Леви Каминецкий: «Деньги не главное, но владея ими, управляешь жизнью»

Рубрика: Личные деньги известных персон
Ноябрь 5, 2019 Просмотрено: 540 Константин Фролов
Леви Каминецкий: «Деньги не главное, но владея ими, управляешь жизнью» С духовными пастырями принято беседовать о вечном, нетленном и светлом. Но мы не такие, поэтому посетили главного раввина Томской области, чтобы погрузиться в рассуждения о грешном и суетном — о деньгах. И надо сказать, что со своей задачей он справился, изрядно облегчив нам душу. Прочтите это интервью — может, и вам полегчает…


Досье

Родился 2 августа 1980 года в Израиле, в городе Кфар-Хабад. Окончил религиозную школу. Обучался в ешивах Кфар-Хабада, Нью-Йорка, Франции. В 2003 году женился. В ноябре 2004 года приехал в Томск по приглашению Томской еврейской религиозной общины, став главным раввином области.

нумерация-мал.pngНедолгое счастье от денег


— Леви, почему все считают, что евреи самые богатые?

— Исторически мы много страдали, поэтому всегда старались копить на черный день. Если люди используют деньги как средство защиты от возможных трудностей, они, естественно, будут осторожнее в тратах, будут меньше пить, больше копить. По этой же причине у нас очень сильны семейные связи: если кто-то попадает в беду, о нем старается заботиться вся родня.

— Прихожане просят у вас совета о том, как распорядиться наследством или где найти деньги? 

— Когда у людей возникают проблемы, мы стараемся оказывать им реальную поддержку. Например, собираем одежду и деньги, организуем бесплатные обеды. Что касается богатых, не скажу, что они часто обращаются ко мне за советом.

Но я знаю, что много обеспеченных людей начинают искать иной смысл в жизни, пытаются реализовать себя не только материально. Они жертвуют в проекты для детей, студентов, на благоустройство. Есть такая история: умирает богатый еврей и в завещании указывает своим детям, чтобы они похоронили его в носках. Однако по еврейской традиции это запрещено.

Дети просят у разных раввинов, но все отказываются удовлетворить последнюю волю умершего. Пришлось хоронить без носков. В ответ на сожаление детей их мать открывает вторую часть отцовского письма, где тот пишет: «Видите, у вас ничего не получилось. Потому что человек приходит в этот мир без ничего и уходит так же». Суть в том, что всем хочется жить комфортно, но смысл жизни в ином.

— Недавно еврейская община Томска собрала за два дня сто тысяч долларов на отделку детского центра при синагоге. Это характеризует ваших прихожан как богатых или отзывчивых?

— Эти деньги понадобились лишь на финальную часть обустройства, и они не покроют всего, что нужно. Требуется гораздо больше. Нас ведь не финансирует никакое государство — ни российское, ни израильское, ни американское. Живем лишь на средства частных спонсоров, и каждый дает сколько хочет.

Вопрос не в том, сколько денег у дарящего: есть много скромных прихожан и тех, у кого, слава богу, большой достаток. Это проблема отношения человека к деньгам: если для него они не цель, а лишь инструмент, то он делает с их помощью много хороших вещей. Если же человек считает, что деньги и есть сама цель, то он ими никогда не поделится.

— У вас есть приятные воспоминания о ваших первых деньгах и заработках?

— В Израиле я учился в религиозной школе, а в ней каникулы всего три недели, так что мы просто не успевали летом заработать что-то значительное. Но какие-то маленькие деньги в 12-13 лет я все же получал, калымя. Первую крупную сумму заработал в 15 лет. Я возвращался из США, куда летал навестить свою бабушку, домой в Израиль.

Одному человеку потребовалось срочно улететь этим же рейсом, и авиакомпания предложила 500 долларов тому, кто уступит ему свое место, а взамен улетит не напрямую, а через Лондон по его билету. Я тогда еще плохо знал английский, но сумел разобрать, что предлагает авиакомпания, и согласился обменять билет, получив свои 500 долларов.

Позже, уже взрослым, я преподавал в еврейском религиозном университете во Франции. Это был 2002 год, я зарабатывал совсем небольшие деньги, мечтая о том, что зарплата в тысячу евро — это полное счастье! Когда я стал получать эту сумму, то полагал уже, что счастье — это две тысячи евро.

Сегодня я знаю, что никакие деньги не приносят человеку счастье. Они способны удовлетворить нас на очень короткий период времени. Да, они дают комфорт, снимают многие бытовые вопросы, но все это редко делает человека счастливым.

Одна из моих задач сейчас — привлекать в общину деньги. И когда мне это удается, я ощущаю радость, будто нашел средства для себя лично. Но приподнятое настроение длится ровно полчаса. А потом я живу дальше…

— Вы обосновались в Томске по желанию местной еврейской общины?

— Да, на тот момент в городе реставрировалась синагога, и возник спрос на своего раввина. Я приехал сюда и сразу понял, что тут интересно, здесь образованные люди, комфортно и удобно жить. Надо сказать, что Томск действительно отличается от других городов своей толерантностью. Я неделю назад был в Ростове-на-Дону, там раввин может передвигаться в темное время только с охранником.

В Томске все, слава богу, культурно, я живу здесь 15 лет и спокойно хожу по городу в любое время суток, мои маленькие дети носят кипу на улице, и у них никогда не возникало проблем. Думаю, что подлинное единство в том, что разные люди уважают и готовы слушать друг друга. Когда у нас есть общие цели и мы живем мирно, тогда это действительно красиво.

Можно очень любить Америку и быть евреем, то же самое и в России. Поэтому задача нашей общины — сделать так, чтобы евреи чувствовали себя здесь хорошо, но при этом ощущали себя евреями. Будет неправильно, если перед человеком встанет выбор — либо забыть про свою национальность, либо уезжать отсюда.

нумерация-мал.pngУмение тратить и копить с детства


— У вас ведь много детей, вы говорите с ними о деньгах?

— У меня семеро детей, старшему скоро будет пятнадцать, младшему полгода.

— Как вам удается их содержать?

— Это еще не так много. У меня, например, было девять братьев и сестер, а у моей супруги — восемь. Видите, это тоже касается отношения к деньгам: если бы я гонялся за ними, то вряд ли приехал бы жить в Томск и обзавелся такой семьей. Но у евреев существуют традиции воспитания у детей отношения к финансам.

Например, на Хануку мы дарим им не игрушки, а именно деньги. При этом я говорю детям: «Девяносто процентов из них — твои, а остальное отдай нуждающемуся!» Когда с раннего возраста приучаешь к этому ребенка, у него непременно остается след. Начиная с шестилетнего возраста, я каждому своему ребенку выдаю карманные деньги, чтобы дети учились грамотно обращаться с ними.

— И откладывать приучаете?

— Да, это очень полезный навык, передающийся из поколения в поколение. Готовить к этому ребенка нужно обязательно, потому что это учит отношению к жизни в целом: они должны уметь управлять ею, как своими финансами. Выбирая, какой «Лего» купить, мой шестилетний ребенок получает опыт расходования. К сожалению, в России даже взрослые не обладают рациональным взглядом на деньги. Подавляющее большинство считают, что биржа и облигации — это большой обман.

— Какие особенности обращения россиян с деньгами вас удивляют?

— Когда я только поселился здесь, меня шокировало, как люди с очень маленьким доходом тратят огромные деньги на подарки. Понятно, что нельзя идти поздравлять кого-то с пустыми руками, но и тратить сверх того, что можешь себе позволить, нерационально. В России даже семьи с небольшим доходом дарят детям вместо «Лего» дорогие смартфоны. Такого нет нигде в мире, это просто не имеет смысла. Полезнее открыть для ребенка в банке или инвестиционной компании какой-то вклад.

Во-вторых, я поразился, как люди ухитряются тратить зарплату в первые же дни, а затем живут на сто рублей в неделю до следующей получки. Один мой знакомый томич рассказывал, что на заводе, где он работал, его звали богатым евреем, потому что все быстро расходовали деньги, а потом просили у него в долг. Хотя он получал абсолютно такую же сумму, просто не тратил ее сразу.

Часто говорят, будто евреи жадные, но это неправда. Вот еврейская община в Томске не очень большая, но смогла сообща построить и синагогу, и еврейский центр. Просто иногда лучше пожертвовать на благотворительность, чем устроить шикарный праздник.

— История приучила ваш народ беречь деньги, а русские говорят: «Жизнь — копейка».

— Во-первых, есть очень много разных русских, да и евреи не одинаковы. Например, я религиозный человек и живу в огромном количестве рамок: у меня есть 613 заповедей — что можно и нельзя, как тратить деньги и так далее. При этом у меня большая семья, если я буду покупать дорогой подарок на каждый день рождения, у меня вообще не останется денег.

А надо еще за коммуналку платить, детей кормить. Когда-то, 100-200 лет назад, все евреи были религиозны, и это сильно влияло на наше отношение к материальному. Кто сейчас является образцом для подражания у разных наций? Спортсмены, супермодели, актеры. А у евреев более двух тысяч лет главным примером является тот, у кого больше знаний. Потому что они расширяют возможности человека, помогают относиться к любой вещи рационально. 

нумерация-мал.pngЖить с цветами в душе


— За 15 лет вы полностью адаптировались к местным условиям быта и ценам?

— В материальном плане многое заметно улучшилось, сегодня в Томске можно купить или заказать все, что угодно. То же касается банковской сферы и частных услуг. Но если говорить о больницах, где я с детьми часто бываю, то тут ситуация иная. Есть несколько очень хороших заведений, например перинатальный центр, где все на высшем уровне. Но, скажем, детской поликлинике на Олега Кошевого требуется еще очень многое.

При этом в Томске много хороших врачей, однако часто условия их работы не соответствуют 21-му веку. В общем, частный бизнес и услуги здесь на высоте. Государственный сектор тоже развивается, но ему еще есть куда стремиться. Я реально считаю, что Томск становится лучше. Да, проблемы существуют, но прогресс все равно очевиден. Кстати, я заметил, что в России очень любят жаловаться.

— Это да. У вас много знакомых в Европе, на их фоне россияне — бедные люди?

— Можно сказать, что стакан наполовину пуст или наполовину полон. Когда я сюда приехал, редко кто из томичей мог позволить себе отдых за границей. Машин было гораздо меньше, во всяком случае, пробок на дорогах не случалось. А сегодня в Томске построена масса красивых зданий, улучшается транспорт, дороги, появляются новые сервисы. И хотя не все, но очень многие люди стали жить лучше.

Понятно, что средний класс в Израиле более развит, чем в России. Однако расходы на жизнь здесь гораздо ниже. Когда мои родственники, приезжая сюда, видят, сколько здесь стоит жилье, бензин и так далее, они удивляются: на Западе это все гораздо дороже. В общем, хорошая динамика очевидна.

— Проливаете бальзам на душу. Некоторые ваш оптимизм не одобрили бы.

— Смотрите, скоро еврейский Новый год, и мы будем дарить друг другу мед, желая хорошего сладкого будущего. А почему именно мед? Потому что он от пчелы. Она везде находит цветы, даже в самом грязном месте. В отличие от жука, который и среди чистого добудет грязь. Я считаю, что нельзя ненавидеть среду, в которой ты живешь.

Я поселился в Томске, и мне здесь нравится. А если постоянно думать, как вокруг плохо, тогда вообще ничего невозможно делать, это не путь к развитию. Все эти слова про кризис и проблемы — оправдание для слабых. Если есть большое желание, всего можно добиться. Когда мы реставрировали синагогу, случился первый кризис.

А во время создания детского центра случился другой. Сложности всегда будут, важно уметь с ними справляться.
 
— Когда дети вырастают и втягиваются в культуру потребления, вам труднее с ними работать?

— У нашей общины большой молодежный клуб, и я вижу, что сегодня многие ищут смысл жизни как раз не в материальном. По моим ощущениям, мода на ежегодную покупку нового смартфона уже проходит. Самый трудный период для молодежи начинается с 25 лет, когда все они начинают думать об ипотеке.

— У молодых сейчас в приоритете не собственный дом, а хороший счет в банке, позволяющий свободно перемещаться по миру. Вы разделяете новые ценности?

— Думаю, иметь свой дом — это, конечно, очень хорошо. Я со своей большой семьей живу в квартире. Да, в идеале нам хотелось бы иметь собственный дом. Но, во-первых, в центре Томска это будет слишком дорого, а я должен жить в центре, потому что в шабат обязан ходить в синагогу пешком. Во-вторых, сколько же зимой придется снега убирать! Вот в Израиле таких проблем нет, ты просто живешь и всё. А иметь особняк в Сибири — это огромный труд и огромные деньги.

— Знаете, некоторые сибиряки, уехав отсюда, потом признаются, что Сибирь вообще не предназначена для жизни.

— Да, когда здесь много снега и минус сорок, у меня тоже появляются такие ощущения. В Сибири для жизни требуются постоянные усилия, вечная борьба с природой. Но если внутри человека есть гармония с самим собой, ему меньше мешают все эти мелочи. А когда ты в разладе со своей душой, то тебе будут казаться проблемой и снег, и грязь, и ямы на дорогах. Когда мне плохо, я тоже начинаю озираться — почему на улице Розы Люксембург какие-то ужасные гаражи, грязь и бомжи ходят? А когда на душе хорошо, то и на улице не так холодно, и подъезд не кажется таким страшным.

— Некоторые называют это розовыми очками.

— Нет, это не розовые очки! Везде можно найти грязь и проблемы, но все равно Томск очень красив. Есть старая еврейская история: умирающий человек говорит, что сначала он хотел поменять весь мир, но у него это не получилось. Потом попытался изменить страну — с тем же результатом.

Затем он пробовал перекроить город, следом — свой район, семью, а в конце и самого себя. В итоге признается: «Если бы я был умным, то начинал бы все с себя самого». То есть большие лозунги красивы, но это путь в никуда.

Вот в Томске, например, раньше много говорили о деревянном зодчестве, но появилась программа «Дом за рубль» и люди самостоятельно принялись за реставрацию. Я рад такому, это уже не митинги, это настоящее красивое и хорошее дело. Именно так и надо заниматься решением проблем, а не тратить время на выступления. Конечно, когда люди начинают требовать соблюдения законных прав, это тоже справедливо, но эффективнее вкладывать свои деньги и ресурсы в создание чего-то реального — вот это настоящий позитив.

Оставить комментарий: