Из истории российско-украинских отношений в 1918 г.

Рубрика: Это интересно
Сентябрь 25, 2014 Просмотрено: 756 Ваши личные финансы
Из истории российско-украинских отношений в 1918 г.

Бегом в Европу

В конце 1917 г., используя декларирование советским правительством права наций на самоопределение в тяжелых условиях продолжавшейся Первой мировой войны и опасливо наблюдая за необычными действиями новой революционной власти, национальные окраины бывшей Российской империи стали провозглашать себя независимыми государствами. Не осталась в стороне от этого процесса и Украина. Тем более, что большевистское правительство в этот момент начало в Брест-Литовске (так тогда назывался г. Брест — Ю.Г.) переговоры с Германией о заключении сепаратного мира.  

24 декабря 1917 г. Центральная Рада в Киеве провозгласила независимость своей страны. В тот момент украинские националисты прекрасно понимали, от кого и куда они бегут. И когда через два дня представители Рады получили из Берлина приглашение в Брест-Литовск, они первыми прибыли туда после новогодних праздников, надеясь заключить с Германией свой собственный мир без России.

Интересно, что Германия подписала мирный договор с Украиной почти на месяц раньше (9 февраля 1918 г.), чем с Россией, хотя Центральная Рада в Киеве к этому моменту была свергнута украинскими большевиками и ее представители в Брест-Литовске уже никого не представляли. Тем не менее, в соответствии с договором признанная де-факто Рада согласилась на военную помощь Германии против советской России и на оккупацию Украины немцами. Для Германии было неважно, чьи подписи стоят под документом, главное — Украина была оторвана от России. Кайзер Вильгельм в марте 1918 г. заявил, что «обязанностью Германии является играть роль полицейского на Украине, в Ливонии, Эстонии, Литве и Финляндии». Так, убежав от одной «угнетательницы», Украина немедленно попала под влияние другой.

Россия сохранила свою независимость, но заплатила за это очень высокую цену. 3 марта 1918 г. был подписан мирный договор между советской Россией и странами австро-германского блока. По условиям Брестского мира Украина, Прибалтика, часть Белоруссии и Закавказья подлежали оккупации Германией и ее союзниками. Советская Россия должна была вывести войска из Финляндии. Все эти огромные территориальные уступки советское правительство несмотря на острую критику даже в рядах собственной партии делало, возлагая надежды на мировую революцию. В. Ленин и Л. Троцкий не скрывали в то время, что советская власть в России нужна только для того, чтобы способствовать восстанию пролетариата в более развитых странах, прежде всего — в Германии.

Страны Антанты в первые месяцы после Октябрьской революции, надеясь восстановить Восточный фронт, пытались договориться об этом с новым революционным правительством. Нигде в заявлениях руководителей Великобритании, Франции и США нет слов о признании независимости Украины, Финляндии, Прибалтики и Закавказья. Первоначально они считали все эти вопросы внутренним делом России. И если кайзеровская Германия не скрывала планов расчленения России, то страны Антанты оставались в определенной степени ее защитниками, так как лишь «единая» Россия могла противостоять Германии. 
Лишь после заключения советской Россией сепаратного Брестского мира бывшие союзники стали рассматривать территорию развалившейся Российской империи как своеобразное «поле чудес» для компенсации своих убытков.

В отношении российско-украинских отношений в ст. 6 Брест-Литовского договора говорилось: «Россия обязывается немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой и признать мирный договор между этим государством и державами Четверного союза. Территория Украины незамедлительно очищается от русских войск и русской красной гвардии. Россия прекращает всякую агитацию и пропаганду против правительства и общественных учреждений Украинской Народной республики» (УНР). Под правительством УНР понималась Центральная Рада, которая была восстановлена в результате немецкого наступления.

Нефть на сахар

Но несмотря на раздел Украины и России многовековые экономические связи порвать сразу было невозможно. Основной же причиной практического прекращения взаимного торгового оборота являлась немецкая оккупация Украины. 
Германское правительство в своих нотах заявляло, будто советское правительство не желало урегулировать вопрос о границах непосредственно с правительством Украинской народной республики и уклонялось от выполнения ст. 6 Брестского договора.

Обвинения, предъявляемые Германией советскому правительству, были несправедливыми. 26 апреля в ноте НКИД (Народный комиссариат по иностранным делам) РСФСР указывалось, что несмотря на неоднократные предложения Центральной Раде приступить к мирным переговорам, «со стороны этого руководимого ныне Германией правительства никакого ответа не последовало».

Лишь 29 апреля, уже после того как Германия ликвидировала Раду, осуществив государственный переворот и сделав гетманом Украины бывшего царского генерала Павла Скоропадского, мирные делегации прибыли в Курск для переговоров о немедленном прекращении боевых действий и установлении демаркационной линии. Но по требованию украинской делегации переговоры перенесли в Киев, где они и были возобновлены 23 мая.

Германское посольство в Киеве направило украинскому правительству меморандум с изложением своих требований, которыми оно должно было руководствоваться при заключении мирного договора с РСФСР. В соответствии с этими требованиями Украина должна была прежде всего обеспечивать центральные державы продовольствием и сырьем, в том числе рудой, шерстью и фосфатами, а в РСФСР могла поставлять только «излишки». При получении же из РСФСР ценного сырья, например, платины, Украина была обязана поставлять «соответствующее количество» центральным державам.

Также гетманское правительство обязывалось при урегулировании с РСФСР вопроса о старых государственных долгах обеспечить интересы германских и австро-венгерских кредиторов, добиться возмещения потерь, понесенных во время войны по вине России, и др.

Кроме того, Германия запретила экспорт зерна и другого продовольствия в нейтральные страны, аналогичным образом ограничив украинско-советские и украинско-грузинские торговые отношения. 
Насколько серьезно советская сторона относилась к переговорам с Украиной, видно из письма В. Ленина: «Если можно помочь тому, чтобы получить мир с Финляндией, Украиной и Турцией (в этом гвоздь), надо всегда и все для этого сделать (конечно, без неких новых аннексий и даней этого не получить). За ускорение такого мира я бы много дал».

12 июня 1918 г. договор о перемирии был заключен. Каждой из договаривающихся сторон предоставлялось право ограничивать и запрещать ввоз и вывоз иностранных валют. Между РСФСР и Украиной восстанавливалось регулярное железнодорожное сообщение, а также обмен подвижным составом и вагонами, восстанавливалось телеграфное и почтовое сообщение. Договаривающиеся стороны условились об обмене дипломатическими представителями и консулами. 
Оба государства устанавливали «временный товарообмен для удовлетворения неотложных текущих потребностей». С этой целью создавалась смешанная товарообменная комиссия из представителей сторон на паритетных началах. В ведении комиссии были вопросы, касающиеся «установления правильных взаимоотношений по обмену продуктами сельского хозяйства и продуктами добывающей промышленности».

Украинскую сторону интересовали поставки нефти и нефтяных продуктов, смазочных масел, леса, бумаги и мануфактурных изделий, прежде всего — различных тканей. Российская сторона хотела получить уголь, хлеб, сахар и другие продукты. Но на запрос о хлебе был получен ответ, что «по этому вопросу украинская делегация не может дать ответа до получения сведений о положении в хлебном отношении самой Украины в связи с местным потреблением и обязательствами в отношении центральных держав».

В ходе переговоров была установлена следующая пропорция: один вагон нефти равен двум вагонам угля. Когда в ответ на просьбу прислать мануфактуру российская сторона решительно заявила: «ни одного аршина без хлеба», украинская реакция была немедленная: сахар за деньги давать не будем.

Переговоры проходили очень трудно. Украинская сторона, пользуясь незримым присутствием немецких покровителей, постоянно провоцировала конфликты, но обвиняя в них советскую делегацию. Неслучайно глава последней Христиан Раковский на одном из заседаний был вынужден достаточно пространно констатировать: «Мы с первого момента и сейчас желаем заключить мир. Мы не являемся государством, которое себе ставит империалистические цели, и даже если у нас имеются определенные симпатии к той или иной государственной форме, то все же не мы будем нашим оружием эту форму выводить и навязывать другим, она должна быть результатом воли самого народа… Но, к сожалению, с вашей стороны мы не заметили этой доброй воли. Вы не можете привести ни одного факта, где вы могли бы сказать: вот у нас уже налаживались переговоры и вы вашей неуступчивостью… прервали эти переговоры. А с нашей стороны мы можем вам сказать, что вся история наших переговоров является калейдоскопической историей всяких новых инцидентов, вызванных украинской мирной делегацией».

За два месяца работы в условиях явной враждебности правительства Скоропадского была подготовлена крупная товарообменная сделка с Немецким хозяйственным бюро на Украине на 1 млн пудов сахара (сделка о поставке украинского сахара была заключена с Германией! — Ю.Г.), российское представительство закупило 20 вагонов сахарного песка и готовило выполнение сделки на 800 тысяч пудов муки. Революция в Германии в ноябре 1918 г. затормозила осуществление последней сделки.

Фактически же на Украине было закуплено для советской республики: муки — 900 тысяч пудов, зерна — 11 млн пудов, томатного пюре — 7 вагонов, конфет — 2 вагона, кондитерских изделий — 1 вагон, повидла — 7 вагонов, консервов — 16 вагонов, варенья и меда — по 5 вагонов, копченостей — 20 вагонов, огородных семян — 1 вагон, а также картофель и уголь. Однако Украина соглашалась выпустить все эти продукты только на условиях товарообмена, а так как вывоз сырья из России большевикам наладить не удалось, то многие из этих товаров в Россию доставлены не были, от завершения некоторых сделок пришлось отказаться еще на стадии переговоров. 
Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: