Почему микрозаймы делают нас беднее, а стать банкротом — дорогое удовольствие

Рубрика: Кредитный сектор
Ноябрь 10, 2017 Просмотрено: 7 Анна Ярославцева
янин.png

Эксперт
Дмитрий Янин
Председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)







Сегодня уже 8 миллионов россиян не платят по кредитам, при этом рынок микрофинансовых организаций растет. В критических случаях ситуацию могли бы спасти перекредитование или процедура личного банкротства, закон о котором недавно начал работать. Однако скоро сказка сказывается…

Об этом, а также о том, как вести себя, если с карты незаконно списали средства, стоит ли доверять криптовалютам и стал ли коллекторский рынок более цивилизованным — наше интервью с Дмитрием Яниным, председателем правления Международной конфедерации обществ потребителей.

— В России принят закон о личном банкротстве, эксперты оценили его своевременность, однако он не очень-то популярен среди населения. Почему?

— Фактически закон свою роль не выполнил. Он должен был создать защитный механизм для людей, которые переоценили свои финансовые возможности, взяв несколько кредитов, либо были обмануты активными предложениями быстрых займов под огромные проценты. Документ дает шанс пройти процедуру «финансового оздоровления». Хочу отметить, что не стоит бояться банкротства в плане потери единственного жилья. Нужно помнить о том, что право потребителя на единственное жилье защищено законом.
 
Россиян, которые должны банкам более полумиллиона рублей, только по самым консервативным оценкам НБКИ около 700 тысяч. А людей, которые уже более 90 дней не платят по кредитам, — более 7 миллионов! Получается, что почти 8 миллионов граждан могли бы воспользоваться этой процедурой, при этом 63 % из них (по информации НБКИ) — люди экономически активного возраста от 30 до 50 лет. На практике же заявление о банкротстве подали всего 60 тысяч человек, меньше процента! То есть закон работает неэффективно. По моему мнению, связано это с несколькими факторами.

Цифра
Порядка 8 000 000 россиян просрочили платежи по кредитам более чем на 90 дней.


Во-первых, процедура очень дорогая. Вознаграждение финансовому управляющему составляет 25 000 рублей. Плюс почтовые расходы — около 3 000 рублей. Каждый банкрот должен заплатить почти 10 тысяч рублей определенному изданию за объявления, которые обязаны разместить закредитованные граждане. Публикация на федеральном ресурсе стоит почти 4 000 рублей. Итого — 14 000 рублей. Плюс дополнительные расходы. Получается, что реальная цена банкротства — от 60 тысяч рублей и выше. Это недоступно гражданам, которые и так находятся в сложной финансовой ситуации.
 
Второй момент — дела о банкротстве должны рассматривать арбитражные суды, которых в стране мало. Поэтому процесс занимает до полугода. Кроме того, финансовые управляющие не готовы браться за такие дела, им это совсем не выгодно. К сожалению, регуляторы затянули с упрощением этой процедуры, хотя это социально важная проблема.

Чаще всего люди пишут жалобы на кредитные организации


— С какими жалобами на нарушение прав люди обращаются наиболее часто?

— Ключевая тема сегодня — кредиты и все, что связано с их погашением. Люди, попавшие в долговую яму, предоставлены сами себе. И здесь существует острая необходимость усиления регулирования — нет норм, которые запрещали бы выдавать кредиты тем, кто не способен их закрывать, далеко не все финансовые организации спрашивают у потенциальных заемщиков справку о доходах. Неудивительно, что все больше людей становятся потенциальными банкротами. По информации НБКИ, на 1 августа 2017 года число заемщиков с задолженностью более 1,5 млн руб. увеличилось на 11,5 % (до 1,9 млн человек).

— Еще одна большая проблема при получении кредитов — требование подключения к коллективному договору страхования. После его подписания невозможно вернуть потраченные на страховку деньги. Как поступать клиентам в этом случае? Возможно, планируются какие-то изменения на федеральном уровне? 

— Такая проблема действительно актуальна. Заемщика часто подключают к коллективному договору страхования, то есть продают человеку продукт, который ему не нужен. Это незаконно. К сожалению, в стране низкий уровень финансовой культуры, не все потребители знают, как защищаться. Надеемся, что Банк России подключится к решению этой проблемы.

Стал ли рынок микрозаймов более цивилизованным


— Как вы оцениваете работу Центрального банка по регулированию микрофинансовых организаций?

— Критерием эффективности работы ЦБ было бы снижение объемов выдаваемых микрозаймов. Потому что этот рынок опасен для потребителей. В Великобритании структуры, которые регулируют «займы до зарплаты», обязывают МФО публиковать уведомления, похожие на надпись на табачной пачке: «Это опасно!» В России существенных изменений мы пока не видим, ставки трехзначные, рынок только растет. По данным Центрального банка за I полугодие 2017 года, в России работают 2 462 МФО. Число заемщиков с начала года увеличилось на 14,6 % — до 5,9 млн человек. Чаще всего люди берут краткосрочные микрозаймы (их доля составляет 62,2 %). Чистая прибыль микрофинансовых организаций превышает 3,3 млрд руб., что на 47 % больше, чем за тот же период 2016 года.

Документы, которые разрабатываются в этой сфере, иногда анекдотичны. Например, отраслевой стандарт по защите прав потребителей микрозаймов разрешает МФО в течение года выдавать 11 займов одному заемщику! Мы должны понимать, что по своей сути это экстренные займы. Но 11 раз в году у вас не может быть экстренной ситуации. Если человек почти каждый месяц берет микрозаем, это означает, что фактически он занимает на еду и базовые нужды: берет деньги, тратит, идет за следующим займом, чтобы закрыть взятый. Получается замкнутый круг. При этом есть способы этот круг разорвать — например, в Великобритании «заем до зарплаты» можно взять не более 3 раз в году. Меня беспокоит, что микрозаймами в России охвачено более 8 миллионов граждан. Так что микрозаймы уже перестали быть нишевым продуктом. Огромное число людей становится еще беднее.
Цифра
Чистая прибыль МФО за истекший период 2017 года составляет 3,3 млрд рублей - на 47 % больше, чем за тот же период 2016 года.

— Мы помним вопиющие случаи взыскания долгов коллекторами, которые нарушали статьи уголовного кодекса. Были приняты законы, которые внесли ограничения в их работу. Помогло ли это рынку?

— В целом «антиколлекторский» закон снизил напряженность в этой сфере, практики взыскания стали более спокойными. Единственное — нужно понимать, что взыскание долга — это финальная стадия. Самая эффективная мера борьбы с незаконными практиками коллекторов — это профилактика закредитованности. По данным ОКБ на I квартал 2017 года, 54 % новых кредитов наличными идут на погашение задолженности по уже имеющимся кредитным обязательствам. Так люди и попадают в долговую петлю, из которой многие уже не могут выбраться. Повторюсь, необходимо жестче регулировать деятельность МФО. Вводить норму, которая обяжет их при расчете суммы займа выдавать такой размер кредита, на оплату которого идет не более 25 % дохода человека. Также необходимо улучшать и пропагандировать закон о банкротстве. Тогда ситуация будет меняться.

О возврате денег, ключевой ставке и криптовалютах


— Знаем, что есть норма: если у клиента неправомерно сняли деньги с карты — банк обязан сначала вернуть средства клиенту, после чего разбираться в ситуации. Однако эта норма не работает. Почему?

— Нормы закона о национальной платежной системе, которые гарантировали бы возврат денег, нужно менять. Они исполняются слабо. Нечетко прописан порядок возврата, потребитель обременен дополнительными обязательствами. Мы выявили еще одну проблему — многие банки по сути взимают деньги (500-600 рублей) за то, что человек блокирует карту. Зачем наказывать держателя карты за блокировку? Он же предотвратил ущерб и себе, и банку!

— ЦБ недавно снизил ключевую ставку. Вслед за этим могут снизиться ставки по кредитам, в том числе ипотечным. Сложно ли рефинансировать действующий кредит?

— Безусловно, снижение ключевой ставки до 8,25 % будет влиять на стоимость ипотечных кредитов и они будут дешеветь. По данным Центрального банка на август 2017 года, средняя ставка по ипотеке составляет 10,95 %, тогда как год назад она находилась на уровне 12,84 %.
К сожалению, в России не существует механизма, при котором человек, занявший деньги на 20 лет, может рассчитывать на снижение годового процента в своем банке при изменении ситуации в экономике. Но если вы только в начале этого пути и видите, что на рынке есть предложения с более дешевыми кредитами, можно взять кредит на рефинансирование текущего ипотечного займа — погасить его новым кредитом, но платить уже по более низким ставкам. Такие продукты на рынке есть. Вас скорее всего попросят снова собирать пакет документов, но в целом это все равно обойдется дешевле.
 
— Как вы оцениваете охватившую некоторую часть населения лихорадку с криптовалютами с точки зрения юридической защиты?

— Это один из примеров, когда Банк России проводит достаточно адекватную политику. Хотя у меня осторожное отношение к этому продукту. Он опасен тем, что это никем не контролируемая игра, которая может в любой момент закончиться плачевно для ее участников. При этом, по данным Национального агентства финансовых исследований, 38 % россиян считают покупку криптовалюты выгодной. Хотя это сложный продукт с высокими рисками, и он, конечно, не застрахован в системе страхования вкладов.

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: