А денежка-то ненастоящая! Часть 4

Рубрика: Это интересно
Январь 27, 2016 Просмотрено: 1660 Анна Веретенникова
А денежка-то ненастоящая! Часть 4 Деньги с незапамятных времен — основа экономической системы государства. А раз это так, то общество хочет быть уверенным в своей валюте, а борьба государства с преступниками в этой области не должна терять актуальности, а напротив — постоянно совершенствоваться. История неоднократно подтверждала факт: ухудшение экономического положения в стране способствует бурному развитию фальшивомонетничества. И вот очередной пример... 

Читать статью "А денежка-то ненастоящая. Часть 3"

Годы гражданской войны и иностранной интервенции стали временем масштабного изготовления и широкого распространения фальшивых денег в России. Сразу после большевистского переворота 1917-го года в Россию хлынуло неисчислимое количество денег различного достоинства, качества и происхождения. Главной целью правительств-однодневок было стремление не столько «накормить» страну, изнывающую от финансового голода после Первой мировой войны, сколько узаконить свой статус печатанием собственных денег. Но так как в силу понятных причин ни качественная бумага, ни специальные краски и оборудование для выпуска денег не были доступны многим приверженцам этой затеи, в изготовлении денег очень часто использовался разнородный материал.

В тот исторический период просто невоз¬можно было отличить фальшивые денежные купюры от подлинных. Продолжительное время буквально в каждой деревне, объявлявшей себя независимым государством, печатали собственные деньги. По стране «гуляли» примерно две тысячи всевозможных денежных знаков — от штампованных бумажек батьки Махно до винных этикеток «Якутской республики». Например, этикетка от мадеры оценивалась в 1 рубль, от кагора — в 10 рублей, наклейка к вину опорто имела достоинство в 25 рублей.

В обращении находились и так называемые «романовские» деньги — банкноты и казначейские билеты, выпущенные в 1897-1916 гг., а также керенки — денежные знаки, эмитированные Временным правительством.

Для справки
Царские деньги и керенки, выпускавшиеся в обращение советской властью, сохраняли платежную силу на территориях советских республик в течение всего периода гражданской войны. На керенки возлагались большие надежды — они должны были постепенно и безболезненно вывести из оборота царские деньги. Названы керенки по фамилии А. Ф. Керенского, последнего председателя Временного правительства, образованного в 1917 году.

И, наконец, начиная с 1919 г. правительством РСФСР стали выпускаться простые в исполнении «кредитные билеты» образца 1918 г. и «расчетные знаки» образца 1918 г. Советскому правительству было гораздо выгоднее печатать их, чем довольно сложные «романовские» деньги. В 1922 году Госбанк получил право выпускать денежные билеты в золотом исчислении. Купюры достоинством 10 и 25 червонцев стали первыми советскими деньгами, обеспеченными золотом. Для защиты червонцев от подделок госбанк кроме водяных знаков, нумерации и сложнейшей «орловской печати» применял тангирные сетки, представляющие собой геометрическое пересечение линий, заполняющее фон. Только сделав увеличение в 1020 крат, можно было обнаружить, что непрерывная линия состояла из отдельных значков.

Для справки
Орловская печать — это способ многоцветного печатания, разработанный в 1890 году изобретателем И. И. Орловым и названный в его честь. А в 1893-м была построена и заработала первая орловская машина. Первое применение орловской печати состоялось при изготовлении кредитных билетов номиналом 25 рублей образца 1894 года. Воспроизвести эффект орловской печати обычными классическими способами печати невозможно. Для этого используется сложнейшее высокоточное оборудование, которое могут иметь только фирмы с государственной лицензией на его использование.

Осуществить подделку таких червонцев было по силам только профессионалам самого высокого класса, но таковых в России после гражданской войны практически не осталось.

Выпуском бумажных денег занимались и различные союзные правительства, белогвардейские армии и атаманы. Так, в 1919-1920 гг. свои денежные знаки выпускали Юденич, Шкуро, Колчак, Деникин и другие белые генералы гражданской войны. 
Собственные деньги генерала Деникина имели изображение московского Царь-колокола, по-простому их именовали «колокольчиками». Деникину принадлежит авторство листовки, изготовленной из большевистской банкноты: на нее нанесен рисунок кукиша и стишок: «Посмотри на этот кукиш. Ну-ка, что на них ты купишь?». Большевики среагировали на этот выпад жестко — расстреливали любого, кто был пойман с этой листовкой.

Это интересно!
Весьма плодовитым по числу выпущенных денег оказалось правительство адмирала Колчака. После объявления себя верховным правителем и главнокомандующим Колчак взялся за штамповку казначейских знаков, миссией которых было вытеснение керенок. Властвовал адмирал Колчак от Сибири и до Дальнего Востока включительно, его штаб располагался в Омске, а правительство именовалось не иначе как Временным Сибирским. Таким образом, официально именуемые сибирскими рублями «колчаковки» народ тут же окрестил «сибирками». Выпускались они достоинством от 1 до 5 000 рублей. Общий же объем оригинальных «сибирок», выпущенных Колчаком, превышал 16 млрд рублей, в то время как до Первой мировой войны царское правительство ограничивало выпуск денег 600 млн рублей. Неудивительно, что денежный рынок просто не смог «переварить» такое количество сибирских рублей, что привело к их резкому обесцениванию.

Примитивно изготовленные «сибирки» не могли не вдохновить фальшивомонетчиков, поэтому в смутное время гражданской войны подделка денег массово расцвела в Сибири. Об одном «выдающемся» в свое время фальшивомонетчике Абраме Шпилькине рассказывал в своей книге советский и российский дальневосточный писатель Николай Наволочкин. Шпилькин владел в селе близ Ачинска пасекой, слыл богатым человеком и владельцем процветающего хозяйства. Но самое главное — у Шпилькина всегда можно было получить заем под большие проценты. Видимо, это обстоятельство и стало причиной визита к нему в начале декабря 1919 г. полицейских. При обыске дома Абрама они обнаружили тайник, из которого извлекли пачки новеньких денежных обязательств колчаковского правительства номиналом по 250 рублей. Всего в тайнике хранилось несколько миллионов. А в лесу на пасеке был обнаружен и сам печатный станок, нумератор, резак и запас бумаги. Оказалось, что за техническую часть изготовления фальшивок отвечал военнопленный Ингоф, венгерский гравер и полиграфист.

Свое слово в деле подделки российских денег сказали и два предприимчивых японца. Подданные страны восходящего солнца Инуое и Сосики за короткий срок умудрились отпечатать 10 тысяч денежных знаков «Сибирского правительства» Колчака номиналом в 250 рублей каждый — на сумму 2 млн 500 тысяч рублей. Качество изготовления было поистине японским — дельцы не пользовались в своей деятельности ни акварелью, ни тушью, они «творили» свои фальшивки в солидной типографии, на чем и попались. Но так как дело происходило на Дальнем Востоке, где собственные порядки в то время устанавливали японские оккупационные военные власти, колчаковским властям пришлось смириться с фактом отказа японцев выдать жуликов российскому правосудию.
sim-pobedishi.jpg
Государственный герб, использовавшийся при А. В. Колчаке. Над головами орла был помещен Георгиевский крест и девиз «Сим победиши», в лапы вложен меч и монархическая эмблема территориальной целостности государства — держава (шар, увенчанный крестом), на груди был размещен московский герб — изображение Георгия Победоносца.

Судили двух японских «предпринимателей» на их родине, окружной суд приговорил фальшивомонетчиков к каторге. Но осужденные не согласились со столь «несправедливой мерой» и подали апелляцию в высшую судебную инстанцию. В качестве оправдания использовался незатейливый мотив: «Омское правительство Колчака — не государство, а невесть что. А если так, почему нельзя делать его деньги? И какие японские законы это запрещают?».

Дело пересмотрел кассационный департамент города Осаки, а эксперты Министерства иностранных дел действительно не нашли в японских законах какого-либо запрета на подделку колчаковских денег. Так жулики были оправданы, а строки в приговоре красноречиво это объясняли: «Омское правительство не представляло Россию, не возглавляло государственное целое и не являлось дружественным Японии государством, чьи интересы должны быть защищены, а потому обвиняемые не могут быть привлечены к ответственности за подделку иностранных денег».

В качестве ответной меры на «эпидемию» фальшивомонетничества советское правительство уже в июле 1918 года установило ответственность за это преступление, приняв декрет о суде № 3. Советской власти было совершенно не по пути с фальшивомонетчиками к светлому будущему, о чем красноречиво говорят официальные данные: за первые девять месяцев 1919 года в Москве были расстреляны 29 осужденных за подделку денег и еще 6 — в Петрограде. Неофициальные же данные о числе казненных «умельцев» говорят о более значительных цифрах.

Простые граждане тоже старались обезопасить себя от подделок. Так, были придуманы и массово распространялись в тот период «подписи доверия» на банкнотах. Выглядело это следующим образом: переходя из рук в руки, деньги подписывались гражданами — так заверялась их подлинность. В современных коллекциях денег есть купюры, поля которых сплошь исписаны фамилиями.

Читать статью "А денежка-то ненастоящая. Часть 5"
Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: