, будет штраф. Повторно нарушают немногие.

— Можете посоветовать потребителям, как отличить качественный продукт от фальсификата?

— Прежде всего нужно смотреть на цену и маркировку. Если цена низкая, наверняка это какой-то удешевленный продукт, поскольку все натуральное стоит недешево. Проверяйте маркировку: если в составе указан растительный белок, Е-консерванты, это тоже ненатуральная продукция. Если у вас появились вопросы или замечания относительно товара, сначала нужно обратиться к администрации магазина. Если сотрудники не могут ничего ответить, можно написать претензию. Если и тогда вы не получили разъяснений, можно обращаться с жалобой в Роспотребнадзор.

нумерация-мал.pngМолочная продукция — лидер среди фальсификатов



Толкачева.jpgЭксперт


Надежда Толкачева
начальник отдела внутреннего госветнадзора и надзора на госгранице РФ и транспорте Управления Россельхознадзора по Томской области



— Мы исследуем пищевую продукцию за счет бюджетных средств в рамках мониторинга. Ежегодно Россельхознадзор издает приказ, в котором определяет сумму средств на проведение анализов в лабораториях. Уже на основании этих приказов мы составляем свои планы. Исследования проводятся в Кемеровской межобластной ветеринарной лаборатории, в Томской области мы исследования не проводим. Также отправляем пробы продуктов в ФГБУ «ВГНКИ» в Москву.

На первом месте — безопасность


Проверяем продукцию на микробиологические показатели, наличие тяжелых металлов, остатков лекарственных средств и так далее. При проверках основываемся на Техническом регламенте о безопасности пищевых продуктов, в котором заложены требования по содержанию в них тех или иных веществ. То есть в первую очередь нас интересует безопасность, а фальсификат уже на втором плане.

В 2019 году Управление Россельхознадзора по Томской области при исследовании молочной продукции выявило фальсификат в 29 пробах, из них 13 проб было отобрано в социальных учреждениях, 16 — в розничных магазинах, в том числе в крупных супермаркетах Томска. В соцучреждениях чаще всего фальсифицировано сливочное масло (8 проб), сухое молоко (4 пробы), сыр (1 проба). В розничных магазинах чаще обнаруживается фальсифицированный сыр (7 проб), сливочное масло (3 пробы), пастеризованное молоко (3 пробы), сухое молоко и творог (по 1 пробе).

Первое, на что мы смотрим, — это ветеринарный сопроводительный документ. Ранее он оформлялся в бумажном виде, сейчас — в электронном, через систему «Меркурий». Она обеспечивает прозрачность оборота продукции. Ранее ветеринарную справку мог переоформить ветеринарный врач, и потом цепочку перемещения продукта от производителя до магазина проследить было невозможно. С помощью «Меркурия» мы сегодня можем это сделать. Можем взять конечную томскую справку и узнать, где она изначально была оформлена.

К примеру, не так давно в России ввели обязательную сертификацию сливочного масла. Благодаря «Меркурию» в 2019 году мы смогли отследить поступление фальсификата в один из томских детских домов-интернатов. В рамках проверки мы отобрали пробы сливочного масла «Крестьянское» жирностью 72,5 %, изготовленного ООО «Изобилие» в Челябинской области. Лабораторные исследования выявили в масле содержание фитостеринов и несоответствие по составу жирных кислот. Иными словами, это был растительно-сливочный спред, а не масло.

С помощью системы «Меркурий» мы выяснили, что поставщиком масла был «Областной торговый дом» из Томского района. Он в свою очередь получил масло от «Алтайской буренки». При этом общее время перемещения товара из Алтайского края до Томской области составило всего 39 минут, что невозможно, учитывая расстояние в 695 километров. Дальше мы увидели, что «Алтайская буренка» получила масло от ТПК «Ясна» из Новосибирской области, а в «Ясна» оно поступило от «Рамзеса» из Омской области. При этом «Рамзес» создал масло из несуществующего молочного сырья.

Установив всю цепочку, мы направили извещение в интернат о необходимости изъять масло из оборота и утилизировать, а через систему «Сирано» информация о нарушениях мгновенно ушла в территориальные органы Россельхознадзора, в регионах которых было отмечено появление фальсифицированного масла.

С 1 ноября 2019 года в систему электронной ветсертификации «Меркурий» включены питьевое молоко, кисломолочная продукция и мороженое. Таким образом, вся готовая молочная продукция, в том числе в потребительской упаковке, подпала под процедуру оформления электронных ветеринарных сертификатов.

Томским производителям — особое внимание


Чаще всего от фальсификата страдают соцобъекты, которые участвуют в госзакупках, а также мелкие магазинчики, которые хотят сэкономить при закупке товаров. У крупных сетевых магазинов работают целые службы контроля качества. Зарплаты там выше и ответственности больше. Поэтому у ритейлеров фальсификата как такового мало. Из всех проверенных в 2019 году больших сетевых магазинов Томска только в «Магните», «Спаре» и «Марии-Ра» был обнаружен фальсификат. Как раз сливочное масло. И изготовил его не томский производитель.

Кстати, что касается томских пищевиков. Они у нас находятся под постоянным надзором, поскольку все крупные сетевые магазины торгуют их продукцией. Мы ее регулярно проверяем, и нареканий не возникает. Несколько лет назад мы находили в продукции некоторых томских производителей превышения по антибиотикам.

При выращивании птицы использование лекарств не запрещено, но производитель должен соблюдать дозировку препаратов и выдерживать промежуток времени, нужный для их выведения из организма. Было установлено, что производители неправильно рассчитывали дозировку антибиотиков. Когда начали проверять предприятия строже, производители стали соблюдать условия и схемы лечения, рассчитывать дозировки правильно, и сейчас в томской продукции нарушений мы не выявляем.

То же самое и с молочкой. При приемке молока производители проверяют содержание лекарственных средств. И если тест-полоска показывает наличие антибиотиков, продукцию возвращают поставщику, который должен ее утилизировать. Поставщику это тоже невыгодно: отправить цистерну с молоком и потерять весь доход из-за одной коровы. Они тоже стали более серьезно к этому относиться.

По моим наблюдениям, чаще всего производители фальсифицируют молочную продукцию — особенно сливочное масло и сыр. На втором месте — мясная продукция, в частности, колбаса. Производители фальсификата зачастую используют известные бренды. К примеру, на слуху уже упомянутая марка «Алтайская буренка», и все под нее делают этикетки. Но это не значит, что производитель реально находится на Алтае.

Географически он может быть где угодно, поэтому его называют фирмой-призраком. Получая претензии о фальсификате, добросовестный производитель идет в суд и доказывает, что не он произвел подделку. До появления «Меркурия» они направляли нам официальную маркировку, примеры упаковки, и зачастую уже при первом сравнении были видны отличия.

На что обращать внимание при покупке продуктов питания?


  • Будьте внимательны к ценам: слишком низкая стоимость может говорить о низком качестве.
  • Внимательно изучайте маркировку: должны быть указаны юридический и фактический адреса, телефоны, номера службы качества, дата производства, срок годности, условия хранения.
  • Смотрите на состояние упаковки: насколько аккуратно упакован товар, хорошо ли упаковка защищает его.
  • Не покупайте продукты в местах стихийной торговли, с рук, на трассах.


Оставить комментарий: