Пенсии в дореволюционной России

Рубрика: Это интересно
Апрель 12, 2016 Просмотрено: 1134 Юрий Голицын, Московская Биржа, канд. ист. наук, специально для портала «Ваши личные финансы»
Пенсии в дореволюционной России В последние годы российское правительство предпринимало несколько попыток реформировать пенсионную систему, доставшуюся в наследство от Советского Союза. Но оказалось, что сделать это не так-то просто. Причин медленного развития пенсионной реформы достаточно много, но едва ли не основная — отсутствие единого понимания целей преобразования пенсионной системы и механизмов их достижения. Для нахождения определенного компромисса было бы полезно оглянуться назад и посмотреть, как функционировала подобная система в Российской империи на рубеже XIX и XX вв., для которой было характерно сочетание государственного и частного пенсионного капитала.

Государственные пенсии для чиновников

Дореволюционное российское законодательство относило пенсию к разряду служебных наград. Право на пенсию приобреталось «беспорочною выслугою определенных в законе сроков». 
Получение пенсий чиновниками регулировалось Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам. Основанием для выплаты становился тот факт, что ко времени прекращения службы в большинстве случаев должностные лица достигали того возраста, в котором каким-либо иным способом содержать свою семью они уже не могли. По общему правилу срок выслуги для получения пенсии был определен в 35 лет беспорочной службы. Прослужившему не менее 25 лет полагалось 50 % пенсионного оклада.

Исходя из средних показателей возраста поступления на службу после получения специальности в 20 с небольшим лет, можно предположить, что только к 60 годам (а такой возраст превышал среднюю продолжительность жизни в стране) должностное лицо могло выслужить пенсию.
Все должности в государственном аппарате для получения пенсии были разделены на 9 разрядов, соответственно ее величина колебалась в начале XX в. от 85 руб. 80 коп. (9 разряд) до 1 143 руб. 60 коп. (1 разряд) в год, т. е. от 7 до почти 100 руб. в месяц. Много это или мало? Заработок высококвалифицированного рабочего составлял в начале XX столетия в некоторых отраслях промышленности несколько десятков рублей в месяц.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для назначения пенсии в двух случаях. Так, при неизлечимых болезнях полный оклад пенсии полагался за 30 лет службы. Если чиновник из-за болезни не мог обойтись без постороннего ухода, то полный оклад пенсии начислялся за 20 лет службы. Две трети оклада пенсии в первом случае выплачивали за службу от 20 до 30 лет и во втором — от 10 до 20 лет.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся в соответствии с некоторыми семейными обстоятельствами. Учитывалось число лиц, оставшихся после смерти чиновника, и их права на получение пенсии. Так, бездетная вдова чиновника или вдова, имевшая детей в возрасте старше 17 лет, получала половину той пенсии, какая полагалась ее мужу. На каждого из малолетних детей прибавлялась еще 1/3 другой половины. Пенсию выдавали матери, а не детям. Каждому из малолетних детей чиновника выплачивали 1/4 часть пенсии, назначенной отцу. Если в семье было более четырех детей, все они должны были получать поровну, но не более целой пенсии отца.

Пенсия не полагалась детям мужского пола старше 17 лет, женского — старше 21 года. Кроме того, сыновья, поступившие на службу или принятые на казенный счет в учебные заведения, дочери, вышедшие замуж или обучавшиеся за казенный счет, вдовы, вторично вышедшие замуж, также не имели права на пенсию отца.

Выплата пенсии прекращалась в нескольких случаях: при новом вступлении в должность; при поступлении на службу иностранному государству без согласия российского правительства; при пострижении в монашество; при нахождении за границей более разрешенного срока.
Лишались пенсионного обеспечения лица, приговоренные судом к наказанию, связанному с лишением или ограничением «прав состояния», с исключением со службы или отстранением от должности. После прекращения срока наказания и со времени вторичного выхода на службу чиновник вновь получал право на пенсию.

Офицерские пенсии

Пенсии отставным офицерам выплачивались из двух источников — из Государственного казначейства и инвалидного капитала.
Право на государственную пенсию приобреталось «беспорочною выслугою установленных сроков». Срок выслуги был меньшим, чем у гражданских чиновников: в основном 25 лет для полной пенсии и 20 лет — для «половинной». Офицерам военных тюрем каждые 5 лет службы засчитывались за 7. Всем офицерам и гражданским чиновникам военного ведомства, служившим в «отдаленных краях империи», пенсионные сроки сокращались в следующих пропорциях. В местностях, отнесенных к 1 разряду, 2 дня службы приравнивались к 3, в местностях 2 разряда 3 дня считались за 4, в местностях 3 разряда 4 дня шли за 5. Для всех офицеров, военных священников и врачей время, проведенное в действующей армии, засчитывалось вдвойне.

Для морских офицеров кроме общих пенсий существовали и специальные. Они получали дополнительное вознаграждение в размере 1/2 оклада жалования за плавание сроком от 120 до 180 мес. (за всю службу) и 2/3 оклада за плавание в течение более 180 мес. Кроме того, командирам кораблей выдавали вознаграждение (от половины до полного оклада) за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (до 1 350 руб. в год), инженерам-механикам — за долговременное управление судовыми машинами (до 900 руб.).
Вдовам и детям умерших офицеров полагалась пенсия, если офицер: а) был убит в сражении или умер на службе от ран, либо погиб в море; б) умер на службе, имея право на пенсию; в) умер, находясь в отставке, независимо от получения пенсии, но имея на нее право.
Из нижних чинов правом на пенсию пользовались только унтер-офицеры и солдаты, служившие сверхсрочно. За 20 лет такой службы назначалась пенсия в размере 96 руб. в год или единовременное пособие в 1 000 руб.

Право получения пенсий из инвалидного капитала предоставлялось офицерам, которым покровительствовал так называемый Александровский комитет о раненых. Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер при получении увечья, и от степени тяжести ранения (1 и 2 класс раненых). Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше, чем обычные. Так, пенсия раненому первого класса составляла от 300 до 1 716 руб., 2 класса — от 170 до 1 143 руб. 90 коп. Офицерам, получившим раны и увечья во время боевых действий, выдавали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из Государственного казначейства, причем не только отставным, но и находящимся на службе. Кроме пенсии, отставным пенсионерам полагалось ежегодное пособие на наем прислуги.

Негосударственные пенсии для чиновников и военных

Кроме пенсий, выплачиваемых Государственным казначейством, существовали и так называемые эмеритуры (от лат. emeritus — заслуженный). Эмеритуры являлись специальной пенсией уволенным в отставку государственным чиновникам и пособием вдовам и сиротам из сумм эмеритальных касс, средства которых составляли обязательные отчисления из жалованья государственных служащих. Целью этих касс было обеспечение своих членов дополнительными пенсиями. Их денежные средства являлись неприкосновенной собственностью и могли использоваться только на пенсии и пособия, а также на расходы по осуществлению деятельности кассы.
Доходы кассы складывались из процентов от «неприкосновенных капиталов», вычетов из жалования участников и случайных поступлений. 
Право на пенсию и ее размер определялись продолжительностью выслуги при непременном условии участия в кассе не менее прописанного в ее уставе количества лет (обычно 5).

В конце XIX в. лучшей в стране считалась эмеритальная касса Министерства юстиции. Ее деятельность началась еще в период проведения судебной реформы. В 1866 г. Александр II повелел производить вычеты из жалования судебных чинов для создания кассы, но заработала она только в 1885 г. Начиная с этого года через каждые пять лет Совет эмеритальной кассы, куда входили высшие чины министерства, назначал комиссию из членов кассы для проверки ее деятельности. Осторожность в ведении дел способствовала росту авторитета и популярности кассы среди чиновников министерства и позволила ей предоставить своим членам дополнительные льготы. На 1 января 1901 г. основной капитал кассы превышал 23 млн руб., ежегодный доход от взносов участников составлял 780 тыс. руб.

Пенсии для рабочих

На протяжении всего XIX в. фабричные рабочие пенсиями не обеспечивались — ни государственными, ни частными. Лишь в 1893 г. по предложению С. Ю. Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих. 
В сентябре 1902 г. законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев» был завершен, 2 июня 1903 г. он был утвержден Николаем II, а с 1 января 1904 г. вступил в силу.

При всей своей ограниченности и недостатках закон 1903 г. был все же шагом вперед в создании рабочего законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий. При полной потере трудоспособности выплачивалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере назначалась пенсия семье в случае смерти рабочего. Но при этом закон искусственно занижал исчисление годового заработка рабочего, что вело к уменьшению величины пенсий.

Однако даже такие урезанные пенсии, полагавшиеся по закону, далеко не всегда выплачивали на практике. По некоторым приблизительным подсчетам, накануне Первой мировой войны рабочие фабрично-заводской промышленности получили 2,2 млн руб., горнозаводские — 2,3 млн руб., акционерные общества выплатили 2 млн руб., а взаимные — 1,6 млн руб. Таким образом, общая сумма составляла более 8 млн руб. и распределялась между 20,4 тыс. увечных рабочих. Всего же увечных по фабрично- и горнозаводской промышленности было около 112 тыс. человек, и по закону им причиталось более 40 млн руб. То есть рабочие должны были получить значительно больше, однако буква закона и его практическое применение далеко не всегда соответствовали друг другу.

При фактическом отсутствии государственной пенсионной системы многое зависело от владельцев предприятия, где трудились рабочие. Многие предприниматели, занимаясь меценатством и благотворительностью, не забывали и о рабочих собственных компаний. Известно множество случаев строительства различных частных богаделен, бесплатных квартир, вдовьих и сиротских домов, где могли проживать старики и дети, неспособные к работе на заводе или фабрике.

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: