"Долги польских королей"

Рубрика: Это интересно
Октябрь 14, 2016 Просмотрено: 644 «Долги польских королей»
"Долги польских королей" Особое место в системе ценных бумаг Российской империи занимали облигационные займы Царства Польского и Великого княжества Финляндского. Среди российских регионов только эти два имели право самостоятельно действовать на зарубежном рынке капиталов и выпускать за границей облигации от имени своих правительств. Приобретение польских земель потребовало от российской казны участия в уплате государственных долгов Речи Посполитой и короля Станислава.

Польша вошла в состав Российской империи в конце XVIII в. в результате трех разделов между Пруссией, Австро-Венгрией и Россией. В январе 1797 г. представители российского, прусского и австрийского правительств подписали конвенцию об урегулировании финансовых проблем, связанных с разделами. В конвенции было зафиксировано, что стороны приняли на себя обязательство по погашению польских долгов в соответствии с размером полученных в результате разделов территорий. Россия обязалась погасить 43 % долгов республики и 40 % долгов Станислава. Спустя несколько месяцев российское правительство в одностороннем порядке пообещало погасить еще и долги польских аристократов. Так как основная часть польских заимствований приходилась на голландских банкиров, которые также были и основными российскими кредиторами, то в результате проведенной в 1798 г. конверсии «голландских» займов России польские долги были включены в итоговую сумму общеимперской задолженности. Из 88,3 млн гульденов займа «польский долг» составил почти 16 млн. Но в итоге российское правительство не только продемонстрировало свою готовность и возможность выполнять собственные обязательства перед европейскими банкирами, но и заручилось поддержкой польского дворянства.

razdel-polshi.jpg

 Гравюра «Раздел Польши». Даниель Ходовецкий


Не все из этих ожиданий оправдались в дальнейшем. В ходе наполеоновских войн польские войска действовали на стороне Франции. В результате державы-победительницы осуществили новый раздел Польши и наложили на нее значительную контрибуцию. Финансы Царства Польского представляли собой печальное зрелище, особенно если учесть, что до 1830 г. Министерство финансов империи не вмешивалось в управление ими. Стабилизировать финансовую ситуацию можно было только с помощью внешних заимствований, но Россия сама находилась в тяжелом положении, а в Европе к Польше относились очень настороженно.

«Изобильный источник» для мятежников

В феврале 1825 г. о планах заключения внешнего займа Польшей было доложено Александру I. Но лишь после нескольких лет напряженных
переговоров в январе 1829 г. польскому правительству удалось подписать договор о получении займа с берлинскими банкирами. И только в декабре того же года Николай I, именем которого гарантировался заем, утвердил его условия. 42 млн злотых предоставлялись на 25 лет под 5 % годовых. Номинал облигаций составлял 300 злотых. Средства предполагалось направить в польскую промышленность и торговлю: 12 млн злотых должны были быть вложены в разработку рудников, 9 млн — в строительство Августовского канала, на остальные деньги планировалось обустроить Варшаву, построить соляные склады, фабрики, дороги и многое другое.
Однако средства, полученные от займа 1829 г., не были использованы на предполагавшиеся цели, так как значительная их часть находилась в Польском банке и в ходе восстания 1830 г. именно в них «нашли мятежники изобильный источник к удобному употреблению оных на революционные потребности».

После подавления восстания финансовая независимость Царства Польского была ликвидирована. Польша перестала быть самостоятельным игроком на международном финансовом рынке. В новых политических условиях бюджет фактически стал контролироваться российским Министерством финансов. В 1831 г., отвечая на записку польского правительства о необходимости нового внешнего займа, министр финансов Е. Ф. Канкрин писал, что это нанесет ущерб кредиту России, так как Россия сама была «лишена денежных ресурсов» и нуждалась в «продолжении» займов в Голландии. Но прежде всего, по мнению Канкрина, следовало ответить на вопрос: допустимо ли вообще, чтобы Польша в будущем совершала займы самостоятельно? Решение о выпуске нового польского займа за рубежом было отложено. Польша стала получать займы из российского казначейства.

«Едва ли прилично отказать»

Но после неоднократных обращений царского наместника в Польше графа И. Ф. Паскевича к императору, а также продолжительных переговоров польского правительства и европейских банкиров в марте 1835 г. договор о заключении нового займа был подписан. 31 мая (12 июня) того же года договор был утвержден Николаем I. Общая сумма займа составляла 151 млн злотых (22,5 млн руб. серебром). Всего было выпущено 300 тыс. облигаций на предъявителя по 500 злотых (75 руб. серебром). Ценные бумаги были разделены на 3 тыс. серий. Облигации имели 4 %-ные купоны, по которым проценты выплачивались в Польском банке (Варшава) и в банкирском доме Ф. Магнуса (Берлин) два раза в год по курсу 105 талеров за 100 руб. серебром. Срок погашения составил 40,5 лет. Уплата облигаций и процентов по ним обеспечивалась доходами от продажи соли, табака и лотереи. И хотя погашение этого займа возлагалось на Польский банк, контроль за выполнением условий займа был оставлен за Комиссией погашения государственного долга.

Так как заем 1835 г. был выпущен в форме лотереи, в мае 1836 г. Польский банк выпустил «Инструкцию о порядке действия при тираже, уплате и погашении частичных облигаций по займу в 150 млн зл.». В первые 10 лет, с 1836 по 1845 г., должно было погашаться по 70 серий (7 тыс. облигаций) ежегодно. Выигрыши составляли от 750 до 1,2 млн злотых. С 1846 г. погашение должно было производиться дважды в год с выдачей премий по 200 злотых, сами же облигации скупались по 700 злотых.

lotereinyi-bilet.jpg

Лотерейный билет Царства Польского, 1838 г.


 Облигации польского займа 1835 г. обращались прежде всего в Польше, а также на Берлинской и Амстердамской биржах, в России они распространения не получили. Но в 1836 г. банкиры, выпустившие заем, обратились в Министерство финансов с прошением о разрешении принимать облигации первого и второго польских займов в залог государственными учреждениями империи наравне с российскими ценными бумагами.

Главный аргумент в пользу такого равноправия заключался в том, что если российское правительство откажется от удовлетворения этой просьбы, курс польских облигаций резко упадет и спровоцирует падение российских ценных бумаг. Министр финансов был вынужден признать, что так как «облигации польских займов допущены к приему в залог в Царстве Польском, то при настоящем отношении царства к империи едва ли прилично отказать в распространении сей меры и на российские казенные места, что неудобно было бы назначить для оных в России низшую цену, нежели в Польше, где оные облигации принимаются по нарицательной цене».

В результате Государственный Совет, который решал данный вопрос, определил, что облигации первого и второго польских займов должны приниматься во всех государственных учреждениях империи по номиналу, а в банках — по курсу 60 за 100.

Средства, полученные по займу 1835 г., лишь частично удовлетворяли финансовые потребности польского правительства. Поэтому еще в 1834 г. на 10 млн злотых были выпущены 5 %-ные облигации казначейства Царства Польского, выкупленные Польским банком. Номинал облигаций составлял 1 000 злотых. Долг должен был быть погашен в течение 20 лет. 

В конце 1837 г. Польский банк, остро нуждавшийся в наличности, получил разрешение из Петербурга выпустить в обращение особые ценные бумаги — сертификаты («цертификаты») на находящиеся у него на хранении облигации займа 1835 г. Условия выпуска этих бумаг были следующими. На каждую облигацию выпускались два вида сертификатов, обозначенные литерами «А» и «В». Они имели различные свойства и могли находиться в обращении одновременно. Каждый сертификат «А» был номиналом в 300 злотых и предоставлял своему владельцу право получать только полугодовые платежи по купонам. Погашение данных сертификатов должно было состояться не ранее 1846 г., но не позднее 1876 г. Сертификаты «В» были номиналом в 200 злотых. Они не приносили процентов, но они участвовали в тиражах выигрышей, а их владельцам гарантировалась уплата всей суммы выигрыша, выпавшего на соответствующую облигацию, за вычетом 500 злотых — номинала облигации. Если на протяжении всего срока займа на облигацию выигрыш не выпадал, банк гарантировал выкуп сертификата по номиналу. Сами облигации займа 1835 г., на которые были выпущены сертификаты, Польский банк должен был отправить на хранение в Комиссию погашения государственного долга.

В 1838 г. была выпущена вторая серия казначейских облигаций на сумму 35 млн злотых. Она была оформлена на тех же условиях, что и первая. 
Третья серия на 60 млн злотых (9 млн руб. серебром) была выпущена в марте 1841 г. Условия погашения казначейских облигаций третьей серии несколько отличались. Прежде всего тем, что проценты по 20 млн злотых польское казначейство оплачивало лишь в течение трех лет, после чего эта обязанность возлагалась на государственное казначейство.

Уже в ходе выпуска третьей серии казначейских облигаций Совет управления Царства Польского обратился к императору с проектом конверсии облигаций всех трех серий. Утверждение этого проекта из-за сопротивления Министерства финансов, опасавшегося параллельного снижения на европейском рынке курса российских ценных бумаг, продолжалось три года. Лишь 29 февраля (12 марта) 1844 г. Николай I подписал указ «О замене всех 5 % облигаций Казначейства 4 % облигациями», в соответствии с которым все владельцы казначейских обязательств могли обменять их на 4 %-ные облигации или получить наличные деньги. Обмен возлагался на Польский банк. Облигации выпускались номиналом в 100 (66 365 штук), 150 (80 000 штук) и 500 (20 000 штук) руб. серебром. Общая сумма займа, получившего название «4 %-ный конвертированный заем Царства Польского», составила 28 636 500 руб. серебром. Его погашение предполагалось осуществить в течение 61 года через проведение полугодовых тиражей.
Облигации займа обращались на Варшавской и Берлинской биржах, а проценты выплачивались в Варшаве, Берлине и Амстердаме. 
В ноябре 1841 г. появился указ о разрешении принимать на территории всей империи 4 %-ные облигации Царства Польского в залог при казенных подрядах и поставках по 90 за 100, при учете в коммерческом банке по 70 за 100.

Этот заем был последним суверенным займом Польши, который выпускался в составе Российской империи.

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: