Изготовление ценных бумаг в XIX – начале XX в.

Рубрика: Это интересно
Ноябрь 17, 2015 Просмотрено: 1118 Юрий Голицын, Московская Биржа, канд. ист. наук, специально для портала "Ваши личные финансы"
Изготовление ценных бумаг в XIX – начале XX в.
В XIX – начале XX в. за изготовление бланков ценных бумаг отвечала Экспедиция заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ), образованная в 1818 г. и входившая в состав Министерства финансов. Первоначально в 1768-1785 гг. изготовление бумаги для ассигнаций производилось под строгим контролем правительства на частной фабрике графа Сиверса, а затем с 1785 г. на казенных «мельницах» в Ропше и Царском Селе. Печатание же ассигнаций осуществлялось в Сенатской типографии в специальных комнатах и специально отобранными людьми. Хранением и выдачей ассигнаций ведала отдельная экспедиция Сената.

Увеличение числа фальшивых ассигнаций, особенно после Отечественной войны 1812 г., и необходимость их замены билетами нового образца заставили правительство осознать необходимость выделения больших средств на производство ценных бумаг. В 1814 г. на окраине Санкт-Петербурга был приобретен участок земли, где в 1816-1818 гг. под руководством генерала Бетанкура были построены новые здания, устройство которых обошлось почти в 1,5 млн. руб. 21 августа 1818 г. были утверждены штаты и Положение об Экспедиции заготовления государственных бумаг.  На новое производство были переведены все рабочие с Царскосельской казенной фабрики, и с июля 1819 г. начались работы по изготовлению ценных бумаг и ассигнаций нового образца. Главная задача вновь созданной Экспедиции состояла «в заготовлении государственных бумаг, как кредитных, так и всех прочих, с государственным гербом установленных». Кроме того, на нее возлагалось «производство делания государственных и гербовых бумаг всякого рода по предписаниям правительства».

эзгб.jpgВ 1820-х гг. в связи с тем, что министерство финансов почти не производило новых выпусков бумажных денег, предпочитая справляться с хроническим дефицитом государственного бюджета с помощью займов, Экспедиция стала усиленно выпускать гербовую и вексельную бумагу, различные свидетельства и акции, процентные банковские билеты.
Седьмого февраля 1861 г. императором было утверждено новое Положение, в соответствии с которым Экспедиция должна была существовать на заработанные средства, т. е. за счет денег, поступавших в оплату за выполненные заказы. Если заказ осуществлялся правительством, его цена, закрепленная законодательно, составляла 1 коп. за лист. При заказах от общественных и частных лиц стороны договаривались по «вольной цене». Полученная в результате прибыль, в том случае, если она была меньше 25% валового дохода, делилась между казной и служащими Экспедиции поровну, при более высокой прибыли — в несколько иных пропорциях.

Техническая реконструкция и переоснащение, произведенные в 1860-х гг., сделали предприятие одним из лучших в Европе и позволили значительно увеличить выпуск денежных знаков и всех бумаг с государственным гербом. С начала 1890-х гг. на фабрике стала применяться оригинальная техника одновременной многокрасочной печати, названная «орловской» по имени автора — И. И. Орлова, техника Экспедиции. Сущность этого способа состояла в одновременном нанесении на бумагу за один оттиск различных тонов или красок с одной печатной формы или клише. При этом линии рисунка непрерывно переходили из одного цвета в другой не прерываясь, а разные краски располагались в общем плане по особому рисунку. Таким образом достигался двойной эффект: от рисунка стереотипа и от расположения красок.

Во главе Экспедиции стоял управляющий, который являлся «полным и ответственным пред высшим начальством хозяином ея». Общее количество служащих в 1899 г. составляло 3 700 человек, в том числе чиновников — 68, художников — 84, помощников мастеров (подмастерьев) — 467, рабочих — 2 427, учеников — 59, «по счетной и письменной части» — 194, низших служителей — 369. Накануне Первой мировой войны численность работников достигла 4 600 человек, а к 1 марта 1917 г. — почти 8 000. Средний годовой заработок служащих в Экспедиции составлял 451 руб., что во много раз превышало заработок даже высококвалифицированного рабочего в других отраслях производства. Кроме того, все служащие обеспечивались бесплатной квартирой и медицинским обслуживанием.

С конца XIX в. Экспедиция заготовления государственных бумаг стала считаться «чисто коммерческим предприятием». «Коммерческий» характер заключался в том, что казна независимо от себестоимости изготовления продукции приплачивала Экспедиции определенный процент «прибыли», т. е., вычислив понесенные издержки на печатание каждой тысячи купюр, Экспедиция набавляла еще 10% и уже по этой цене сдавала продукцию Государственному банку. При выполнении частных заказов процент прибыли значительно увеличивался.

В 1899 г. вскоре после своего назначения новый управляющий Экспедиции князь Б. Б. Голицын проанализировал себестоимость производства и выяснил, что на государственных заказах ЭЗГБ терпела значительные убытки. Так, например, себестоимость 1 000 листов актовой бумаги превышала 82 руб., а получаемая оплата из казны составляла всего 10 руб. Голицын добился повышения цены за выполнение некоторых правительственных заказов. Это позволило Экспедиции получить дополнительные финансовые средства, значительная часть которых пошла на модернизацию оборудования.
34-1.jpg

Но еще больший доход Экспедиция получила от привлечения новых государственных и частных заказов. С ее станков выходили облигации, свидетельства и билеты государственных или обеспеченных государством займов, вексельная и гербовая бумага, марки и другие платежные знаки при уплате акцизов и других налогов, ассигновки для казенных платежей, бланки промысловых и торговых свидетельств, паспортов, патентов, а также частные ценные бумаги (акции, облигации, закладные листы, чеки, платежные переводы и т. п.). Особенно выгодным оказалось производство железнодорожных накладных и пассажирских билетов. Хорошо защищенные от подделки цветной сеткой накладные и билеты стали заказываться правлениями железных дорог в настолько больших количествах, что для их изготовления в Экспедиции открыли специальную мастерскую.

Порядок изготовления и выдачи некоторых видов ценных бумаг определялся утвержденными министром финансов в 1904 г. «Правилами о порядке выдачи из Экспедиции заготовления государственных бумаг облигаций частных железнодорожных Обществ и об их уничтожении», которые подразделялись на две части, относившиеся к негарантированным и гарантированным правительством облигациям.

Негарантированные облигации частных железнодорожных обществ и купонные листы к ним печатались в Экспедиции заготовления государственных бумаг с разрешения Департамента железнодорожных дел. Изготовленные и проверенные бумаги до их выдачи заказчикам хранились в Экспедиции. Если изготовленные бумаги должны были быть отправлены за границу, то в таком случае порядок отправки обязательно согласовывался не только с Департаментом железнодорожных дел, но и с Особенной канцелярией по кредитной части. После погашения (оплаты) в кредитных учреждениях, уполномоченных проводить подобную операцию, облигации и купоны от них направлялись сначала в правления обществ-эмитентов, а затем после проверки в Экспедицию заготовления государственных бумаг, где и уничтожались. Все расходы по изготовлению, хранению и уничтожению облигаций и купонных листов производились за счет заказчиков, которые и расплачивались с Экспедицией.

Все  указанные правила распространялись и на гарантированные облигации, но для «удостоверения» того, что данные облигации гарантированы правительством, на них наносился штемпель с изображением государственного герба, а для подтверждения правильности количества и сумм изготовленных облигаций — гриф «уполномоченного от правительства лица».

Перед Первой мировой войной ЭЗГБ производила (в млн. листов):
• кредитных билетов — 134,0;
• правительственных бумаг — 420,6;
• частных бумаг — 8,3;
• художественных изданий — 0,9;
• пассажирских билетов — 226,4;
• дубликатов и накладных — 32,9.

При этом в 1913 г. доход Экспедиции составил 11,1 млн руб., расход — 8,37 млн, а чистая прибыль — 2,73 млн.

Отметим, что высокое качество изготовления российских ценных бумаг не позволяло наладить широкий выпуск подделок. По данным журнала «Банковское дело», опубликованным в 1912 г., за десять лет с 1897 по 1906 г. полиция зарегистрировала лишь 501 шт. поддельных купонов государственной 4%-ной ренты, из них 414 были сразу конфискованы. Поддельных свидетельств той же ренты, которая была в то время самой распространенной государственной облигацией, было обнаружено только 3 шт. Остальные бумаги или не подделывались или подделывались, но единично. По мнению журнала, «скромность размеров, в которых у нас производится подделка ценных знаков, объясняется исключительно хорошим сочетанием разных технических способов, применяемых не только к графическому исполнению ценностей, но и к производству идущей для изготовления их бумаги… Если бы применяемые способы защиты были менее удовлетворительны, то, наверное, Россия далеко опередила бы Запад по числу поступающих в обращение фальшивых ценных знаков».

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: