220 миллиардов невостребованных рублей

Рубрика: Это интересно
Апрель 3, 2019 Просмотрено: 234 Екатерина Погудина
220 миллиардов невостребованных рублей Официальной инфляции, в отличие от капиталистических стран, в СССР не было. Росли зарплаты, миллиарды рублей хранились у населения страны в кассах и ценных бумагах. И эти деньги были почти бесполезны из-за товарного дефицита.

В количественном отношении зарплаты в СССР стали расти очень быстро с приходом к власти Хрущева в 1953 году, а затем Брежнева в 1964-м. В картину благополучия не вписывается секретная записка заместителя председателя Государственного комитета цен Кузнецова. В 1965 году Кузнецов сообщил Планово-финансовому отделу ЦК КПСС, насколько изменились цены на различные виды товаров. В среднем они поднялись на 140 % по сравнению с 1940 годом (с учетом обмена денег, проведенного в 1947 и 1961 годах). На отдельные виды товаров повышение было еще больше. Цена на сахар выросла на 172 %, кондитерские изделия подорожали на 173 %, вино — на 168 %, одежда — на 154 %, кожаная обувь — на 164 %.

Цены в Советском Союзе, выраженные в инвалютных рублях, были выше цен в США и в ряде стран Европы. Сахар был дороже в 3 раза, рыбные консервы — в 3-3,5 раза, вино — в 4-5 раз, шоколад — в 10 раз, одежда — в 5 раз. Эти реалии были закономерным явлением. Одной из причин столь значительной разницы цен со странами Запада стал существенный дисбаланс в экономике СССР. Чрезмерные вливания в тяжелую и военную промышленность происходили в ущерб легкой промышленности. Из-за недостатка товаров цены поддерживали на высоком уровне. В итоге они стали выше, чем в развитых капиталистических странах.

Успехи в космонавтике, тяжелом машиностроении, атомной энергетике нивелировались недостаточным финансированием и технической отсталостью аграрного сектора и производства товаров народного потребления. Как итог — рост цен съедал часть зарплаты. Цены контролировало государство, и их повышение было молчаливым признанием того, что инфляция существует, хотя официально этого не признавали. Повышение цен на социально значимые продукты встречало в советском обществе весьма негативный отклик. Особенно ярко это проявилось во времена Хрущева.

нумерация-мал.png«Догнать и перегнать»


Придя к власти, Никита Хрущев стал претворять в жизнь масштабные идеи аграрного реформирования. Постепенное развитие его не устраивало, он был одержим идеей большого скачка. 22 мая 1957 года на зональном совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик СССР Хрущев пообещал «догнать и перегнать Америку за 3-4 года в производстве мяса, молока и масла на душу населения».

Хрущев начал кукурузную кампанию — массовое внедрение кукурузы в сельское хозяйство СССР в 1950-1960-х годах. В народе это время прозвали кукурузной лихорадкой. К началу 1960-х годов четверть пахотных земель была занята кукурузой. Для нее распахивали еще и те земли, которые давали особо ценное сено для скота. Хрущев не учитывал климатические условия. Урожай кукурузы оказался намного ниже ожидаемого.

Вместе с этим Хрущев проводил политику, направленную против личных подсобных хозяйств. Жителям городов и рабочих поселков запретили держать скот, государство выкупало личный скот у колхозников. Чтобы не отдавать животных, люди забивали их на мясо. Поголовье скота и птицы резко сократилось. Неудачные аграрные преобразования Хрущева привели к нехватке продуктов. Правительство было вынуждено повысить цены. Предполагалось, что это частично решит проблему продуктового дефицита. 31 мая 1962 года ЦК КПСС информировал население о повышении на 25-30 % закупочных цен на мясо, молоко и яйца, чтобы уменьшить спрос на них. Чтобы сгладить неблагоприятное впечатление от этого решения, одновременно снизили цены на сахар, ткани и шерсть.

1 июня 1962 года на заседании Президиума ЦК КПСС руководство КГБ уверяло, что повышение цен «встретило поддержку среди сельского населения страны». При этом во многих городах эта мера вызвала резкую негативную реакцию. В Москве, Ленинграде, Днепропетровске, Донецке, на Дальнем Востоке, на Кубани появились листовки с призывами к забастовкам и к защите своих экономических прав. Негативная реакция населения была основана еще и на том, что во время правления Сталина происходило периодическое, пусть и символическое, снижение цен на первоочередные товары. В итоге в крупных городах начались волнения.

