Долги наши давние

Рубрика: Это интересно
Декабрь 3, 2014 Просмотрено: 1124 Юрий Голицын Московская Биржа, канд. ист. наук, специально для портала «Ваши личные финансы»
Долги наши давние После прихода к власти в октябре 1917 г. одной из актуальных задач для Cоветского правительства стала проблема обслуживания государственного долга. Она была решена вполне в духе революционного времени — внешние и внутренние долги были аннулированы.

Однако о необходимости соблюдения международных обязательств Cоветскому правительству напомнили очень скоро. Уже 14 февраля 1918 г. в Наркомат иностранных дел РСФСР поступила нота дипломатического корпуса, где говорилось: «Все союзные и нейтральные послы и посланники, аккредитованные в Петрограде, настоящим извещают Комиссариат по иностранным делам, что они рассматривают все декреты рабочего и крестьянского правительства об аннулировании государственных долгов, о конфискации собственности и т. д., поскольку они касаются иностранных подданных, как несуществующие».

Таким образом, одной из основных причин последовавшей в дальнейшем военной интервенции стран Антанты было стремление восстановить в России такое правительство, которое бы гарантировало погашение всех внешних долгов, взятых царским и временным правительствами. Это прекрасно понимало и советское правительство. Неслучайно в воззвании, с которым 1 августа 1918 г. оно обратилось к зарубежному пролетариату говорилось: «Первая их (буржуазных правительств – Ю.Г.) цель — захват по возможности большей территории России, дабы ее богатствами, железными дорогами обеспечить проценты по займам для французского и английского капитала».

В отличие от Совнаркома практически все антибольшевистские правительства не считали для себя возможным с таким же легкомыслием относиться к международным обязательствам России. В ноябре 1918 г. адмирал Колчак как Верховный правитель России издал декларацию о принятии на себя государственного долга Российской империи. 
По секретному договору правительства Франции с бароном Врангелем, последний признал все дореволюционные долги, аннулированные советским правительством, и принял на себя обязательство платить проценты на проценты.

«Русский вопрос»

Советское правительство вышло победителем в гражданской войне, поэтому начавшие восстанавливать свою экономику после окончания первой мировой войны западноевропейские страны были вынуждены начать с ним переговоры. 
10 апреля 1922 г. в Италии открылась Генуэзская конференция, где главным стало обсуждение «русского вопроса». С первых же заседаний западные державы стали настаивать на признании Советским правительством всех довоенных долгов и требовали полной реституции или вознаграждения бывших собственников, соглашаясь лишь на сокращение военных долгов и отсрочку платежей по процентам. Советские же контрпретензии отвергались.

Советская делегация считала, что военные долги и проценты по довоенным долгам покрываются контрпретензиями, реституция исключается, но бывшим владельцам предоставляется преимущественное право на получение концессий; выплата по признанным довоенным долгам должна начинаться через 10-15 лет. При этом обязательным условием признания долгов было предоставление РСФСР крупного займа в 1 млрд долларов, т. е. приблизительно в 2 млрд золотых рублей.

Западные делегации, в свою очередь, выдвинули план создания международного консорциума с начальным капиталом в 20 млн фунтов стерлингов (ф. ст.). Кроме того, Англия предложила кредиты британского правительства по закону облегчения торговли на 20 млн ф. ст. и кредиты по закону облегчения экспорта на 26 млн ф. ст. Франция денежных кредитов не обещала, но предложила 1200 локомотивов, 25 000 товарных и 350 пассажирских вагонов. Бельгийское правительство было готово выделить кредит в 250 млн франков. Но в сумме эти предложения не превышали и 10% от запрашиваемого Советской Россией.

Переговоры ни к чему не привели. Генуэзская конференция не решила ни одну из поставленных перед ней проблем. 
Но Советской России удалось добиться дипломатического успеха, так как ее делегация достигла договоренности с одной из ведущих европейских стран. 16 апреля 1922 г. в договоре между РСФСР и Германией, который был заключен в Рапалло во время Генуэзской конференции, было зафиксировано урегулирование советско-германских финансово-экономических отношений.

Ст. 2 Рапалльского договора окончательно закрепила, что «Германия отказывается от претензий, вытекающих из факта применения до настоящего времени законов и мероприятий РСФСР к германским гражданам и их частным правам, равно как и к правам Германского Государства и Земель в отношении России, а также от претензий, вытекающих вообще из мероприятий РСФСР или ее органов по отношению к германским гражданам или их частным правам, при условии, что Правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

15 июня 1922 г. участники Генуэзской конференции собрались вновь, но уже в Гааге (Голландия), но уровень этой конференции был гораздо ниже, так как стороны были представлены не первыми лицами, а в основном экспертами. Эта конференция также закончилась безрезультатно.

Почти договорились

В середине 1920-х годов Советское правительство начало серию двусторонних финансово-экономических переговоров, в ходе которых обсуждалась и проблема дореволюционных долгов. 
С основными «царскими» кредиторами удалось практически решить вопрос. 
В советско-английском договоре, который был подписан 8 августа 1924 г., указывалось, что «правительство Союза ССР заявляет, что в изъятие из декрета от 21 января 1918 г. (об аннулировании долгов бывшего императорского и временного правительств) оно удовлетворит при условиях, установленных в настоящем договоре, претензии британских держателей займов, подлежащих оплате в иностранной (нерусской) валюте и выпущенных либо принятых на себя, либо гарантированных бывшим императорским российским правительством или самоуправлениями городов, расположенных на территории, ныне включенной в Союз».

Но этот договор не был ратифицирован, так как в ноябре того же года к власти в Англии пришло правительство консерваторов, и вопрос о долгах был отложен.  
   
В феврале 1926 г. начались советско-французские переговоры. Основные принципы состояли в следующем. С одной стороны, Советский Союз «в порядке исключения» из декрета от 21 января 1918 г. об аннулировании долгов царского и Временного правительств был готов удовлетворить требования французских граждан, вытекающие из довоенных долгов царского правительства. С другой стороны, правительство Франции обязалось сделать все необходимое для предоставления СССР кредитов, которые облегчат выполнение его обязательств перед французскими держателями облигаций русских займов. Фактически все основные условия соглашения были согласованы.

Но 22 сентября 1927 г. французская сторона опровергла советское заявление о том, что на конференции достигнуто полное соглашение в вопросе о долгах и наметилась договоренность по проблеме кредитов. Более того, 1 октября французское правительство официально поставило вопрос о замене советского полпреда в Париже Х. Раковского, воспользовавшись его призывами к мировой революции. И. Сталин быстро отозвал одного из лидеров оппозиции в СССР, что вернуло позиции сторон в первоначальное положение.

Все еще впереди

После этого около 60 лет проблема «царских» долгов на межгосударственном уровне открыто не обсуждалась. 
Лишь 15 августа 1986 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев при участии Э.А. Шеварнадзе заключил с премьер-министром Великобритании М. Тэтчер договор, в соответствии с которым СССР выплатил компенсацию мелким британским держателям акций «русских займов» в размере всего лишь 10% от номинальной стоимости (по 90 долларов США). 
26-28 ноября 1996 г. состоялся официальный визит в Париж премьер-министра РФ В.С. Черномырдина, в результате которого был подписан «Меморандум о взаимопонимании между правительством Российской Федерации и правительством Французской республики относительно окончательного урегулирования взаимных требований между Россией и Францией, возникших до 9 мая 1945 г.». В соответствии с этим договором российское правительство согласилось выплатить французским кредиторам дореволюционных правительств России 400 млн долларов (по 500 франков или 100 долларов за штуку) с рассрочкой оплаты до 2000 года. Из этих денег 2/3 достались владельцам старых российских ценных бумаг, а 1/3 пошла на компенсацию потомкам французских владельцев недвижимости в России.

Но это еще не все. Предстоит урегулировать дореволюционную долговую проблему с Бельгией, Голландией, США и некоторыми другими странами, где проживают наследники держателей российских ценных бумаг. 
Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: