Облигационер-революционер

Рубрика: Это интересно
Декабрь 4, 2014 Просмотрено: 1119 Ваши личные финансы
Облигационер-революционер Его имя в числе самых могущественных и богатейших финансистов Америки, свой огромнейший капитал он в самые короткие сроки заработал благодаря империи «мусорных» облигаций, которые до него на рынке почти не котировались. Финансируя многомиллиардные «захваты» гигантских корпораций, он вызвал самую большую и крупномасштабную волну слияний и «насильственных поглощений» за всю историю США. 

А самое главное, что он создал за последние годы, — кулинарная противораковая книга, признанная настоящим бестселлером. Знакомьтесь — Майкл Милкен…

Майкл Роберт Милкен родился в пригороде Лос-Анджелеса в еврейской семье среднего класса. Его отец был бухгалтером, и уже с десяти лет наш герой привыкал к финансам, помогая отцу с сортировкой чеков и заполнением налоговых деклараций. В школе Майкл отличался от многих своих сверстников математическими способностями, удивляя одноклассников умением выполнять сложные арифметические действия в уме. Это был весьма энергичный ребенок, который мог спать всего три-четыре часа в сутки, а в компании слыл заводилой.

Молодой и энергичный

Следующей ступенью после окончания в 1964 году средней школы стал престижный Калифорнийский университет в Беркли, который в 1968 году Майкл окончил с отличием и получил степень бакалавра. Уже на этом этапе жизни он специализировался в области делового администрирования, управлял несколькими инвестиционными портфелями. Молодому энергичному Милкену еще во время учебы не давала покоя идея сделать что-то для реформы финансовой системы страны. В процессе обдумывания он пришел к выводу, что требуется сделать ее открытой для большего числа людей. Это стало бы возможно благодаря кредитам, основанным на потенциале компании, а не на ее прошлой истории, а инструментом стали бы так называемые бросовые облигации — сверхрисковые ценные бумаги для азартных инвесторов. Оставалось только воплотить свои идеи в жизнь…

Женившись, Милкен переехал в Филадельфию для получения второго образования. Это была Уортонская школа бизнеса Университета Пенсильвании. Еще учась, Милкен подал заявку на летнюю работу в филадельфийский офис фирмы, которая тогда называлась «Drexel Harriman Ripley». Сам профессор из Уортона Роберт Хейджин персонально отрекомендовал Милкена тогдашнему директору фирмы со словами: «Это самый невероятный молодой человек, который когда-либо у меня учился». Успешно окончив университет по программе MBA, Майкл был принят на работу в банк «Drexel Firestone», который позже превратился в инвестиционный банк «Drexel Burnham Lambert Inc.». В 1971 году в 25-летнем возрасте Милкен уже возглавлял там отделение ценных бумаг.

За идею!

Молодой бизнесмен Милкен получил, наконец, возможность реализации своей давно созревшей мысли о раскрутке «мусорных» облигаций. Банк «Drexel» очень нуждался в свежих идеях, которые позволили бы ему удерживать свои позиции. Тут-то у Милкена и оказалась в руках та самая козырная карта! Поначалу нелегко было убеждать потенциальных инвесторов вкладывать деньги в «мусорные» облигации, но Милкен устраивал личные встречи в ресторанах с руководителями пенсионных фондов и сберегательных банков, убеждая их во время приема пищи, что высокий доход тем структурам, которые они возглавляют, способны принести только и исключительно «мусорные» облигации!

Система оценки надежности облигаций тогда строилась на сумме формальных признаков, из которых одним из самых важных считался возраст компании. У небольших или относительно молодых фирм почти не было возможности изыскать средства при помощи размещения своих ценных бумаг на открытом рынке. Милкен в корне поменял ситуацию: благодаря его таланту продавца с конца 1970-х гг. объем рынка «бросовых» ценных бумаг удваивался каждый год. К 1977 году Милкен лично контролировал четверть этого рынка, а к 1983 — уже две трети.
Такой подход действительно был революционным! А так как дело было новым, Милкену предложили очень выгодные условия работы: кроме зарплаты ему полагались 35% прибыли, полученной банком в качестве комиссионных, и 15-30% прибыли от обслуживания тех клиентов, которых он приводил в компанию сам. Это были огромные деньги. Например, в 1987 году он заработал $550 млн.!

Влияние Милкена безудержно росло. В 1978 году он добивается разрешения перевести свое отделение в Калифорнию. В его офисе в фешенебельном районе Беверли-Хиллз царили весьма суровые порядки. Из-за разницы во времени с Нью-Йорком рабочий день здесь стартовал в 4.30 утра (одновременно с началом дня на Уолл-стрит), проходил в бешеном ритме и заканчивался только в 20.00. Никому не разрешалось отлучаться с работы даже на обед, еда заказывалась в офис. Более того, Милкеном была организована специальная служба помощников, которая решала бытовые проблемы сотрудников, например, такие, как стирка белья и чистка одежды. Все грязное забиралось из офиса и привозилось чистым обратно, подчиненным оставалось только работать, работать и еще раз работать. Но такие ограничения свободы сполна окупались — зарплата у сотрудников была соответствующей, Милкен буквально заваливал деньгами!

«Бал хищников»

Такое название на долгие годы «прилипло» к ежегодным конференциям Милкена по проблемам «бросовых» облигаций, которые он проводил в престижном отеле «Beverly Hills». Изначально это были скучные официальные мероприятия, но со временем обрели свой индивидуальный стиль — особенности организации, свою кухню и даже развлечения. Это были воистину роскошные балы, демонстрировавшие богатства, выросшие из «мусора». Проводилась даже огромная рекламная кампания, в которой представители 100 фирм, выпустивших облигации, повествовали о том, как они им помогли. А покупатели ценных бумаг хвалились в свою очередь огромными доходами, которые им удалось получить со своего капитала. Развлекать гостей за ужином приглашали именитых звезд - Дайану Росс и Френка Синатру, - что обходилось организаторам в сотни тысяч долларов, но зато какой был эффект! На следующий год количество участников заметно приумножалось.

Один из отцов «Силиконовой долины»

Известный факт: очень мало компаний в Силиконовой долине, которые не воспользовались финансированием Милкена. Рынок «бросовых» облигаций давал уникальные возможности для развития молодым и лишенным солидных активов корпорациям, не имеющим прочих шансов изыскать деньги.
Вот только некоторые из примеров: на $2,5 млрд., полученных в банке «Drexel», «MCI» смогла создать первую в США оптико-волоконную сеть; на $1,2 млрд. «McCow» построила первую национальную систему беспроводной телефонной связи; с помощью этого же источника компания «Hasbro» стала ведущим производителем игрушек в мире, а «Barnes & Noble» заняла лидирующие позиции в книготорговле. Из множества таких компаний разве только Билл Гейтс не был обязан своим положением Милкену.

Не все коту масленица

Финансовый гений Милкена был непререкаем. От имени «Drexel» составлялось письмо, где банк уверял в своих возможностях организовать финансирование попытки поглощения компании, — это и становилось решающим аргументом. В некоторых захватах принимал активное участие и сам Милкен. Но однажды одна из таких сделок Милкена и подвела. К этому времени успех его империи создал немалое количество врагов из числа крупнейших корпораций Америки и конкурентов «Drexel». Параллельно с этим набирал обороты один из самых крупных скандалов Уолл-стрит, когда многие корпоративные «захватчики», сотрудники банков и инвесткомпаний, один за другим были осуждены за мошенничество с ценными бумагами.

Совсем некстати в этот момент на пути Милкена оказался молодой амбициозный федеральный прокурор Рудольф Джулиани, ставший впоследствии мэром Нью-Йорка, поставивший себе принципиальную задачу набрать политический вес для победы на выборах мэра. Джулиани с азартом принялся наводить порядки на Уолл-стрит.

Бедняга Милкен…многие из его друзей, включая руководство «Drexel», ради смягчения для себя наказания начали выступать против него. Плюс к этому подливало масла в огонь и общественное мнение, прозвав Милкена идолом «десятилетия алчности».

Выбрав для себя приемлемым вариантом пойти навстречу правосудию, Милкен признал себя виновным в нескольких махинациях, тем самым попытавшись отвести от себя обвинения в более тяжких финансовых преступлениях. «Махинатор» получил максимальное наказание в виде 10 лет тюрьмы и $1,1 млрд. штрафа. Вполне логично, что после удара в самое сердце — Милкена, банк «Drexel» обанкротился. Равно как и прочие сберегательные банки, вложившиеся когда-то в «мусорные» облигации.

Диагноз – не приговор

Реально же сидеть в тюрьме ему пришлось всего 22 месяца. Ради досрочного освобождения он принял условие — пожизненный отказ от любой финансовой деятельности, связанной с ценными бумагами. Но на этом испытания судьбой у финансового гения не закончились. Новым ударом стал диагноз врачей — рак и отпущенный срок жизни с той минуты — менее 2-х лет. Но ведь это диагноз Милкену! А значит, будет борьба! Всю свою неуемную энергию он подключил к борьбе за собственную жизнь. Медитация, занятия йогой, вегетарианство, искупление «грехов молодости» многомиллионной благотворительностью, создание онкологического института, ассоциации по поиску методов лечения рака, книга рецептов для людей, борющихся с раком, проданная тиражом свыше 75 тыс. экземпляров…и чудо произошло!

Милкен жив и сегодня. Личное состояние относительно скромное, обеспечивающее ему место лишь в начале четвертой сотни списка американских богатеев, составляемого ежегодно журналом Forbеs. А так как второй страстью Милкена было образование, то совместно с «СЕО Oracle», Ларри Эллисоном и своим младшим братом Лоуэллом Милкеном в 1997 году он создал компанию «Knowledge Universe», ставшую одним из главных игроков на рынке платного образования. Без работы и заработков Милкен точно не остался.
Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: