ЕЦБ запустит «количественное смягчение»

23.01.2015 Просмотрено: 216 Источник: РБК
ЕЦБ запустит «количественное смягчение» Европейский центральный банк в четверг объявил о запуске программы количественного смягчения – покупок гособлигаций еврозоны на новые деньги центробанка. Для ЕЦБ, всегда отличавшегося консервативностью, это без преувеличения историческое решение. Центробанк намерен «напечатать» около €1,1 трлн к сентябрю 2016 года. Действовать агрессивно ЕЦБ заставила нависшая над еврозоной угроза дефляции. 

Ежемесячно ЕЦБ будет выкупать на вторичном рынке ценные бумаги на €60 млрд, и покупки продлятся с марта 2015 года до конца сентября 2016 года, объявил глава ЕЦБ Марио Драги на пресс-конференции в четверг. Программа количественного смягчения на общую сумму €1,1 трлн включает существующие программы скупки избранных финансовых инструментов частного сектора – так называемых ABS и облигаций с покрытием. Как отмечает главный экономист по Европе Capital Economics Джонатан Лойнс, покупки ABS и бондов с покрытием оцениваются примерно в €10 млрд в месяц, поэтому фактически QE будет равняться около €50 млрд в месяц. На эти деньги ЕЦБ будет покупать суверенные облигации инвестиционной рейтинговой категории и долговые обязательства «агентств и европейских институтов» (что в точности подразумевается под этим, пока не ясно).

Как следует из пресс-релиза ЕЦБ, действие QE может быть продлено и после сентября 2016 года, если цели программы к тому времени не будут достигнуты. Главная цель ЕЦБ – вернуть годовые темпы инфляции в еврозоне к показателю, близкому к 2% (это официальный ориентир ЕЦБ). В декабре 2014 года инфляция в еврозоне впервые с 2009 года приняла отрицательное значение: потребительские цены снизились на 0,2% в годовом измерении. Подобная ценовая динамика грозит перейти в дефляционную спираль, из которой очень сложно выбраться. Классическим примером, который уже не раз припоминали европейским полисимейкерам, служит Япония, где регулярные сокращения цен производителями в 1990-х привели к еще большему торможению потребительского спроса и в итоге – к «потерянному десятилетию» для экономики.