Документ


Записка заместителя председателя КГБ при Совете Министров Ивашутина от 1 июня 1962 года сообщала членам Президиума и секретарям ЦК КПСС: «Докладываю о реагировании населения на решение ЦК КПСС и Совета Министров СССР о некотором повышении цен на мясо, мясные продукты и масло. В целом по стране это решение воспринято правильно…

Особенно одобряется решение ЦК КПСС и Совета Министров СССР сельским населением страны…». Вместе с тем имели место и нежелательные проявления. В ряде городов отмечены случаи появления отдельных антисоветских листовок и надписей. В частности в Москве на одном из домов по улице Горького преступником была наклеена листовка с надписью «Сегодня повышение цен, а что нас ждет завтра?»

На Сиреневом бульваре наклеена листовка с призывом к рабочим «бороться за свои права и снижение цен». На платформе станции «Победа» Киевской железной дороги учинена надпись с клеветническим измышлениями в адрес Советского правительства и требованием снизить цены на продукты».

нумерация-мал.png«Мясо, масло, повышение зарплаты»


Новочеркасск в 1962 году был промышленным городом с крупными предприятиями и электровозостроительным заводом. На заводе было занято около 12 000 человек. Когда правительство подняло цены на продукты, дирекция завода почти на треть увеличила норму выработки — количество единиц продукции, которое должен изготовить один работник за определенное время. В итоге зарплата и покупательская способность должны были заметно и стремительно снизиться.

Утром 1 июня группа рабочих-формовщиков сталелитейного цеха обсуждала повышение цен на продукты и сокращение трудовых расценок. Обсуждение переросло в стихийный митинг, к нему присоединились рабочие из других цехов. К митингующим вышел директор завода Борис Курочкин. Директор сказал: «Если вам не хватает денег на мясо и колбасу, ешьте пирожки с ливером», в толпе закричали: «Они над нами еще и издеваются!» Началась спонтанная забастовка. Работа остановилась, толпа митингующих собралась на площади перед административным зданием завода.

К середине дня часть активистов перекрыла железнодорожную магистраль Ростов – Москва. На железнодорожных опорах вывесили плакаты: «Мясо, масло, повышение зарплаты», «Нам нужны квартиры». На поезде Саратов – Ростов-на-Дону неизвестный активист написал: «Привет рабочему классу! Хрущева на мясо!»

Забастовка рабочих переросла в демонстрацию и закончилась кровопролитием — войска расстреляли демонстрантов. Региональные власти писали о забастовке, как о вылазке уголовных элементов. Председатель КГБ Семичастный писал в ЦК КПСС, что в ходе беспорядков убиты и умерли от ран 22 человека, 87 обратились в больницы города в связи с ранениями.

В городе прошли аресты участников выступления. 20 августа 1962 года в Новочеркасске начался суд, на котором рассматривалось дело 14 активистов, которых посчитали лидерами протеста. 7 человек приговорили к расстрелу, остальных отправили в тюрьмы на 10-15 лет. Выступление в Новочеркасске подавили, но власти боялись и дальше решать экономические проблемы самым простым способом — повышением цен. В это же время в странах с рыночной экономикой открытая инфляция — повышение цен на товары и услуги — считалась нормальным экономическим явлением.

Из-за негативных последствий роста цен при Брежневе инфляция все больше и больше приобретает скрытый характер. Стоимость товаров в эти годы оставалась на прежнем уровне, зарплаты росли. Но экономические законы не обмануть. Без качественного роста эффективности и производительности труда невозможно одновременно повышать зарплаты и удерживать рост цен.

нумерация-мал.pngЛишние 15 миллиардов


Со второй половины 60-х годов экономика все больше перенасыщалась деньгами. Увеличение денежного навеса неизбежно влекло за собой усиление инфляции. В государственной торговой сети все больше товаров исчезает с полок магазинов. Товарный дефицит становится видимой стороной невидимого инфляционного процесса. На колхозном и на черном рынках товары были, но цены на них росли без всякого контроля.

К 1980 году цены колхозного рынка почти в 3 раза превышали государственные. Если яблоки в государственном магазине стоили 1-2 рубля за килограмм, то на рынке — от 3 до 6 рублей. Приобретение какого-либо товара в магазине было делом случая. Сначала надо было найти, в какой торговой точке товар «выкинули» на продажу, чтобы выполнить план, а потом отстоять за ним очередь. Подобные очереди в крупных городах были так велики, что периодически перерастали в небольшие стихийные митинги.

К 1983 году в сберкассах хранилось примерно 140 млрд рублей. Около 20 млрд рублей сохранилось еще в облигациях «старых» займов, которые разморозили и стали выплачивать населению в 1974 году. По данным советского экономиста-эмигранта Игоря Бирмана, не меньше 60 млрд рублей хранилось у населения «в кубышках». 220 млрд рублей — для экономики страны это было огромной лишней денежной массой. Производство все равно не поспевало за доходами, например в 1978 году население получило на 15 млрд рублей больше, чем могло реально истратить.

В 1987-1990 годах развивалась талонная система распределения товаров. По талонам продавали сахар и моющие средства, во многих регионах ввели нормированное потребление мяса, масла, чая, водки. Дефицит перерос в тотальный. Уже ни власть, ни население не могли предугадать, какой товар следующим исчезнет из государственной торговли. С перебоями появлялась рыба, овощи, макароны, мука. Это происходило и с товарами «повышенного спроса» — обувью, одеждой, бытовой техникой. Некоторые товары вообще перестали доходить до магазинов.

Экономист Игорь Бирман писал, что люди озлоблялись из-за того, что деньги у них были, а покупать было нечего. «Наличие накоплений оказывает чудовищное давление на рынок, деформирует его. Цены на золото, драгоценности, мех систематически растут. Чем больше они растут, тем больше очереди за ними. Понятно почему — чем больше цена, тем большую ценность представляет вещь, с помощью которой люди пытаются сохранить деньги. Получается порочный круг. Накопления образуются потому, что трудно купить нужное. А с ростом накоплений делать такие покупки становится еще труднее: очереди все длиннее, магазинные полки все пустыннее». К началу 1991 года экономическая система СССР была практически разрушена.

Рекорды эпохи


Рязанское чудо
Во время правления Хрущева было поставлено большое количество трудновыполнимых задач, которые требовалось решить в кратчайшие сроки. Когда в 1957 году Хрущев поставил цель «догнать и перегнать Америку» и предложил увеличить в три раза производство мяса в СССР за три года, чуда не случилось. Прирост мясозаготовок ожидаемо оказался очень скромным.

В конце 1958 года всем обкомам КПСС разослали указание Хрущева принять решительные меры, чтобы увеличить производство мяса в 1959 году: «Среди экономистов есть скептики, которые не верят в возможности нашего сельского хозяйства утроить производство мяса. Но как они подошли к этому делу? Как водится, взяли карандашик и подсчитали, какой может быть прирост скота и за сколько лет. Товарищи, надо же понимать, какие сейчас силы накопились у советского народа. Это же политическое явление, результат долголетней работы нашей партии».

Первый секретарь Рязанского обкома КПСС Алексей Ларионов заявил, что утроит заготовки мяса в области за один год. Обещание утвердила областная партийная конференция. Хрущев настоял, чтобы заявление Ларионова опубликовали в «Правде», хотя Сельскохозяйственный отдел ЦК КПСС возражал против таких преждевременных действий. Ларионов еще не выполнил обещание, а уже удостоился награды — стал Героем Социалистического Труда.

Чтобы утроить производство мяса, в области под нож пустили молочных коров и весь приплод скота за 1959 год. К этому добавили скот, выращенный колхозниками в личных хозяйствах, — его изъяли «под расписку». Этих мер было недостаточно. Скот закупили в соседних областях за счет средств из общественных фондов, предназначенных для строительства школ, приобретения гостехники и других нужд. «Мясной налог» ударил по колхозам и совхозам области, по городским учреждениям. В Рязанской области мясо исчезло из продажи полностью.

16 декабря 1959 года местные власти сообщили о стопроцентном выполнении плана. Государству передали 150 тысяч тонн мяса, в три раза превысив поставку предыдущего года. Обязательства на 1960 год стали еще выше — заготовить 180 тысяч тонн мяса.

Рекордных показателей удалось добиться, однако авантюра обернулась предсказуемой катастрофой: на следующий год поголовье скота сократилось на половину. В 1960 году заготовки не превысили 30 тысяч тонн. Молодой скот уже забили, поставки молока тоже уменьшились, потому что не осталось молочных коров.

Население, у которого «временно» изъяли скот, отказывалось обрабатывать колхозные земли, в итоге производство зерна упало на 50 %. Автор затеи Алексей Ларионов застрелился 22 сентября 1960 года. Посмертно его лишили звания Героя Социалистического Труда.



Оставить комментарий: