Как собирали налоги, когда не было бумажных денег

Рубрика: Это интересно
Февраль 9, 2018 Просмотрено: 3137 Екатерина Погудина, Елена Корчмина, канд. ист. наук, старший научный сотрудник центра источниковедения школы исторических наук факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ
Долгое время на Руси налоги взимали в натуральной форме. Далеко не сразу государство смогло перейти на сбор налогов деньгами. Для этого просто не хватало денежной массы, пока не появились монеты из дешевой и доступной меди. Сколько требовалось мешков и бочек, чтобы уместить бюджет страны? Как сборщики налогов пересчитывали тонны медяков? Почему государство не знало, сколько у него денег?


olga.png
Действующие лица

Княгиня Ольга
в 946 г. перешла к сбору дани, размеры которой хотя бы в общих чертах устанавливались заранее. Таким образом исключались постоянные походы князя с дружиною за данью, во время одного из которых погиб ее муж. Дань собирали раз в год и в специальных местах — «погостах», которые становились центрами местной меновой торговли.




Налоговая история России началась одновременно с формированием Древнерусского государства. Одним из самых ярких эпизодов первоначальной истории была так называемая «налоговая реформа» княгини Ольги — эту реформу красочно и подробно описывают, при этом о ней неизвестно почти никаких фактов.В «Повести временных лет» есть одна строчка под 946 годом о том, как Ольга с сыном и с дружиной шла по Древлянской земле и устанавливала уставы и уроки.

Российский археолог и исследователь Борис Рыбаков предложил свое объяснение этого эпизода, сконструировав налоговую реформу. Именно благодаря его работе мы знаем, что Ольга определила размеры налогов и установила погосты, то есть специальные места, куда свозили собранные налоги; что погосты наверняка охранялись, и т. д. Сложно сказать, насколько Рыбаков был далек или близок к реальности, но именно его версия событий стала самой популярной.

Ученым немного известно об этом периоде, однако по некоторым вопросам историки достигли согласия. Основным налогом была дань, которую князья время от времени взимали с покоренного населения. Постепенно дань превратилась в постоянную выплату. Ее собирали уже не князь с дружиной, а специальные сборщики. Налоги выплачивали товарами: от продуктов и фуража до ценных товаров, которые использовали в международной торговле, таких, как мед, воск, пушнина. Все эти сборы уходили непосредственно князю в Киев. Государство развивалось и все более эффективно изымало ресурсы у населения. Позже часть налогов направили на содержание должностных лиц, тех же сборщиков. Другую часть по-прежнему отправляли в центр. Иногда взимали чрезвычайные налоги, но сама система стала относительно постоянной и предсказуемой.

Монголо-татарское иго и налоги

Монголо-татарское нашествие 1237-1240 годов повлияло на развитие налоговой системы Руси. Однако историки расходятся в оценке силы этого влияния. Во-первых, нет единой точки зрения, насколько обременительны были налоги. Во-вторых, неизвестно, насколько велика была действительная роль сборщиков Золотой Орды.

Именно с монголо-татарским нашествием связана первая перепись населения на Руси. В 1257 году на территории государства появился монгольский численник Берке. Однако считал он не людей — для обложения данью подсчитывали дома или «дымы». После переписи на Руси ввели общеимперскую налоговую систему, которая действовала на всех территориях, находившихся под контролем Орды. Ее разработали на основе опыта китайских империй. Единицей налогообложения в ней было крестьянское хозяйство. Десять крестьянских хозяйств объединяли под контролем десятника, а далее эта простая система росла — сотня, тысяча, тьма или десять тысяч. Соответственно контролировали сборы десятники, сотники и тысячники. Во главе тьмы ставили баскака. Это были особые чиновники, которые отвечали за порядок и дисциплину, поэтому у каждого баскака были отряды войск, в которых служили в том числе и русские солдаты.


sbor dani.png

Сцена сбора дани из Радзивиловской летописи (начало XIII века)

Это «Повесть временных лет», продолженная ежегодными записями до 1206 года. Содержит 617 миниатюр, сюжеты которых дают представление о быте Древней Руси: батальные сцены, крестьянские восстания, народные праздники, бытовые сцены, конкретные исторические эпизоды.



Структура налогов, которые выплачивала Русь, была продуманной и разнообразной. Изначально монголы требовали платить десятую часть «со всего», включая людей. Таким образом, в армии Золотой Орды служило 10 % мужского населения Руси. Позже десятину упорядочили, дань стали выплачивать с ежегодного урожая или серебром, или оговоренными товарами. Например, Новгород платил шкурами черных куниц.

Система налогообложения была гибкой, она менялась, и достаточно быстро сбором налогов стали заниматься русские князья. Они несли ответственность перед ханом за своевременную уплату, поэтому именно князья с дружиной наводили порядок в случае неповиновения. Это ставит под сомнение роль чиновников Золотой Орды. Подобную систему назвали откупом: конечному получателю налогов гарантированно отдавали требуемую сумму, при этом откупщики самостоятельно определяли размер собираемых налогов. Таким образом, с высокой вероятностью русские князья собирали больше средств, чем уплачивали хану.

Сколько Русь платила Золотой Орде?

Захваченные Батыем русские земли были достаточно скромным трофеем на фоне прочих завоеваний. По подсчетам историков, вся Северо-Восточная Русь платила Орде около 12 тысяч или 4,5 тонны серебра. Завоеванная монгольским войском китайская империя Сун уплачивала дань размером в 7,5 тонн серебра.

Известны точные размеры дани с некоторых северо-восточных территорий. Московское княжество платило дань размером 1 280 рублей. Нижегородско-Суздальское княжество выплачивало 1 500 рублей. Город Гали, центр довольно крупного княжества, платил 525 рублей. Коломна с окрестностями — 342 рубля. Звенигород выплачивал 272 рубля, а Дмитров — 111. Для сравнения: один торговый город Хаджитархан приносил Золотой Орде 1 800 рублей налогов ежегодно.

Введение подушной подати

Развитие системы налогообложения в России с XV по XVIII век идет по пути упрощения. В XV-XVII веках при сошном письме она в большей степени учитывала возможности населения и требовала большей квалификации фискальных агентов по сравнению с подушной податью в XVIII веке.
Сошное письмо — это система сбора прямого налога с земли. В разных частях государства земля отличается по качеству и объемам, пригодным для сельскохозяйственных работ. Все это учитывали при расчете налога. Этим занимались писцы, которые вместе с помощниками собирали всю необходимую информацию о земле и об ее использовании и систематизировали эти данные в писцовых книгах. В XVIII веке Пётр I ввел подушную подать — налог, который в равном размере собирали с представителей податных сословий мужского пола. С этого момента чиновники просто переписывали жителей конкретного села и с их слов фиксировали имена и возраст людей. Очевидно, что это было значительно проще и не требовало специальных знаний.

Территория страны расширилась, поэтому вырос и бюрократический аппарат. Достаточного количества образованных чиновников не было. Пётр I пошел на упрощение процедуры сбора, потому что любой мало-мальски образованный человек мог справиться с переписью населения и собрать деньги. Но затем полученные средства еще надо было подсчитать, распределить, составить отчеты — именно здесь недостаток образованных кадров стал камнем преткновения. Неквалифицированные чиновники просто не справлялись со своими обязанностями.

Налоги в телегах, мешках и бочках

Подушная подать собиралась с душ мужского пола вне зависимости от возраста. В переписи учитывали всех мужчин — и новорожденных младенцев, и глубоких стариков. Община выплачивала деньги за всех, самостоятельно распределяя сумму среди плательщиков. Полностью собранный налог или его часть отвозили в ближайший центр кто-то из выборных крестьян и один-два сопровождающих. Деньги на проезд, питание и постой брали из так называемой мирской суммы. Ее крестьяне самостоятельно собирали помимо всех обязательных платежей и тратили на нужды общины. Чиновники не имели права ездить по деревням, пока не было недоимки. Они могли только получить деньги, пересчитать их, убрать в сундук и выдать крестьянину расписку о получении денег. Фактически государство перекладывало свои обязанности по сбору налогов на население.

После окончания сборов деньги складывали в мешки, запечатывали печатью, а мешки убирали в бочки. В одной бочке по закону могло быть не больше 50 кг монет, чтобы их можно было легко вынести при пожаре. Запечатанные бочки развозили по местам назначения. В основном налоги направляли на содержание полков. Собранные средства не отправляли в центр просто потому, что это было дорого и долго. Во второй четверти XVIII века сумма прямых налогов составляла 4 млн рублей, приблизительно столько же собиралось косвенных налогов.

Однако налоги почти не собирали серебряными монетами, потому что серебро было труднодоступным металлом. Люди расплачивались медью. Тысяча рублей равнялась примерно тонне медных монет, и это увеличивало количество бочек в десятки раз. Чтобы переправить хотя бы две тысячи бочек через всю страну в центр, требовались огромные средства на телеги, лошадей и сопровождающих. При этом хранить такое количество бочек все равно было негде. Речь идет только о монетах, но надо иметь в виду, что часть налогов собирали в натуральной форме: мешки зерна, мех и т. п. Все это невозможно было свезти в центр, а затем распределять по регионам. Поэтому в государстве не существовало централизованного бюджета.

bochka.png

В одной бочке по закону могло быть не больше 50 кг монет, чтобы их можно было легко вынести при пожаре.
В одну такую бочку входило примерно 2 000 рублей серебряными монетами. Серебро на Руси не добывали, поэтому серебряных монет было мало.

В основном налоги собирались медью. Чтобы "упаковать" тысячу рублей медью в бочки требовалось 20 бочек. Если учесть, что во второй четверти XVIII века сумма прямых налогов составляла 4 млн рублей, приблизительно столько же собиралось косвенных налогов, то можно представить масштабы тогдашних денежных грузоперевозок.

Интересно
В декабре 1740 года при перевозе подушных денег под конвоем из Вяземской воеводской канцелярии в Смоленскую губернскую канцелярию похитили три тысячи рублей. Налоги перевозили под конвоем капрала и двух солдат. Они выпили по дороге и не уследили за деньгами казны. Максим Рубцов и Федот Мочаев — разбойники, которые украли деньги,— спрятали их в соседнем селе, в доме крестьянина Анания Ильина и его жены. После ухода воров крестьяне перепрятали деньги в сугроб. Там их и нашли. Крестьяне не успели много потратить, потому что такие суммы было просто негде тратить, не вызывая подозрений. После суда разбойников повесили на том же месте, «где они учинили разбой». Солдат за пьянство и отлучку наказали батогами, крестьянина с женой высекли кнутом. Капралу «за слабою его команду и за отлучку от денежной казны и за пьянство учинена политическая смерть бив кнутом и вырезав ноздри послан ... в Оренбург».

Почему государство не знало, сколько у него денег?

Российское государство очень долго, большую часть своего существования, жило в состоянии, когда правители очень условно представляли, сколько реально денег в государстве. Основной причиной было именно отсутствие централизованного бюджета. Средства собирали и отправляли на места. Государство же получало информацию о своих доходах и расходах только через отчеты.

Центральное правительство требовало регулярных отчетов от регионов. Но местные канцелярии не могли выполнить такой объем бумажной работы. Например, канцелярия Московской губернии находилась в небольшом подвальном помещении. В 1760-х годах в отчете из этой канцелярии чиновники писали: «У нас одна камора. В ней три ларца, чтобы хранить деньги, и еще 30 сундуков, в которых лежат документы. Нам негде хранить эти документы. Даже днем мы считаем деньги при свечах». В XVIII веке большую часть налогов собирали медными деньгами. 10 рублей медью равнялись минимум 20-30 монетам, в зависимости от номинала. Их нужно было пересчитать, проверить, нет ли фальшивых. Все это происходило при свете свечи в комнате, где только один стол, за которым сидит писец, а вокруг все заставлено сундуками.

В 1764 году Ревизион-коллегия, которая контролировала государственные финансы, отчитывалась императрице Екатерине II о том, что с 1730 года они смогли обработать только 150 тысяч счетов на сумму 220 млн рублей. Еще около 44 тысяч отчетов дожидаются своей очереди. Восемь палат, которыми располагает коллегия, заполнены бумагами, и каждый год поступает минимум 4 тысячи счетов. Это при том, что 27 тысяч счетов от местных органов еще вовсе не присланы. Вывод был неутешителен: «А как и ныне вашему императорскому величеству известно, что от времяни до времяни столь великое число умножилось неревизованных щетов, что многие миллионы государственной казны в неизвестности находятся».
Детали

После вступления Екатерины II на престол Сенат представил ей генеральный счет обо всех доходах в империи. Согласно отчету, эта сумма едва достигала 16 млн рублей. Императрица обратилась к Александру Вяземскому, следившему за расходованием средств, и к Алексею Мельгунову, президенту камер-коллегии, которая заведовала казенными сборами. Екатерина попросила их оценить, каков реальный доход государства. Вяземскому и Мельгунову потребовалось несколько лет и многократные переписки с губернаторами, чтобы выяснить, что доходы достигают 28 млн рублей. При этом они не были уверены, все ли доходы учтены.

Российские правители жили в информационном вакууме, и самое интересное, что при этом государство не становилось банкротом. Децентрализованная система работала по собственной внутренней логике и неписаным правилам, не дожидаясь и даже вопреки указаниям из центра.
Оставить комментарий: