А денежка-то ненастоящая! Часть 2.

Рубрика: Это интересно
Октябрь 25, 2015 Просмотрено: 1294 Анна Веретенникова
А денежка-то ненастоящая! Часть 2. Хроника борьбы с отечественными фальшивомонетчиками уходит в самую глубину веков. Ранние экземпляры поддельных денег обнаруживались археологами на территории бывшего Советского Союза в азербайджанском селе Чухурюрд. По утверждению историков, найденная пара монет имела отношение к эпохе парфянского царя Митридата (около 170-137 г. до н. э.), но только одна из этих древних находок оказалась подлинной. Продолжаем рассказ о фальшивомонетничестве новыми историями непрерывной борьбы с подделками.

«Воровские деньги» XVI-начала XVII века

Денежное «воровство» процветало на фоне примитивной техники чеканки и несложных изображений с надписями на монетах. Известны фальшивки XVI века, подражавшие самым распространенным монетам — копейкам и денгам Ивана IV и Бориса Федоровича. Их количество увеличилось в годы смуты — истории известны фальшивые копейки с именами Дмитрия Ивановича и Владислава Жигимонтовича (8-го российского царя).

В XVII веке производство фальшивых монет достигло еще большего размаха, став буквально массовым явлением. Делались фальшивки с применением ручной техники, которая употреблялась и на государственных денежных дворах. На первый взгляд такие деньги ничем не отличались от подлинных монет. Но по факту в большинстве случаев имели чрезмерно низкий вес, не укладывающийся ни в какие весовые нормы, и чеканились из серебра очень плохого качества.

В письменных источниках XVII века часто сообщается о медных и  оловянных «воровских» деньгах или о «лехких» копейках.

Если медные и оловянные подделки современники отличали от подлинных монет без особого труда, то другую разновидность фальшивых монет — «лехкие» монеты, чеканенные из серебра пониженной пробы, отличить от подлинных было куда сложнее.

В те времена существовали два способа чеканки фальшивых денег. Первый способ ничем не отличался от обычной техники чеканки посредством штемпелей, применяемых на государевых денежных дворах. Фальшивомонетчики делали свои «воровские» чеканы, иногда «переводя» изображение и надписи с подлинных копеек, но чаще — вырезая эти штемпеля самостоятельно.

Второй способ был проще — делались литые деньги, когда металл «лили в опоки» (цилиндры из железа). Так как такие деньги отличить от подлинных было намного легче, то и за «литье в опоки» фальшивомонетчиков карали менее строго, чем их «коллег», работающих чеканами.

30-е годы XVII века по многим письменным источникам проходят как период наибольшего распространения фальшивых денег. География районов их распространения — города Козлов, Вологда, Воронеж,  Шацк,  Ростов, Новгородский уезд, Белоозеро.

Существенную роль в столь массовом распространении этого промысла сыграла отмена смертной казни. Так, за чеканку фальшивых монет при Михаиле Федоровиче в первой половине его царствования фальшивомонетчикам заливали в горло расплавленный металл. Теперь же фальшивомонетчиков стали «исправлять» так называемой «торговой казнью», выражавшейся в битье кнутом на торгу, выжигании на щеках слова «вор» и в ссылке в дальние города на поруки «до государева указу». После этого их часто ссылали в другие города уже «на вечное житье».

Но такое «мягкое» наказание применялось недолго, и в 1637 г. по городам вновь были разосланы царские указы о введении смертной казни для фальшивомонетчиков.

«А впередь указал  есмя:  кто воровское дело заведет, маточники и чеканы резать, или кто деланные купит и учнет воровские денги делать, или учнет воровские денги заведомо покупать в нашем государстве или за рубежом и ими торговать, и тем ворам велим заливать горло по-прежнему, без всякие пощады».

Несмотря на это, письменные источники 40-х годов снова сообщают о большом количестве медных и оловянных «воровских» денег, которые доставлялись в Москву вместе с доходами из разных городов.

Фальшивые деньги периода денежной реформы 1654-1663 гг.

В XVII веке Московское государство не располагало собственными золотыми и серебряными рудниками, по этой причине драгоценные металлы ввозились из-за границы. На Денежном дворе из иностранных монет чеканили русскую монету. Государство в период проведения денежной реформы намеревалось заместить полноценную серебряную монету ее медным заменителем с номинальной стоимостью в европейской части России. Задумывалось это ради получения недостающих средств в казну. Затяжная война с Речью Посполитой требовала огромных расходов. Чтобы найти деньги на продолжение войны, главой Посольского приказа было предложено выпускать медные деньги по цене серебряных. Налоги собирались серебром, а жалованье раздавалось медью. Мелкая медная монета поначалу действительно имела хождение наравне с серебряными копейками, однако вскоре чрезмерный выпуск ничем не обеспеченных медных денег, которые чеканились в Москве, Новгороде и Пскове, привел к ее обесцениванию.

В Сибири же хождение медных монет было запрещено законом. Но многих русских купцов это не останавливало и они продолжали везти новые деньги в сибирские города и скупать на них пушнину и прочие товары. В этой связи всех так называемых «денежных воров» разделяли на три условные категории:

1. купцы, нарушавшие царские указы, ограничивающие хождение медных денег;

2. денежные мастера и лица из царской администрации, так или иначе связанные с монетным производством и в ущерб казне печатавшие деньги «на себя»;

3. люди (бояре, купцы, посадские и деревенские кузнецы), производившие собственно фальшивые монеты.

Почему распространялось ограничение на Сибирь? Причина в том, что многие купцы ехали с возами медных денег, скупали товары и платили в казну таможенные пошлины «медью», что было крайне невыгодно государству, а вред от такой деятельности очевиден. Мех ценных промысловых зверей, в частности соболей, не попадал в казну, а купцы, занимавшиеся спекуляциями, не везли с собой необходимые товары для обеспечения отдаленных городов. Помимо этого некоторые купцы выменивали у населения серебряные изделия и монеты на медные полтины за тройную цену.

Нередко спекулировали и талерами (ефимками). Вплоть до 1654 года государство скупало их у иностранцев по 40 копеек за штуку, а после нанесения на монету надчеканки русским штемпелем ее стоимость увеличивалась до 64 копеек. При этом царские грамоты не содержали требований к номиналу «новоиспеченных» монет, а при такой неопределенности монеты с легкостью выдавались не за 64 копейки, а за 100. Самое же значительное количество фальшивок делалось с помощью крупных серебряных монет, внешне и по размеру не отличавшихся от талеров, однако уступавших по содержанию серебра. Их закупали за границей для ювелирного ремесла по цене всего 38 копеек за штуку, а несложные штемпели подделывались проще простого. В результате «умельцы» легко получали дополнительную прибыль в обход государственной казны.

Особняком держались денежные мошенники, непосредственно связанные с производством монет. Условно они делились на коррупционеров из царской администрации и жуликов среди денежных мастеров. В рейтинге известных коррупционеров-фальшивомонетчиков тех времен безоговорочно главенствовал тесть царя боярин И. Д. Милославский, он же — глава приказа Большой Казны, имевший в подчинении московские денежные дворы. Пользуясь высоким положением, Милославский привозил на денежный двор вместе с государственной медью и свою собственную, из которой заставлял чеканить монеты. Затем всю неучтенную казной продукцию буквально целыми возами увозил к себе на двор.

Но это был не единственный источник сверхдохода, не брезговал царский родственник и глава приказа Тайных дел крупными взятками от многих «денежных воришек». А сами «воришки» таким образом избегали «жестоких казней» за свои преступные деяния. В Пскове и Новгороде, где также были денежные дворы, в подобных преступлениях были замешаны воеводы и приказные люди.

А что же сами денежных дел мастера? Они и их помощники старательно крали медь, маточники, чеканы — все, что было под рукой при производстве, а также не гнушались и присвоением готовой продукции.

Способов хищения было немало. Например, медь проносили тайно на денежный двор, спрятав еe в хлеб, изготавливали из нее монеты и тем же способом выносили обратно. Прятали деньги и в складках одежды, и за щекой, и даже в прямой кишке. Могли просто перебросить монеты через забор, если по ту сторону заранее поджидали соучастники, подбиравшие и уносившие деньги.

Для создания полного процесса производства, подобного организованному на государственных денежных дворах, злоумышленники чаще всего объединялись в группы. Несложную технику чеканки запросто можно было организовать и в кузнечной мастерской. Как правило фальшивые деньги не отличались качеством исполнения, монеты «грешили» нечетким изображением всадника, а иногда встречались огрехи в написании царского титула. Был и вовсе простой способ подделки — с подлинной монеты при помощи промытой глины делались два слепка. После их обжига в печи получали формочки, в которые заливался расплавленный металл. Качество таких фальшивок было столь низким, что распознавались они легко.

26 июня 1663 г. царским указом были отменены медные деньги, с этого же момента запрещалось держать в своих домах медные полтины, гривенники и копейки, не переплавленные в слитки. Но сильное сходство новых копеек с дореформенными стало для многих фальшивомонетчиков легким промыслом — старые медные монеты они покрывали (лудили) тонким слоем серебра, отчего визуально их нельзя было отличить от полноценных серебряных.

А благодаря указу от 1 июля 1663 г., который устанавливал двухнедельный срок в Москве и месячный в других городах для обмена медных денег с установленной ценой 2 серебряных деньги за один рубль медью, обладатели луженых копеек, особо не утруждаясь, увеличили свое состояние стократ!

С целью выявления фальшивомонетчиков по ночам ходили специальные люди из Приказа тайных дел и наблюдали за кузнями и домами посадских людей. Если где-то слышался стук молотка и вился дым над крышей, немедленно врывались туда с обыском. Таким «агентам» помогали и простые обыватели, преследовавшие в этом деле исключительно корыстную цель, ведь за помощь в поимке фальшивомонетчиков доносчику полагалась половина их двора в качестве награды.

В Москве с 1659 г. по 1660 г. в тюрьму было посажено более 400 человек, подозреваемых во фальшивомонетничестве. Для установления истины использовались пытки — дыба, бичевание и раскаленное железо.

Кроме самих фальшивомонетчиков наказывались и их помощники, которым отсекали два пальца на левой руке. А чтобы и другим неповадно было, отрубленные руки и пальцы казненных прибивались на ворота денежных дворов для всеобщего обозрения. К слову, жестокие наказания, которыми старались пресечь эти преступления, не касались представителей правящего класса, а применялись в основном к рядовым членам общества.

Фальшивомонетничество было следствием плохо продуманной денежной реформы царя Алексея Михайловича, а «медный бунт» в Москве окончательно решил судьбу реформы.

А денежка-то ненастоящая. Часть 1

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: