Ажиотаж населения на фондовом рынке: как это получилось и к чему может привести?

Рубрика: Инвестиции
Апрель 2, 2021 Просмотрено: 775 Катерина Маас
Ажиотаж населения на фондовом рынке: как это получилось и к чему может привести? За последние несколько недель Владимир Путин не раз говорил о необходимости защищать людей, которые пришли на фондовые рынки, чтобы в стране не появилось новое поколение «обманутых дольщиков». С чем связаны такие опасения, что происходит в сфере индивидуальных инвестиционных счетов сегодня и какие действия предпринимает правительство для защиты наших интересов?

Что происходит?


До недавнего времени считалось, что фондовый рынок в России не развит и проигрывает стандартным банковским продуктам. Но на сегодняшний день, как заявил министр финансов Силуанов, на депозитах в банках и на фондовом рынке находятся сопоставимые суммы — 35 и 10 трлн рублей соответственно. Что же произошло? Снижение ключевой ставки до исторического минимума (4,25 %) потянуло за собой ставки по вкладам, и население вышло на фондовый рынок в поиске более доходных инструментов, чем просто хранение денег в банке. Об этом говорит рекордный рост количества открытых индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС). По данным Мосбиржи, за 2020 год произошел резкий скачок числа открытых ИИС — на 5 млн (при общем количестве в 8,8 млн). Иными словами, за один прошлый год инвесторов стало больше, чем суммарно за все предыдущие годы.

В основном в 2020 году открывали ИИС те, кто особо не разбираются в тонкостях сложных финансовых инструментов и не знают, что по инвестициям на фондовом рынке отсутствует гарантия государства, защищающая от потери денег. Люди не знают, где и чему учиться, не могут сформулировать запрос и легко покупают финансовые продукты, сущности которых не понимают.

Статистика


Согласно результату исследования Аналитического центра НАФИ почти четверть опрошенных россиян (24%) проявляют интерес к сфере инвестирования, а 9 % уже имеют подобный опыт. Больше всего (38 %) заинтересованных нашлось среди молодежи (18-24 года), а вот с возрастом интерес к инвестициям угасает, причем заметно — всего 30 % в группе 24-35 лет и 12 % среди людей старше 55 лет. При этом только 19 % респондентов, интересующихся инвестициями, отметили, что хорошо изучили принципы работы на фондовых рынках, а 60 % ограничились поверхностными знаниями.

Почему это опасно?


На рынке правят страх и жадность. В погоне за доходностью люди откликаются на предложения именитых организаций и готовы вкладывать даже в те инструменты, сути которых не понимают. Банки, выступающие агентами по продаже полисов инвестиционного и накопительного страхования жизни (ИСЖ и НСЖ), по словам руководителя проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгении Лазаревой, ведут себя недобросовестно, не объясняя клиентам всех нюансов. Например, обходят тот факт, что доход от инвестиций они гарантировать не могут. 

— Есть небольшой процент жалоб на затягивание или невыплаты возмещений из-за того, что болезнь, например, не является страховым случаем, поскольку не входит в перечень, указанный в договоре. Иные потребители полностью теряют вложенные деньги, поскольку не знали о необходимости периодического внесения платежей. А другие жалуются на сложности с получением средств по завершении договора. В этих случаях люди берут в руки калькулятор и понимают, что вложили за время действия договора больше, чем получили по итогу, — добавляет Евгения.

Причем комиссия банка за продажу таких полисов составляет до 10 % от суммы, что является очень большим показателем по сравнению с другими классическими продуктами. Поэтому заинтересованность менеджеров и самого банка в продаже именно таких продуктов, не подпадающих под действие закона о страховании вкладов, становится ясна. Об этом говорит другой наш спикер Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП).

— Эти продукты не подходят большинству россиян, потому что люди просто не обладают достаточным уровнем сбережений, чтобы из них выделять внушительную сумму на инвестиции. Это продукт, который не гарантирует доход, и его невозможно досрочно вернуть без потери части вложенных денег, — отмечает Дмитрий.

К чему это приводит? В октябре 2020 года зампред ЦБ Владимир Чистюхин в своем выступлении на VI ежегодном форуме лидеров страхового рынка сообщил, что средняя доходность по трехлетним полисам ИСЖ, завершившимся в течение девяти месяцев 2020 года, составила 4,2 % годовых, по пятилетним — 3,1% годовых. При этом 32 % полисов ИСЖ показали нулевую доходность, 18 % полисов — от 0 до 1 %, еще 18% — от 1 до 3 %, и только 17 % договоров показали доходность выше 5 % на этом горизонте.

«Вряд ли можно говорить об удовлетворенности граждан в таких условиях и о ценности данного страхового продукта, учитывая, что средняя годовая доходность депозитов по соответствующим срокам могла достигать 10 % годовых и точно не находилась ниже 6,7 % годовых», — заявил Чистюхин.

В целом Банк России оценивает объем инвестиционных продуктов с «мутной структурой» примерно в 600 млрд рублей. Для людей, впервые пришедших в инвестирование, это упущенная прибыль, неликвидные активы и потраченные нервы. В феврале состоялось совещание по банковской сфере, в рамках которого президент Владимир Путин попросил всех участников обратить самое серьезное внимание на защиту непрофессиональных инвесторов. В настоящее время ЦБ рассматривает несколько механизмов для защиты неподготовленных инвесторов от навязывания им сложных финансовых продуктов. Также в Госдуму внесен законопроект, который в случае принятия ограничит финансовые организации в предложении структурных инструментов.

О чем говорят брокеры


По словам директора томского филиала «БКС Мир инвестиций» Владислава Алексеевского, действия регулятора против мисселинга, то есть некорректной продажи инвестиционных продуктов, вполне обоснованы и красноречиво подтверждаются цифрами. Алексеевский говорит, что в 2019 году в условиях низких депозитных ставок индустрия управления активами пережила бурный рост по всему миру. Деньги розничных инвесторов под управлением выросли на 19 % (7 трлн долларов), а вся мировая индустрия достигла размера в 89 трлн долларов. Российская статистика идет вслед за общемировым трендом, и за 2020 год розничные инвесторы принесли на рынок порядка 10 трлн рублей. Есть все основания предполагать, что потенциал нашего фондового рынка будет только усиливаться.

Говоря о проблемах с ИСЖ и НСЖ, Владислав отмечает, что эти продукты показывают себя ровно так, как и должны финансовые продукты с полной защитой капитала и доходом, зависящим от поведения базового актива и коэффициента участия, а он может существенно различаться для разных договоров, но всегда указан в самом полисе ИСЖ.

— Другое дело, что их продажа как «депозита, только не депозита» категорически неприемлема. Если для этого нужно упрощать форму договора, выводить крупным шрифтом важные условия на первую страницу договора, делать сразу после подписания (но до проведения сделки) звонок клиенту из бэк-офиса с уточнением, действительно ли клиент понимает все существенные условия договора, то это, наверное, к лучшему. Такая мера повысит и ответственность самого инвестора: сложнее будет сказать, что что-то было скрыто, непонятно или не разъяснено. Мы в БКС готовы к таким мерам давно.

Единственная странность, которую эксперт отмечает в предлагаемых регулятором мерах, касается критерия квалифицированности инвестора по факту наличия у него 6 млн рублей, а также ограничения на покупку структурных продуктов неквалифицированными инвесторами, у которых уже есть практический положительный опыт их использования. Из угроз вследствие введения мер по защите инвесторов Алексеевский отметил вероятность ухода части новоявленных инвесторов в серую зону легких денег — от криптобирж до бинарных опционов. И если первый вариант не регулируется никем, но все же работает, то в остальных случаях часто возникают проблемы с выводом денег.

Владислав дал нашим читателям несколько советов:

1. Любое финансовое вложение должно осуществляться с пониманием, как этот инструмент работает и какую лично вашу финансовую задачу он решает. Облигации можно рассматривать как альтернативу банковскому вкладу, с рядом оговорок, естественно. Размещая деньги на депозите, вы даете их в долг банку. Покупая чью-либо облигацию, вы даете в долг ее эмитенту. Вы точно знаете, сколько вы дали, когда вам эти деньги должны вернуть и сколько вам заплатят за пользование вашими деньгами.

2. Покупать инструменты на ИИС самому или доверить это управляющей компании — это вопрос, который можно отнести к любому брокерскому счету, а не только к ИИС. И ответ будет зависеть от целей инвестора и условий управления: качества решений и размера комиссии.

3. Биткоин — интересная тема, но уж больно напоминает популярную поговорку про акции и чистильщиков сапог. Плохой дешевый биткоин по пять тысяч был никому не интересен, но хороший дорогой биткоин по пятьдесят тысяч, конечно, пользуется спросом. Если уж очень хочется с этим экспериментировать, будучи далеким от этой сферы профессионально, то можно разместить один процент своего капитала и забыть о нем на несколько лет. Но возьмите за труд разобраться в матчасти хотя бы настолько, чтобы быть уверенным, что вы вкладываете именно в биткоин, а не в красивые обещания мутных людей. Если же вы в этом разбираетесь профессионально, не мне вам что-то рекомендовать. В любом случае помните: эта сфера пока не имеет четкого регулирования, и все действия осуществляются полностью на ваш страх и риск.

Как это выглядит с точки зрения защиты прав потребителей


Дмитрий Янин, председатель правления КонфОП, говорит, что практика ограничения ассортимента продуктов, которые предлагают гражданам банки, широко используется в мире, если эти ограничения вводятся регулятором (в нашем случае — ЦБ). Эти действия позволяют убрать с рынка токсичные финансовые продукты. Так, в ЕС уже несколько лет запрещены сложные инвестиционные продукты с несколькими переменными, бинарные опционы. Предложения этих продуктов не адресуют гражданам и не распространяют среди финансовых организаций. В Великобритании еще почти десять лет назад запретили страховки, предлагаемые вместе с кредитами. Их признали низкокачественными продуктами, более того, регулятор предписал в течение последующих восьми лет вернуть незаконно собранные деньги.

— Я думаю, если государство будет принимать решения независимо от участников рынка, то запреты на продажу сложных продуктов как в сфере инвестирования, так и в сфере страхования продолжатся. Потому что токсичный продукт может быть ориентирован как на инвестора, так и на заемщика, — говорит Дмитрий. — Что касается актуальности этих решений, то я считаю, что регулятор запаздывает. Более того, очевидно, что ограничивать брокерские счета регулятор не станет и люди будут учиться на своих ошибках и разочаровываться в действиях властей.

За рубежом для начинающих инвесторов обычно используется механизм финансовых консультантов, по идее, независимых. Но достаточно часто таких специалистов обвиняют в получении вознаграждения от организаций, чьи продукты они предлагают. В целом такое прямое инвестирование нетипично и довольно опасно для людей в финансовом плане. Поэтому регулятор старается создать условия, в которых существуют организации, предлагающие услуги посредника в управлении средствами. В России, вероятно, будет кратно больше проблем из-за менее эффективного регулирования.

Руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева считает действия регулятора скорее предупреждением рисков: «За последний год все увидели активизацию игроков на поле новых инвестиционных продуктов. Но в ОНФ пока не видят вала жалоб по сравнению с другими нарушениями». Там полагают, что от действий регулятора пострадают только недобросовестные продавцы непрозрачных продуктов. Для инвесторов, как опытных, так и новичков, действия ЦБ станут поводом повысить квалификацию и внимательнее относиться к чтению договора до его подписания.

Советы финансового консультанта


Романович.jpgРоман Романович, инвестор и финансовый консультант, считает действия регулятора весьма актуальными, но обращает внимание на одну важную деталь: ЦБ не вникает в особенности работы инструментов и запрещает все, что кажется ему подозрительным или сложным. Например, покупку иностранных акций при том, что они оцениваются как российские с точки зрения анализа и оценки. Более того, для принятия инвестиционных решений американские и европейские рынки дают намного больше открытой статистики и информации: различные исследования, статистические выборки и ресурсы для сравнения компаний.

По мнению Романа, одна из причин подобных действий регулятора заключается в недовольстве клиентов «готовыми инвестиционными решениями» банков. В первую очередь инвестиционным страхованием жизни (ИСЖ), структурными продуктами и доверительным управлением. В банках программы ИСЖ часто предлагались в качестве альтернативы депозитам, при этом менеджеры продаж не рассказывали клиентам о рисках недополучения прибыли в случае неудачного развития событий.

Как считает Роман, регулятор не сможет полностью ограничить покупку иностранных инструментов. Вероятнее всего, подобные действия просто выведут инвесторов за пределы России. Многие клиенты, которым запретят покупать акции иностранных компаний через российских брокеров, начнут делать это через иностранных, что приведет к еще большим рискам для клиентов, потому что за рубежом российский регулятор никак не сможет защитить их интересы.

Для новичков Роман рекомендует облигации Томской области, которые предназначены специально для населения. С его точки зрения, это отличный инструмент, который позволяет начинающим и консервативным инвесторам познакомиться с фондовым рынком. Тем, кто готов глубже погружаться в инвестиции, будет проще после опыта с облигациями.

Что касается ИИС, то Романович советует тем, кто его откроет, действовать самостоятельно.

— Самая частая практика в доверительном управлении ИИС заключается в том, что управляющая компания покупает на ИИС собственные биржевые фонды и получает с клиента двойную комиссию — за управление ИИС и комиссию внутри биржевых фондов. Клиенты об этом не задумываются, но в результате это негативно сказывается на результате. Есть множество примеров, когда при растущем рынке клиенты в доверительном управлении ИИС получали нулевые результаты или убытки от действий управляющего. При этом управляющий гарантированно зарабатывает, а клиент — не факт.

Криптовалюту Роман покупать не рекомендует, так как это нерегулируемый инструмент с огромной спекулятивной составляющей.

— Сам я не покупаю криптовалюты и не планирую, пока не буду уверен, что мои вложения защищены регулятором.


Оставить комментарий: