Теория, доказанная на практике

Рубрика: Личные деньги известных персон
Январь 18, 2012 Просмотрено: 1136
Теория, доказанная на практике
О культурном феномене денег, о наращивании личного капитала и управлении личными финансами мы побеседовали с управляющим томским отделением «Сбербанка России» Михаилом Гребенниковым. Диалог начался с упоминания теории сбережения, возникшей еще в средневековой Европе как ответ на человеческое разгильдяйство, присущее практически всем нам — получил деньги, пошел в магазин и все потратил. Именно западная Европа стала впоследствии родоначальницей первых сберкасс.

Теория сбережений на практике работает?

— В соответствии с этой теорией я старался жить еще со студенческих лет и считаю, что у человека постоянно должны быть запасы, а именно, 4–5 месячных зарплат в банке для того, чтобы в случае форс-мажора под рукой была сумма, которой можно воспользоваться немедленно. То есть это те деньги, которые позволяют пережить трудные времена. Если бы люди этого правила придерживались, они бы обращались в банки не только для того, чтобы процентов больше заработать, но и сохранить деньги, потому как дома их никогда не сохранить.

Если постоянно откладывать по чуть-чуть, можно стать очень состоятельным человеком. К примеру, отработав 3 года после института, на своей сберкнижке я имел больше 10 000 рублей — по тем временам приличные деньги. Я и свадьбу тогда сыграл на свои деньги, и старт семейной жизни также был полностью за свой счет, мы не нуждались в деньгах родителей. Ведь для того я и работал, чтобы зарабатывать и создавать свое будущее, сегодня такое очень сложно многим молодым людям дается. Потратить всегда легко, а вот сохранить часть заработанного сложнее, потому что стереотип мышления нынче таков — живи сегодня.

Родители с вами говорили в детстве о деньгах?

— Нет, конечно, ведь меня растили при социализме, нужды в таких разговорах просто не было. Но из детства я помню одну историю, связанную с деньгами, которая в свое время очень удивила моих родителей. В возрасте 15–16 лет я поехал в пионерский лагерь «Орленок», и мне в дорогу родители выдали 25 рублей — неслыханные деньги на карманные расходы для того времени! В школу, для сравнения, давали на завтраки 15–25 копеек. Семья жила трудно, как и все рядовые люди, я часто слышал из разговоров, что денег не хватает, а тут вдруг такая сумма! Рассуждали они ведь, как и все родители, мол, едет надолго, туда и обратно в поезде, вдруг захочется чего-то вкусненького купить в дороге, ребенок не должен чувствовать себя обделенным. Я же отнесся к сумме не как к богатству, которое свалилось на голову и его надо быстро потратить, а как к большой ценности, о которой надо задуматься, перед тем как тратить, так как из разговоров, которые не со мной лично, но велись в семье, я понимал, что деньги зарабатываются очень сложно. Поэтому привез обратно из выданной суммы 15 рублей и отдал родителям.

А свои деньги пытались зарабатывать?

— С 7 класса я работал в городском пионерском штабе. По выходным чистили снег, что-то разгружали, но эти деньги мы зарабатывали не лично себе, а для покупки необходимых вещей, например, для детского дома или других социальных целей. А вот уже в институте я работал каждое лето в стройотрядах и на заработанные деньги жил потом весь учебный год. Тогда у меня уже была первая сберкнижка, которую я открыл в сберкассе рядом с общежитием. Я положил туда деньги опять же для того, чтобы не истратить лишнего. Если была необходимость что-то купить, шел и снимал сумму. При этом старался хорошо учиться, за что 3 года получал ленинскую стипендию — 100 рублей в месяц.

Попадали в ситуацию, когда ваши накопленные деньги обесценивались?

— Случалось и такое. Я уже был семейным человеком, работал в сельском районе председателем райисполкома. Семье было в целом тяжело, потому что индексация зарплаты шла с опозданием, но мы считали деньги и покупали только самое необходимое. Был даже период в жизни, когда у меня и вклада в банке не было. В начале 90-х любые сбережения буквально съедались. Но для меня это было своеобразным стимулом добиться снова того положения вещей, когда я смог бы откладывать деньги. Потому что твердо убежден: не иметь запаса на крайние случаи — это огромный риск. Надо всегда думать и помнить о том, что нельзя жить только сегодняшним днем.

На крупные приобретения предпочитаете копить или брать кредит?

— Крупных покупок сейчас уже нет, они все давно состоялись. Но есть суммы, уходящие на кредиты, которые надо выплачивать. На данный момент основное для меня — это деньги к пенсии. Очевидно, что коммунальные услуги будут дорожать, цены постоянно расти, и если человек на пенсию выходит без накоплений, он себя обрекает на нищенство, это факт. Заплатив за квартиру, лекарства, оставляет себя ни с чем. Много агитации сейчас ведется и за негосударственные пенсионные фонды (НПФ) и за программу софинансирования, но ведь многие не верят в это, боятся менять что-то в своем укладе жизни.

А вы верите?

— Я работаю с НПФ «Сбербанка России» и программу софинансирования считаю абсолютно нормальной и реальной. Понятно, что пенсия, возможно, и не будет, к примеру, 16 000 рублей, но даже если она станет, благодаря собственным усилиям, на одну тысячу больше установленной, это уже плюс! Ведь в чем традиционная проблема нашего рядового человека? Вот, отработал он 40 лет, а ему назначили нищенскую пенсию. Как жить? У меня всегда возникает встречный вопрос: человек 40 лет работал, почему не имеет сбережений?

А дети ваши занимаются вопросом своей будущей пенсии?

— Мои дети, я думаю, еще не доросли до этого. Они пока заняты воспитанием своих детей и другими внутрисемейными делами. Каждый человек должен решить сам, с 18 или с 40 лет откладывать на пенсию. Но делать это обязательно надо — либо через государственные или негосударственные пенсионные фонды либо самому копить на депозитах, вкладах, ценных бумагах, тем самым увеличивая объем своей денежной массы. Это и будет личным вкладом в собственное будущее.

Нужны ли детям карманные деньги?

— Конечно. Дети есть дети. И надо сказать по своему опыту, лет до 16 они обычно тратят аккуратно, так как, несмотря на все соблазны, в таком возрасте еще осторожничают с покупками. А вот уже в более старшем возрасте скорость их затрат возрастает. Но я этот процесс никогда не контролировал. Считаю, что лучший способ научить обращаться с деньгами, — это приучить детей работать. Мои дети подрабатывали и в школе и в институте, ведь когда человек работает, он понимает, что такое деньги, что их не дают просто из кармана. Очень правильным считаю принцип у американцев — ребенок должен работать. Мыть посуду, например. Те копейки, которые он получит за подобный труд, будут ему дороже любых последующих денег. Когда в такой среде люди растут, они по-настоящему ощущают, что деньги платят именно за работу! Тогда и думать начинают, как их правильно истратить.

Нужны ли программы учета личных денег или можно все держать в голове?

— Есть разные программы, и некоторые я смотрел. Да, если у человека много разных потребностей и расходов, то можно вести учет расходов-доходов в программе. Но кому-то проще на бумаге записать. Смысл тут один — всегда думай, сколько ты получил за работу, сколько планируешь расходовать, сколько постоянных затрат на квартиру, коммунальные услуги, бензин, сотовый телефон, образование, и т.д., то есть об условно постоянных расходах. Причем как в бизнесе, так и в повседневной жизни. Если о них забывать, будешь всегда всем должен. А если помнишь и планируешь расходы, денег всегда хватит на все. Это абсурд, когда люди говорят: мне ни на что не хватает. Но если я не могу позволить себе 5 раз в год ездить в отпуск, то я этого и не планирую. Планировать то, чего не можешь, — это путь в никуда. Или, например, кто-то жалуется на банк, что их вовлекли в кредит, но человеку давали кредит под его доход. А доход позволял и кредит обслуживать и жить, но жить в определенном темпе. Никогда не нужно планировать затраты, превышающие реальные доходы.

Дети унаследовали от вас эти важные жизненные установки?

— Сложно сказать, но по крайней мере, деньги считают, то есть не совсем бездумно тратят. Богатый человек не тот, у кого много миллионов, (он их может завтра потерять), а тот, кто рационален. Вспомнить наш социализм — все люди занимали друг другу до получки. Сейчас такое все меньше и меньше увидишь. Надо учиться работать с банковскими институтами, если не хватает текущих денег, то кредитоваться, но при этом учитывать, как их будешь отдавать. Если имеются проблемы со здоровьем, то нужно иметь накопления и на этот счет, на экстренный случай, либо покупать страховые продукты.

А вы и ваша семья пользуетесь страховыми продуктами?

— Я, как и все работники Сбербанка, всегда покупаю полис добровольного медицинского страхования. А в семье, к сожалению, не очень верят в страховку. Считают, что качество обслуживания практически одинаково, что по ДМС, что по ОМС. Но в принципе, к важности страхования мы все со временем придем. То есть, обязательно в семье должны быть медицинская страховка, страховка транспорта и квартиры.

А кто у вас в семье главный распорядитель трат?

— Думаю, что жена.

А вы контролируете домашние расходы?

— Такой необходимости нет, так как супруга сама всегда рассказывает, что купила. Никаких стихийных крупных трат не совершает, всегда советуется со мной. Она же понимает, что планирование бюджета — это обсуждение внутри семьи, если мы хотим купить что-нибудь или вложиться во что- то. А если один будет тратить, а второй перед фактом ставить, возникнет конфликт и пропадет доверие. А бездумно тратят, как правило, в семьях, где нет доверия.

Работая в банке, наблюдаете ли вы изменения в психологии потребления у людей?

— Сейчас достаточно много вкладчиков, которые имеют небольшие сбережения. Где-то лет с 40 люди уже начинают понимать, что надо обеспечить себя любой страховкой и начинают активно работать с банками — депозиты, сберегательные сертификаты, облигации. Они понимают, что сегодня просто истратить деньги будет ошибкой. Кто-то предпочитает вкладывать, например, в квартиры. Ход конечно правильный, но многие их покупают, оформляя кредиты в банке, а потом обслуживают кредиты и ждут, когда же недвижимость поднимется в цене. Каждый сам себе выбирает стратегию инвестирования, но думаю, со временем 90% населения обязательно будет иметь заначку — те деньги, которые позволят прожить какой-то период времени в крайнем случае. Я думаю, это вопрос 5–10 лет. Мы очень быстро сейчас взрослеем в финансовом плане, потому что вся страна устала от проблем — кризисов, безработицы, обесценивания денег. Люди понимают, что жить сегодняшним днем, не думая о завтрашнем, — это утопия.

Старшее поколение у нас стало более продвинутым в работе с финансовыми инструментами?

— Судя по банковским карточкам, да. Если раньше пенсионеры отказывались от них, то теперь соглашаются пользоваться и даже с пенсии на них накапливают свои сбережения. А мы их учим, как пользоваться этой системой. Постепенно те, кто хотят, осваивают этот процесс очень хорошо, да и консультанты банка всегда помогают. Сегодняшние пенсионеры все читают, во все вникают и теперь прекрасно понимают, что если потерял карточку, то не потерял деньги!

Какую роль мог бы взять на себя старейший банк России в общей государственной программе повышения финансовой грамотности населения?

— Сегодня Сбербанк поддерживает различные проекты, просто, на мой взгляд, государственная программа пока еще не работает. Ведь в чем суть государственной программы? Государство должно определить, чего хочет достичь и привлечь к этому процессу финансовые институты страны. Сам по себе банк, даже такой крупный, как Сбербанк, всю страну в одиночку учить не сможет. Государство должно поддерживать тех, кто решает общегосударственные задачи. Образовательная программа должна быть вне бизнеса, должна развивать общество. Общество, становясь боле грамотным финансово, становится более богатым. Экономика в таком случае также получает большее развитие. Многие ведь не задумываются над тем, что, работая с банком, увеличивают тем самым пассивную базу банка, а значит, банк может больше кредитовать. Кредитуя больше, банк развивает экономику, экономика развивается — больше платит участникам экономической сферы, а значит, поступает больше налогов работающим в бюджетной сфере. Также необходима пропаганда теории сбережения! Если этим не заниматься, то впоследствии общество нищих ничего не создаст.

Цель финансового просвещения правильная. Но надо понимать, что это не один и не два года работы. Только системный проект добьется результата, даже если кажется, что результата невозможно добиться. Культурой работы с деньгами надо постоянно заниматься, тогда произойдет развитие задатков, заложенных в человеке. Это требует регулярных усилий.

С деньгами связаны все стороны современной жизни. Можно учить культуре, прививать вкус к прекрасному, но человек не пойдет, к примеру, в театр, не имея культуры управления финансами. Театр, как известно, нынче за деньги. На Западе давно это заметили: чем выше уровень жизни, тем чаще люди ходят в театр.

Деньги это инструмент, это цель — лучше учиться, лучше работать. Если мы воспитаем сами себя, мы станем богатыми. А если мы не управляем личными финансами, их у нас и не будет.

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: