Как говорится, дамы вперед!

Рубрика: Это интересно
Июнь 30, 2014 Просмотрено: 933 Ваши личные финансы
Как говорится, дамы вперед! Брокер. Эта профессия всегда была исключительно мужского пола. Даже в настоящее время ключевые должности в брокерских компаниях более чем на две трети заняты представителями сильной половины человечества. Число трейдеров-мужчин на крупнейшей Нью-Йоркской фондовой бирже (New York Stock Exchange, NYSE) превышает 75 %. 40 лет назад появление на «NYSE» Мюриел Зиберт, первой женщины-брокера, вызвало даже в достаточно эмансипированном американском обществе настоящую сенсацию.

Не женское дело?

Как и следовало ожидать, путь восхождения женщины к финансовым вершинам начинался совсем не просто.

Мюриел Зиберт родилась в небольшой еврейской семье в Кливленде (штат Огайо) в 1932 году. Ее мать была обычной домохозяйкой, а отец — преуспевающим дантистом. Окончив школу, Мюриел поступила в колледж, но закончить его ей не удалось из-за скоропостижной смерти отца. Учебу пришлось бросить и ехать на помощь к матери. Потеряв кормильца, женщины вынуждены были пересмотреть свои взгляды на жизнь. Мать оставила обязанности домохозяйки, а двадцатилетняя девушка, взяв из семейного бюджета $500, вместо продолжения учебы отправилась покорять Нью-Йорк.

Особая любовь к цифрам, отличавшая эту целеустремленную девушку от прочих, навеяла ей в мечтах будущее, связанное с фондовыми рынками. Именно это место представлялось ей единственно подходящим для реализации ее не по-женски смелых планов.

В начале 50-х годов устроиться в брокерскую фирму женщине было практически невозможно. Проблемой было абсолютно все: ее возраст, национальность и, конечно же, половая принадлежность! Устроиться даже «девочкой на побегушках» было почти невозможно. Но Мюриел решает изменить это закостенелое правило! После долгих поисков ей с трудом удалось устроиться на должность мелкого клерка в небольшую брокерскую контору «Bache & Co». Правда, при оформлении на работу ей пришлось поступить некрасиво и солгать, что она имеет диплом о высшем образовании, иначе разговор с ней был бы окончен уже на стадии приветствия.

В коллективе ее не очень жаловали, отодвигая профессиональные качества Мюриел на второй план. Тем не менее ей удалось очень быстро доказать сослуживцам, чего на самом деле она стоит, и снискать себе славу одного из лучших аналитиков в сфере авиации и рынка развлечений. И как только к ней стали поступать заказы от крупных институциональных инвесторов, она поняла, что самое время получить собственную брокерскую лицензию и не делиться прибылью со своими работодателями. В 1967 году, оставив за спиной 10 лет работы в компании, Мюриел прекратила свою аналитическую деятельность и по совету приятеля решила приобрести место на «NYSE».

К слову, мало кто разделял ее энтузиазм в этом вопросе, ведь в то время места на бирже не было ни у одной женщины. В надежде, что цена вопроса остановит Мюриел, плату брокерского места для нее подняли рекордно высокую для «NYSE» — $450 тыс.! Естественно, таких денег у Зиберт не было. Подергав за ниточки все свои связи, ей удалось одолжить лишь у одного из  знакомых мужчин $150 тыс., остальные ей отказали. Банк тоже пошел навстречу, но с условием: деньги выдаст только после получения ею членства на бирже. Так, с одолженной суммой и гарантией банка Зиберт отправилась на штурм биржи. На «NYSE» ей вежливо «не отказали», согласившись принять ее, но только после фактического внесения всей суммы. Вот такой замкнутый круг! Думаете, конец истории? Не тут-то было! Мюриел уговорила еще нескольких знакомых получить кредит в банке — и только после этого 28 декабря 1967 года ей оформили членство на фондовой бирже.

Последующие десять лет она была единственной женщиной среди более чем 1300 членов биржи. Позже ею была оформлена собственная брокерская контора «Muriel Siebert & Co.», дела которой поначалу шли вяло, ведь у компании не было ни длинной истории, ни крупного капитала.

Ветер перемен

Ветер перемен подул 1 мая 1975 года, когда новый закон правительства отменил фиксированные комиссионные у брокеров. Уолл-стрит записал этот день в свою историю как May Day. Для большинства компаний нововведения стали сигналом к повышению комиссионных. Расчет был на то, что давние клиенты не станут метаться в поисках нового партнера, если все одновременно немного увеличат плату.

У Мюриел Зиберт было свое видение этого вопроса. Она смело предположила, что только снижение, а не повышение комиссионных — единственный путь к росту такой небольшой компании, как «Muriel Siebert & Co.» Это стало поистине радикальным шагом, ведь появление таких игроков, как Зиберт, грозило запутать планы крупнейших брокерских компаний. На войне, как на войне! Все средства хороши, а также нет понятий: «мужчина» и «женщина». Все воины и точка. А значит с Зиберт не стали церемониться, и ответный удар был нанесен очень быстро: клиринговый дом дал отказ на обслуживание ее операций, и следом автоматически дается предписание комиссии по ценным бумагам и биржам («SEC») о том, что она в течение 60 дней должна найти новый клиринговый дом или закрыть свою компанию.

За этот срок договориться и подписать все необходимые бумаги было практически нереально. Но не для Зиберт. Добившись у «SEC» отсрочки на 30 дней, ровно в срок она заключила новый договор, а «Muriel Siebert & Co.» стала одной из первых в новом семействе «discount brokering» — брокерских контор, обеспечивающих минимальный набор услуг, но и берущих за это минимальные комиссионные.

Дальше — больше!

Достижений в финансовой сфере Зиберт показалось мало, хотелось чего-то внушительного! На ее стороне были известность и стабильный доход компании — хороший задел для пробы себя на политической арене. В 1977 году ее назначили суперинтендантом банковского департамента города Нью-Йорка с прямыми обязанностями — обеспечение контроля за финансовым состоянием банков. В те тяжелые годы для кредитных организаций, когда в конце 70-х банкротство было обычным явлением среди банков, Зиберт приходилось бороться с этими проблемами. И достаточно жестко. Анекдотичный для стороннего наблюдателя, но не для управляющего одного из банков, случай произошел, когда Зиберт заставила его снизить себе зарплату в два раза — до $100 тыс. Именно этой небольшой суммы банку не хватало для стабильности.

Результаты ее работы на этой должности были потрясающими: до 1982 года ни один банк в Нью-Йорке не разорился. Посчитав свою миссию на этом посту выполненной, Зиберт ушла в отставку. Однако в течение этого политического периода оставила свою компанию на управление служащим, что вылилось ей в дорогостоящую ошибку: она обнаружила, что три служащих взяли ее списки клиентов с собой. Восстановить компанию ей удалось, но предложения продать ее она отклонила, аргументируя: «Так как единственный владелец фирмы - женщина, я чувствую обязательство закончить работу, которую я начала».

В 1996 году Зиберт решила реорганизовать свою компанию и перейти к интернет-трейдингу, а также  сделать свою компанию публичной. Для этого «Muriel Siebert & Co.» объединилась с «J. Michaels Inc.» — разорившейся, но публично торгуемой мебельной компанией. В результате родилась «Siebert Financial Corp.». В новой структуре «Siebert Financial Corp.» владеет 100% акций «Muriel Siebert & Co.», а сама Мюриел владеет примерно 80% акций «Siebert Financial Corp.» В ноябре 1996 года акции «Siebert Financial Corp.» стали торговаться в NASDAQ.

В  2000 году наметилось новое направление деятельности Зиберт — она купила два сайта (wfn.com и herdollar.com) и образовала Women`s Financial Network. Эти ресурсы и другая агитация нужны Зиберт для продвижения идеи финансовых операций в женской среде. Небезосновательно она считает, что женщины лучшие управленцы, чем мужчины, и что их приход — единственный шанс корпоративной Америки в неравной борьбе с Европой и Азией.  
Зиберт очень активно ратует за финансовую независимость женщин. Она даже вывела правило минимального сбережения для женщин: каждый месяц надо выделять на инвестиции столько, сколько было потрачено на самую дорогую покупку.

По многим рейтингам, «Muriel Siebert & Co.» занимала и занимает  ведущие места среди брокеров, предоставляющих услуги через интернет. Так, «Money Magazine» признал ее лидером среди «discount brokering», что привело к ней большое количество женщин. В начале 2000-х годов акции компании стремительно росли, а ее капитализация приближалась к $1 млрд. Недавно с помощью созданного «Siebert Brandford Shank & Co.» Мюриел Зиберт вышла на рынок муниципальных займов. Так что теперь с полным основанием ее можно признать и первой женщиной в андеррайтинге! 
Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: