Евгений Ковалевский: Я состоятельный только как личность

Рубрика: Личные деньги известных персон
Сентябрь 24, 2015 Просмотрено: 1073 Наталия Волкова
Евгений Ковалевский: Я состоятельный только как личность Куда только ни заносил ветер странствий нашего известного земляка, путешественника с мировым именем, вице-президента Федерации рафтинга России, заместителя председателя Томского отделения Русского географического общества, автора проекта «Чеховские пятницы» Евгения Ковалевского. А вот в редакцию портала «Ваши личные финансы» он точно никак не ожидал попасть. Однако, когда начали беседовать, разговор пошел больше не о личных деньгах, а о финансах, так необходимых для реализации масштабных планов, которых у нашего героя всегда огромное количество. Но кое-что все-таки удалось выведать. Получает ли путешественник зарплату, чего он никогда бы не сделал за деньги, какова цена счастья и почему многие ошибочно думают, что он — состоятельный человек — в нашем интервью с Евгением Ковалевским.

Когда мы созванивались, было слышно, как вы впечатываете напоминание о нашей встрече в свой календарь. С деньгами так же строго и четко обходитесь?

— Нет. У меня и кошелька-то нет, деньги просто в карманах ношу. Наличность нужна мне только на автозаправке, а чтобы она была, нужно снимать вовремя. Но часто не успеваю это сделать, поэтому иногда денег вообще при себе нет. Есть, конечно, банковская карта, на которую перечисляется зарплата. Вообще с картами особенно удобно в поездках. 

Вы помните, как заработали свои самые первые деньги?

— В школьные и студенческие годы я ничего не зарабатывал. До того, как мне исполнилось 9 лет, мы всей семьей жили в Томске, а потом с мамой и братом уехали в Барнаул. Когда мне было 13 лет, а брату 14, мама уехала писать докторскую диссертацию в Северокавказский научный центр, а вернулась, когда мне было уже 26. Родители присылали нам на двоих с братом 200 рублей в месяц на жизнь. Поэтому финансово самостоятельным я стал уже в 13 лет. За нами присматривали соседки и моя учительница музыки. А когда брату исполнилось 17, а мне 16 лет, мы отказались от этого присмотра. Брат уехал учиться в Томск, а я остался жить один. Значительных трат просто не было. Килька в томатном соусе с черным хлебом — перекусил и достаточно. А вот когда я стал студентом и начал получать повышенную стипендию в 46 рублей, мама присылала дополнительно только 10 рублей.

А кто в вашей собственной семье отвечает за распределение бюджета?

— Вместе отвечаем. У нас с женой совместный кошелек, несмотря на то, что зарплаты приходят на разные карты. Но, если надолго уезжаешь, конечно, нужно позаботиться и оставить то, что ты должен был за этот период заработать. Поэтому когда я в океан пошел почти на год, должен был оставить семье годовой размер зарплаты. Я заработал эту сумму. В принципе, когда задача есть, решить ее можно. 

Своему ребенку в детстве объясняли про деньги, про финансовую сторону жизни?

— Никогда и ничего. Лично для меня финансовая сторона жизни — вообще темный лес. Я не разбираюсь ни в финансовой политике, ни в пирамидах, ни в валютах — в общем, ни в чем, поэтому в этих вопросах супругу больше слушаю. 

Дочь сейчас уже финансово самостоятельный человек?

— Дочке 24 года, уже пятый год живет в столице. Она поступила в магистратуру, при этом активно подрабатывает — пишет курсовые, участвует в промоакциях. Еще у нее отлично выходит подбирать персонал для организации какого-либо мероприятия. 

Если вам на крупную покупку понадобятся деньги, вы предпочтете занять или накопить самостоятельно?

— Я лучше займу у друзей или тех людей, которые доверяют мне и уважают. Но занимать — тоже не выход, ведь потом надо отдавать. Я вообще плохо отношусь к людям, которые, заняв, могут не вернуть. Если в отношении меня такое случилось бы, больше никогда не дал бы этому человеку в долг. 

Вообще с финансами у меня так: есть зарплата в Институте физики прочности и материаловедения СО РАН, она в целом позволяет просто жить — питаться, оплачивать коммунальные услуги и другие нужды. Но уже ни в какое путешествие на нее не поедешь, никакие общественные проекты не разовьешь. А ведь общественные дела являются моими личными внутренними стимулами для жизни.

Путешественник зарплату получает?

— Если бы так было, это была бы идеальная история. Но реалии жизни другие.

Доводилось ли вам свои личные деньги вкладывать в общественные проекты?

— С 1993 года мы с моими воспитанниками из клуба «Ветер» начали создавать водное направление, которое постепенно как водный туризм вышло на российский уровень, а впоследствии уже в виде рафтинга — на мировой уровень, лидером которого сегодня благодаря нашим совместным усилиям является копыловский клуб «Одиссей». Все эти годы мы вкладывали личные деньги, время и душу в водный спорт, в детей, в успех. С 1998 года я начал активно продвигать новое направление — экспедиции мирового класса. Это такой уровень затрат, который многократно превышает мою зарплату. Начиная с 1998-го я три года искал деньги на то, чтобы реализовать первый гималайский проект. В 2001 году в Гималаи поехало 5 человек из Томска. Я вложил все свои личные деньги, какие были, а их было совсем немного. Денег не хватало. Получил премию за организацию конференции по физике, которую проводил наш институт, где я работал заведующим международным отделом, и тоже вложил в экспедицию, но все равно не хватало. Продал машину — не хватает. А мы тогда откладывали на квартиру, так как жили втроем с дочкой в однокомнатной, и все старались собрать деньги на увеличение жилплощади. Так на весы встали новая квартира и Гималаи. Жена с пониманием сказала: «Бери, конечно, Гималаи важнее». Эта первая экспедиция стала отправной точкой последующих 15 экспедиций мирового класса. 

Любое путешествие, а тем более длительное, это грамотно составленный финансовый план. Вы сами просчитываете все нюансы или есть помощники?

— Это прежде всего опыт. С 1974 года занимался туризмом, водил походы с 1978-1979 гг. — в качестве руководителя. А руководитель обязан просчитать и финансы, и еду, и транспортную логистику, и еще множество пунктов.

Океан, например, очень дорого обошелся. А всего было 3 этапа. Индийский океан пересекли в 2006 году, тогда вышло дешевле — скидывались сразу по 150 000 рублей, а спонсоров каждый из участников искал себе сам. На экспедицию я тогда насобирал еще необходимые приборы от разных томских разработчиков.

Вообще матрица моей жизни такова: общественные и личные проекты, личная жизнь, деньги для обеспечения проектов и личной жизни. Во главу угла я всегда ставлю стратегическую идею, которая объемно пронизывает две равновеликие составляющие: первая — личное развитие и самосовершенствование, вторая — воздействие на мир вокруг. Отсюда, собственно, и отношение к деньгам. В 2004 году я понял, что стал популярным и известным в Томске, и мне стало намного проще общаться со спонсорами, они стали меня поддерживать, большей частью из уважения. Если перед первой экспедицией с 1998 по 2001 год я, можно сказать, «побирался» там и сям и по чуть-чуть, то с 2003-2004 года мне охотно помогали уже более серьезными суммами. 

Страховку всегда оформляете в путешествия?

— Конечно! И страховщики, разумеется, боятся брать на себя такие риски, но все равно соглашаются. К тому же мы стараемся привлекать страховые компании на спонсорских условиях. Вообще опыт говорит, что обязательно надо страховаться, если идешь на такие серьезные вещи. И страховаться необходимо по расширенной программе — от всех возможных рисков, чтобы практически не оставалось ситуаций, в которых человек может досрочно сойти с дистанции или еще хуже — погибнуть. 

Были такие ситуации, когда в чем-то просчитались? Как выходили из них?

— В 2009 году мы сплавлялись по реке Эвереста. Денег на это не хватало, как всегда, и я стал брать в команду людей, которые бы вносили деньги за себя и за которых организации, где они работали, добавляли бы средства в общий бюджет путешествия. Так в наших рядах оказалась девушка из Нижнего Уренгоя, которая хоть и была весьма спортивной, к сожалению, не смогла осилить поход высшей категории сложности и экстремальный сплав. На высоте 4 000 м у нее случилась клиническая смерть. То есть когда берешь непроверенных людей из-за денег — это большая опасность и для них самих и для всей команды. Ей повезло, что в команде были два профессиональных спасателя, которые реанимировали ее. И потом двое суток ушло на организацию спасательного вертолета. Ведь чтобы его вызвать, от страховой компании нужны гарантийные письма, а мы в горах… А если за свой счет вызывать вертолет, то выйдет не меньше 10 000 долларов. Таких запасных денег у нас никогда не бывает, все просчитано буквально до копейки. 

А местные жители помогают путешественникам?

— Всегда и во всех странах. Если люди видят, что тебе нужна помощь — помогут. Покормят, дадут одежду, даже парус взамен утерянного, как было в Кейптауне, например. А парус стоит очень много денег. Воду могут просто дать, притом, что везде она не бесплатная. Или вот пример, когда стояли в Дурбане, приплыв туда на тримаране. Морские стоянки везде стоят денег, в сутки это 50-100 долларов. Если стоишь 2 недели на ремонте, это обойдется в крупную сумму. А еще надо питаться, ходить в душ…а это тоже деньги. А мы там 2 недели ремонтировались и все видели, что мы экономим — самостоятельно устраняем поломки, не пользуясь услугами ремонтников. И нам пошли навстречу — освободили от всех уплат на стоянке, еще и денег в дорогу дали и еды, оборудование и снаряжение. А когда нет у людей таких возможностей, например, на островах, могут просто принести бананы, кокосы. 

kovalevski.jpg

А от чего можно отказаться, что сэкономит деньги в путешествии?

— Если можно отказаться, то это и не берешь. С собой — исключительно необходимые вещи. Никогда нельзя отказываться от ремнабора: клей, пилки, пассатижи, шурупы, проволока, ткань, разные изоленты. Просчитывается все, буквально каждый нюанс. 

Сложно, но можно подготовиться даже к встрече с пиратами. Постепенно я научился вести себя и с непальскими боевиками — маоистами, раз 25 был в плену... Всегда надо при себе еще иметь резервные деньги на откуп, выкуп, на взятку. Взятка может быть и 100 долларов и 1 000 долларов. В Индонезии, например, буквально на каждой стоянке требовали взятку разного уровня для того, чтобы мы могли причалить. 

Для вас несложно будет ответить и на философские вопросы? Например, что для вас цена жизни и цена счастья?

— Жизнь и счастье не имеют цены. Счастье и жизнь — это комфорт. Комфортно себя чувствуешь — в этом и есть смысл. Можно быть нищим, сидеть на Кубе или в Непале на улочке возле дома и быть счастливым. 

Но в Сибири ведь не посидишь на улице зимой…

— А комфорт не зависит от того, где ты находишься. Он зависит от чего угодно. Например, от того, что твой ребенок и все близкие здоровы, или ты отучился и получил диплом. Или вечером пришел домой, сел на диван и тебе комфортно, залез на гору Белуха — и тебе комфортно. Или сплавился по самой сложной реке мира и тоже комфортно. Мера комфорта у каждого своя. К сожалению, каким-то образом людям привили ложные ценности: если машина, дача, квартира есть — ты хороший комфортный человек, а если нет — никчемный! Это все чушь! Не деньгами измеряется человек.

«Путешествия мирового класса — мой главный стержень. Я растворяюсь в бездне сопутствующих вещей, полезных многим людям, но сбивающих меня с пути». 

Когда-то вы все равно приплывете к родному берегу окончательно. И надо заранее позаботиться, например, о пенсии. Что-то специально делаете для этого?

— Это больной вопрос. Накоплений никаких нет, но чувствую необходимость в приобретении какой-нибудь недвижимости к тому времени, потому что с деньгами всегда все непросто, а недвижимость как-то понятнее. Еще я издал книгу про океан и планирую ее продавать. Так можно было бы набирать на взносы за квартиру. Но первым делом хочу заработать на путешествие в Бутан…  

Многие надеются на помощь детей, собираясь на пенсию. Вы рассчитываете на такую помощь?

— Я рассчитываю на свои силы. Хорошо, если поддержка будет, но специально грузить человека такой обязанностью неправильно. Немощным старцем падать на шею дочери мне не хочется. 

Можете продолжить фразу «За деньги я бы никогда…» ?

— Эта фраза часто приходит на ум, когда думаешь о цене какого-то вопроса. Пойдешь ли, например, чистить яму с нечистотами? Если да, то за какую сумму? Например, за 500 000 рублей не согласишься, а за миллион скорее да. Я бы согласился. Ведь если я имею цель пересечь Тихий океан, а для этого нужно почистить яму с нечистотами…я почищу. Но если попросят сделать за деньги то, что потом опорочит мое имя, я откажусь. 

Еще не стану врать, подрывать основы чего-то, например, за деньги поливать кого-то «грязью» в политической игре. Вообще порочить имя — ни за какие деньги. Имя дороже любых сумм. Мне могут завидовать в чем-то, считая успешным, относиться негативно, к сожалению, ревность и зависть — как раз те качества, которые присущи всем, но никто не скажет, что я предатель, вор или лжец.

Что вы обычно покупаете на память о месте, где побывали? 

— У меня уже сформировался целый музей. Везу любые вещи, связанные с мирозданием тех территорий, амулеты. Если Гималаи, то это поющие чаши, колокола. С Галапагосов — вулканическая лава. Всегда планирую для этого сумму. Обязательно должны быть деньги, чтобы привезти предметы, которые тебя материализованно соотносят с планетой. Это не побрякушка никчемная — брелок или магнитик, а именно вещь, соответствующая данной территории. 

Ограничиваете себя в сумме на сувениры?

— На них может уйти больше, чем на еду. А может что-то достаться и даром. Например, сакральная каменная пластина из затерянного города, камень с постамента, на котором стоят каменные Тики, как на острове Пасхи. А в Папуа-Новой Гвинее в племени что-то нужно задорого купить. Какое-то ожерелье необычное, которого здесь нет.  

В разных точках планеты разное формирование жизни, и если привозишь из всех этих точек какой-то элемент, соответствующий их развитию, то потом, находясь в этом созданном тобой храме (музее), подпитываешься энергией тех мест, ведь многие вещи действительно очень энергетические. Таким образом и в Томске я остаюсь человеком планеты. 

В октябре в Информационном центре Томского отделения Русского географического общества (в здании Краеведческого музея) мы запланировали сделать большую выставку его достижений. Мой блок там самый весомый, потому что я самый путешествующий из всех. 

Каковы ближайшие планы и сколько они стоят?

— Поеду в сентябре в Гималаи. Там пойду пешком 400 км в режиме паломника с запада на восток королевства Бутан с ночевками в монастырях и у крестьян. Подобное путешествие при нынешней экономической ситуации стоит не менее 600 тысяч рублей, также нужны еще фотоаппарат и камера высокого класса, спутниковый телефон с трафиком. Поэтому я вновь в поиске спонсоров.

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: