Советское золото и страны Запада в 1920-е годы

Рубрика: Это интересно
Октябрь 19, 2015 Просмотрено: 1289 Юрий Голицын, Московская Биржа, канд. ист. наук
 Советское золото и страны Запада в 1920-е годы После окончания в России гражданской войны и иностранной военной интервенции, в ходе которых не удалось заставить советское правительство отменить декреты об аннулировании внешних займов и национализации иностранной собственности, наступила очередь экономических санкций. Советская Россия со стороны главных кредиторов Российской империи — Великобритании, Франции, США — была подвергнута «золотой» и кредитной блокадам.

«Золотая» блокада

В 1920-е годы советское золото попадало на мировые рынки через цепочку посредников, так как «большевистское» золото было объявлено «ворованным» у законного правительства и его было запрещено принимать и покупать. Для обезличивания и сокрытия происхождения золото переплавляли в слитки, иногда нестандартных размеров и объемов (так называемые «свинки»). Одна из основных цепочек посредников шла через Прибалтику (Ревель) в нейтральную Швецию, где золото продавалось на 20-25% ниже рыночной цены. На Королевском монетном дворе его переплавляли в стандартные слитки и маркировали шведскими клеймами. Стокгольмская биржа была промежуточным этапом и в свою очередь продавала советское золото с новыми клеймами на крупнейших биржах Европы и Америки. И хотя все знали об этой «операции», «шведское» золото принимали.

Второй страной, которая де-факто могла совершать операции с советским золотом, была Германия. Это было связано с тем, что именно немецкие предприятия в 1920-е годы поставляли в РСФСР основной объем промышленной продукции, а финансовую сторону сделок обеспечивали крупнейшие германские банки.

Но и страны, инициировавшие финансовую блокаду России, не хотели упускать возможность заработать. Банки США также принимали советское золото. Не оставалась в стороне и Франция. Известно, что уже осенью 1920 г. Франция получала из Риги «золотые посылки» (6 тонн монетами царской чеканки), доставленные на нейтральных судах. Позже Франция стала перевалочной базой для поставок советского золота в Англию и Швейцарию.

«Дорогая» операция

Очередная операция поставки «советского» золота за рубеж состоялась в начале 1928 г. В феврале в американские Чейз Нейшнл банк и Эквитебл траст компани была отправлена новая партия стоимостью в 5 млн долларов, предназначенная для оплаты за поставленное в СССР промышленное оборудование. Но 6 марта французский посол в США направил ноту Государственному департаменту, в которой потребовал наложения ареста на депонированное в американских банках золото, так как до революции 1917 г. Банк де Франс имел на счете в Госбанке Российской империи 52 млн франков. Из-за возникшего спора американское правительство запретило осуществление операции.

Но в то же время никто не препятствовал вывозу советского золота в Германию. 6 апреля 1928 г. золото было отправлено в Европу на первом же немецком пароходе. При этом советские чиновники не учли, что по пути судно заходит в один из французских портов, где золото могут арестовать. Это привело к тому, что золото пришлось перегружать прямо в открытом море на другой корабль, шедший непосредственно в Германию. В результате 18 апреля советское золото было доставлено в Бремен. В свою очередь Банк де Франс пообещал подать судебный иск на действия американских банков.

Почему эти события стали возможны? Всем было известно, что в 1920 г. американское казначейство разработало форму сертификата о праве собственности на золото, которую должны были заполнять все импортеры золота при сдаче его на Монетный двор США. В этом документе импортер гарантировал, что передаваемое золото «не исходит от большевиков и никогда не было во владении так называемого Большевистского правительства России». Но советские чиновники, во-первых, считали, что распоряжение казначейства уже не действует, так как во время голода 1921 г. уже был прецедент поставки, когда американская сторона принимала российское золото в оплату за хлеб. А во-вторых, надеялись на обещания, данные в телеграмме французского премьер-министра Э. Эррио еще в 1924 г., о том, что долговая проблема будет решаться не между отдельными субъектами, а между правительствами. Но эти предположения были ошибочными.

Была еще одна сторона в этой истории. Срочная отправка золота из США потребовалась еще и потому, что советской стороне стало известно о намерении Румынии действовать совместно с Францией. 2 апреля было опубликовано сообщение из Вашингтона о том, что «румынское посольство готово выступить в суде» в деле о советском золоте, т. е. Румыния готова была потребовать от СССР возвращения отправленного в Россию в годы Первой мировой войны золота румынской казны на 117 млн руб. (кстати, Румыния до сих пор не отказывается от своих требований).

Дипломатические сражения

В ходе конфликта велась очень активная переписка между советскими и французскими дипломатами. 13 марта 1928 г. советский полпред во Франции В. Довгалевский встречался с генеральным секретарем Министерства иностранных дел Франции Бертело. В беседе был затронут вопрос о том, что требования Банк де Франс появились в сложный момент перерыва во франко-советских переговорах и эта акция может в корне подорвать все уже затраченные усилия и «поставить под угрозу дальнейшее развитие франко-советских экономических отношений». Переговоры, о которых говорил Довгалевский, проходили в 1926–1927 гг. и касались злободневного вопроса о погашении российских дореволюционных долгов. Казалось бы, стороны достигли принципиального согласия, но внутриполитическая борьба в СССР привела к снятию Х. Раковского (сторонника Л. Троцкого), назначению вместо него Довгалевского и «замораживанию» переговоров.

18 марта нарком иностранных дел СССР Г. Чичерин беседовал с послом Франции в СССР Эрбертом. Последний просил показать ему контракт советского правительства с Фаркуаром. Нарком ответил, что в обстановке, которая создана «французской акцией в Америке», это может означать получение от советской стороны уступок. В таком случае советская сторона на это пойти не может. Почему французская сторона интересовалась договором с Фаркуаром? Это касалось еще одного спорного вопроса — послереволюционной национализации промышленности в России. Дело в том, что один из директоров Американо-русской торговой палаты П. Фаркуар встал во главе группы американских и немецких промышленников, которые были готовы взять в концессию металлургический завод в Макеевке (Донбасс) и предоставить СССР заем на 40 млн долларов для закупки оборудования. В сентябре 1927 г. Чичерин писал И. Сталину по этому поводу: «Заключение нами этого договора с Фаркуаром с получением нами 40 млн долларов будет настоящей взорвавшейся бомбой, которая сильнейшим образом повлияет и на Англию, и на Францию». Но после затянувшихся переговоров концессия так и не состоялась. Но если французская сторона и не имела прямого отношения к такому финалу, то по крайней мере всячески пыталась помешать этому проекту, так как металлургический завод в Макеевке принадлежал в свое время французам.

«Немецкое» окончание

Еще об одной стороне «золотой» операции рассказывалось в секретном письме полпреда СССР в Германии Н. Н. Крестинского народному комиссару иностранных дел СССР Г. В. Чичерину от 26 марта 1928 г.: «Вы знаете, что сделка по продаже через Дойче банк Рейхсбанку нашего, находящегося в Америке золота, была заключена еще до начала донецкого конфликта. Когда выяснилось, что американское золото не удастся так скоро освободить, из Москвы решили послать во исполнение сделки с Дойче банк новую партию золота». Также было решено обсудить с Дойче банком два вопроса: во-первых, необходимо было договориться о том, чтобы «сделка на покупку «американского» золота была оставлена в силе», кроме того, нужно было продать Дойче банку вторую партию золота «без назначения определенного срока сдачи этого золота». Во-вторых, Аркус, который вел эти переговоры, должен был уговорить Дойче банк на выдачу Госбанку аванса «под проданное уже и направляемое из Москвы золото». Этот аванс советское торгпредство хотело получить под уже погруженное на пароход золото. Крестинский считал, что при тех отношениях, которые «существовали до сих пор между Госбанком, Рейхсбанком и Дойче банком, конечно, оба наших желания были бы легко удовлетворены, но ввиду наличия конфликта Дойче банк оба предложения т. Аркуса отклонил». Первый отказ он мотивировал нежеланием вступать в прямой конфликт с Банк де Франс, второй — сославшись на неблагоприятный момент и нежелание Дойче банка идти на риск, «давая аванс под не сданное ему еще золото».

В связи с этим процесс отправки золота в Германию значительно осложнился. Раньше Госбанк спокойно отсылал золото в Германию, зная, что «никто не рискнет налагать на него арест, а если бы кто-то и попытался, то германский суд отклонит сразу подобное покушение». В новой же ситуации советское торгпредство «долго и обстоятельно» обсуждало вопрос, «от чьего имени и в чей адрес посылать золото, и в конце концов послали не сразу всю партию, а лишь половину — «на пробу».

При обсуждении вопроса об отправке золота советские дипломаты посчитали неудобным советоваться с немецкой стороной из-за боязни возможных «осложнений на германской территории и тем самым, может быть, спровоцировали бы кого-нибудь на те или другие мероприятия». Но все завершилось благополучно. Первая партия золота пришла 25 марта и сразу же была сдана в Гамбурге Рейхсбанку, а на следующий день «под нее согласно договору получено уже 90% цены».

Суд поставил точку

Через три года Банк Франции добился рассмотрения своего иска против Чейз Нейшенл банка и Эквитебл траст компани. В апреле-мае 1931 г. в окружном суде США Южного округа Нью-Йорка состоялись слушания по делу о советском золоте. В результате судья вынес решение «об отказе в иске по существу с возложением на истца издержек».




Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: