Не пытайтесь заглянуть в пропасть

Рубрика: Инвестиции
Январь 17, 2019 Просмотрено: 5756 Павел Пахомов

пахомов.png

Эксперт



Павел Пахомов
руководитель Аналитического центра Санкт-Петербургской биржи






Словарик


Дисконтная облигация (бескупонная) — вид облигаций, доход от которых инвесторы получают в виде разницы между номинальной стоимостью облигации и ценой при покупке. Цена покупки может быть существенно ниже номинальной, что компенсирует отсутствующий купонный доход. Чем ближе дата погашения облигации, тем выше рыночная цена дисконтной облигации.


Те, кто сталкивается в той или иной мере с финансовыми рынками, всё чаще и чаще слышат сегодня слово «кризис». Новыми кризисами пугают. Старые кризисы вспоминают. И действительно, текущая ситуация в мире весьма неспокойна. Это и продолжающееся обострение торговых отношений между США и Китаем, которое готово перерасти в полномасштабную торговую войну, и периодические обрушения валют отдельных развивающихся стран (Россия, Турция, Аргентина), и «бюджетный кризис» между Италией и Евросоюзом, и набивший всем оскомину Brexit в Великобритании. И это только то, о чем мы слышим фактически каждый день. Но есть еще большие или меньшие проблемы и в Азии, и в Африке, и конечно же на Ближнем Востоке. Куда ни взгляни — везде всё не то и не так.

Я на финансовом рынке уже более 25 лет, поэтому мне действительно есть что вспомнить. О кризисах, о которых я напишу, сказано уже многими экономистами, политиками и учеными. Я себя не отношу ни к одной из этих категорий, поэтому все, что вы прочитаете ниже, будет моим субъективным взглядом на те или иные события.

нумерация-мал.pngКонституционный кризис 1993 года


Я попал на финансовый рынок в начале июля 1993 года. Попал случайно и, начиная свою карьеру трейдера, совершенно ничего не знал. Ничего — это значит совсем НИЧЕГО! Конечно, мне была интересна эта тема, но до июля 1993 года я думать не думал, что когда-то буду торговать на бирже. Но волею случая я туда все-таки попал. По-видимому, действительно очень хотел. И вот, проторговав всего 2 месяца, я, что называется, сходу «напоролся» на кризис. Тогда мы торговали самым почитаемым и по сей день в России товаром — американскими долларами, а точнее — фьючерсами на доллар-рубль. Фьючерс — инструмент сугубо спекулятивный и чрезвычайно рискованный из-за возможности использования так называемых «плечей», когда, имея 100 долларов, ты можешь купить или продать в 10 раз больше. Следовательно, и прибыль может быть в 10 раз больше. Впрочем, это палка о двух концах, и там, где есть прибыль, есть и соответствующий убыток.

И вот наступил сентябрь 1993 года. Все лето и до середины сентября курс рубль-доллар стоял фактически на месте и совершал небольшие колебания в районе 1 000 рублей за 1$. На рынке было тихо-спокойно, и мы прекрасно «акклиматизировались», гоняя курс в диапазоне плюс-минус 1-2 %. Никто даже не мог и подумать, что может быть как-то иначе. И хотя у нас в биржевом зале висела табличка с какой-то биржи с фразой «Фьючерсный рынок — это самый быстрый рынок в мире», никто из нас на собственной шкуре не испытал, что это такое.

21 сентября 1993 года президент Ельцин подписал знаменитый указ №1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, что моментально привело к обрушению российского рубля на 25 % — с 1 000 до 1 250 рублей за доллар. Естественно, мы, молодые и совершенно неопытные спекулянты, не были готовы к такому развороту событий. И, естественно, я получил первый свой значительный убыток. Сейчас смешно вспоминать о том убытке в 400 долларов.

Но тогда было не до смеха, поскольку месячный бюджет моей семьи составлял на тот момент 30-50 долларов. И на 400 долларов можно было бы жить целый год. Тогда я в первый и последний раз за свою трейдерскую карьеру взял в долг. Через 3 месяца я все вернул, но сентябрь 1993 года и обвал рубля были для меня шоком, который я запомнил на всю жизнь. Чем закончился тот конституционный кризис для страны, мы прекрасно знаем. Я же из него вынес одно: на финансовых рынках никогда не расслабляйся и все время будь готов ко всему.

нумерация-мал.png«Черный вторник», 11 октября 1994 года


Если обвал рубля в сентябре 1993 года прошел как-то незаметно — там всех больше волновали прежде всего политические моменты, — то «черный вторник» 11 октября 1994 года уж точно вошел в историю как классический финансовый кризис. Хотя по своим масштабам падение рубля в сентябре 1993 года (на 25 %) вполне сопоставимо с обвалом 11 октября 1994 года (на 38 %).

Вообще, как свидетельствует история, вторник — достаточно несчастливый день для финансовых рынков. И «черных вторников» во всемирной истории финансов очень даже много. Но от этого, конечно, не легче. Чем запомнился «черный вторник» октября 1994 года? Прежде всего своей рукотворностью. Можно что угодно говорить, но мы как бы изнутри видели, как Центробанк совершенно искусственно гонит и гонит курс вверх. Лично я был готов к такому развитию событий, и на этом скачке удалось заработать очень даже хорошие деньги. Но если все же говорить о том, чем запомнился этот день, так это своей безумной психологией. К тому моменту я работал на рынке больше года и вокруг меня уже сформировался целый круг клиентов. Некоторые из них были весьма состоятельными.

Однако, как показывает практика, большое количество денег не спасает от зачастую глупейших поступков. Люди (клиенты) метались из стороны в сторону. С утра (11 октября) они прибегали и с пеной у рта давали команду покупать на все. Курс, напомню, в этот день вырос с 2 833 до 3 926 рублей за доллар. Но по ходу торгов фьючерсы на ноябрь уходили даже выше отметки в 5 000 руб./$. Но в конце для всем стало понятно, что Центробанк явно перестарался и рубль больше падать не будет. И вечером те же люди, что с утра «покупали на все», уже давали команду: «Продаем!» Сколько денег в этот день было потеряно сумасшедшими клиентами — даже не посчитать. И еще этот день запомнился мне одной историей, которая потом имела очень неприятное продолжение.

Мир денег очень жестокий, и это надо понимать и принимать. В начале сентября 1994 года на биржу пришел парень, студент 4-го курса одного из московских вузов, и положил на свой счет 2 000 долларов. Он начал торговать и стал реализовывать очень рискованную стратегию. Однако в условиях постоянного роста доллара к рублю эта стратегия оказалась чрезвычайно успешной. А «черный вторник» сделал его почти миллионером. На его счете после 11 октября было 800 000 долларов! Это были баснословные деньги. Мы смеялись и говорили ему, что жизнь сделана и он может больше не торговать. Но он посчитал себя крутым профессионалом и продолжал рисковать.

Через пару лет его система дала сбой. Он потерял все свои деньги и остался должен 6 миллионов долларов. Что было дальше? Не буду говорить, но надо понимать, что это была середина 90-х годов со всеми вытекающими последствиями. В общем, спасибо, что живой… А вывод? Вывод один — никогда! Понимаете, никогда не подходите к краю пропасти! И даже не пытайтесь заглянуть в нее! Вы же не знаете, как вы поведете себя там, за гранью. А это страшно — я это испытал на собственном опыте и поэтому никому не советую так экспериментировать. 

нумерация-мал.pngВыборы президента России 1996 года


Тяжелые были времена. И совершенно непонятные. Это сейчас половина нашего населения желает вернуться обратно в Советский Союз. А тогда еще были свежи воспоминания об очередях, пустых полках магазинов и карточках на водку и сахар. Где-то в феврале 1996 года мы свернули все операции на рынке, поскольку не понимали, к чему вся эта политическая вакханалия приведет. Финансовые рынки шли на разрыв, и риски были просто гигантские. Однако где-то в начале июня 1996 года вдруг на политическом небосклоне сквозь тучи стали пробиваться отдельные лучики солнца. У нас (у меня и еще у пары моих коллег) вдруг появилось ощущение, что все обойдется. Знаете, чисто спекулятивное чувство — здесь и сейчас. Конечно, мы не загадывали надолго — не было ни желания, ни возможностей. Да и вообще об этом не думали.

И вот 7 июня — почему-то очень хорошо запомнил эту дату — мы принимаем решение вернуться на рынок. Это решение было абсолютно взвешенное, и мы понимали, чем рискуем. И 7 июня 1996 года мы купили дисконтные 9-месячные облигации Санкт-Петербурга (так называемые МКО — муниципальные краткосрочные облигации) по 21 % от номинала. Далее — выборы. Вы все про эти выборы знаете. Но для нас самое главное — 19 июля сразу после выборов мы продаем эти облигации по 88 % от номинала. 400 % за 1,5 месяца! Бинго! Эта была наша первая «умная» победа. Мы шли на риск, понимали, чем рискуем и ради чего. И в этой игре мы победили. Наверное, впервые тогда пришло осознание того, что ум на финансовых рынках может стоить очень дорого. И уж точно гораздо дороже везения! На финансовых рынках нельзя играть в рулетку, а надо выстраивать свою умную, просчитанную до мелочей стратегию. И тогда удача будем сопутствовать вам.

Продолжение следует…


Смотрите также: Дом в мешке
Оставить комментарий: