Уровень тревожности 2019

Рубрика: Аналитика
Январь 21, 2019 Просмотрено: 4584 VLFin.ru
Начиная новый год, мы всегда подводим итоги года прошедшего и рассуждаем о том, что ждет нас в будущем — по крайней мере в ближайшем. Мы попросили экспертов ответить на вопросы, которые помогут нам ориентироваться в экономической реальности. Поделились они и своими оценками прошедшего 2018-го года и ожиданиями от наступившего 2019-го.

Вопросы экспертам


  • Как будет меняться ключевая ставка?
  • Что будет происходить с ценами на нефть и курсом рубля?
  • Какая прогнозируется инфляция?
  • Каков уровень тревожности по 10-балльной шкале?

Богданов.jpgОлег Богданов

заместитель главного редактора «Коммерсантъ FM»
Уровень тревожности: 8 баллов


нумерация-мал.pngМировой экономике угрожает рецессия


Итоги 2018 года
Главный итог 2018 года — начало синхронного замедления мировой экономики. Десятилетний цикл синхронного роста заканчивается, и это несет серьезные вызовы всем финансовым рынкам. 
О рисках 2019
Основной риск 2019 года — это возможность перехода мировой экономики от синхронного спада к рецессии, что может вызвать (и уже вызывает) серьезную турбулентность на мировых рынках и привести к смене монетарной политики многими центральными банками.
Про нефть
Как только игроки начали дисконтировать глобальный спад, цены на нефть быстро упали. С максимальных уровней 2018 года потери составили более 30 %. Страны ОПЕК+ отреагировали на это падение решением сократить добычу нефти. Однако пока реальное сокращение не началось, и это отражается на ценах, которые продолжают снижаться. Судя по всему, ОПЕК+ потребуются дополнительные сокращения добычи. На каком-то уровне рынок сбалансируется и цены стабилизируются. Обычно это происходит в диапазоне 30-40 долларов за баррель. 
О национальной валюте и ключевой ставке
Динамика курса рубля в 2018 году полностью зависела от действий ЦБ по покупке валюты для Минфина. Покупал ЦБ валюту — рубль падал, останавливался — рубль стабилизировался. В 2019 году ситуация будет аналогичной, однако общий спад мировой экономики добавит негатива рублю. Диапазон на следующий год — 65-78 рублей за доллар. Ключевую ставку ЦБ в первой половине года продолжит двигать вверх, где-то до 8,5 %. Потом ситуация стабилизируется.


Исаков.jpg

Александр Исаков

главный макроэкономист по России и СНГ «ВТБ Капитал»
Уровень тревожности: 3 балла

нумерация-мал.pngГлавный риск — неопределенность роста цен


Итоги 2018 года
Прошлый год разделился на две части. Условная первая половина года прошла в ожидании деталей новой экономической программы и тех изменений в налоговой системе, которые ей бы соответствовали. Во второй половине года основным событием стала адаптация финансового рынка к возросшим рискам санкций, оттоку нерезидентов из ОФЗ и снижению цены нефти в конце года.
О рисках 2019
Базовым риском наступившего года является неопределенность относительно роста розничных цен в связи с повышением НДС и внутренними и глобальными ценами на продовольствие. Именно в зависимости от того, окажется ли инфляция выше или ниже ожидаемых ЦБ РФ 5,0-5,5 % по итогам года, могут существенно отличаться и процентные ставки по кредитам и депозитам. Более вероятно, считаем мы, что инфляция окажется ниже прогноза Центрального банка и доминирующие сегодня ожидания относительно дальнейшего повышения ключевой ставки в марте 2019 года не реализуются и сменятся на ожидания более существенного и раннего смягчения денежно-кредитной политики. 
Про нефть и рубль
Мы оцениваем долгосрочную равновесную цену нефти в районе 50 долларов за баррель и обычно полагаемся на предположение о том, что такая цена достигается за три прогнозных года. Такой расчет в сегодняшних условиях дает нам порядка 58 долларов за баррель на 2019 год. Курс рубля ожидаем порядка 68,4 рубля за доллар в среднем за год. 
О ключевой ставке и инфляции
Ожидаем сохранения ключевой ставки без изменения на уровне 7,75 % до декабря со снижением на 0,25 % на последнем заседании. Вклад НДС в инфляцию оцениваем примерно в 1,3 процентных пункта — то есть произойдет полный перенос повышения базовой ставки в цены тех товаров, которые по ней облагаются. Мы ждем пика инфляции на уровне 6 % по итогам апреля и инфляции на уровне 5 % по итогам года.


кащеев.jpgНиколай Кащеев

начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка
Уровень тревожности: 8 баллов

нумерация-мал.pngЦБ обречен повысить ставку

Итоги 2018 года 
Это год, в котором почти ничего не произошло в нашей экономике. Зато продолжились не очень позитивные тренды предыдущих лет. Слабый рост экономики — в рамках менее 2 %. Падение реальных располагаемых доходов населения пока не преодолено. Некоторый рост в экономике основан на колебаниях цены нефти, что вполне привычно, и госпроектах, то есть расходах из бюджета. На позитивной стороне — то, что в период нового роста цен на нефть удалось пополнить резервы, а также то, что некоторые отрасли продолжили пользоваться возможностями импортозамещения (например, пищевая промышленность). А сельское хозяйство по объему экспорта превзошло экспорт вооружений. Хотя этот объем заметно ниже традиционных статей экспорта — нефти и газа, все же это совсем новые для России рынки.
О рисках 2019
Главные риски 2019 года — это, прежде всего, возможное резкое ухудшение международной экономической конъюнктуры, а также риски из внеэкономической сферы: обострение международной обстановки, риск принятия ошибочных решений внутри страны в условиях давления и цейтнота. Экономический риск связан с тем, что слишком долгий цикл экономического сверхоптимизма и роста, подогреваемого беспрецедентно продолжительное время беспрецедентно радикальными монетарными методами, возможно подошел к концу. При этом нервозность в разных частях мира, в разных экономиках заметно возрастает уже сейчас. После долгих лет необычной стимулирующей политики бизнес с неуверенностью начинает смотреть в будущее, так как отлично понимает, что самый роскошный банкет не может продолжаться вечно без последствий. За все надо рано или поздно платить.

Хотя глобальные финансовые дома еще пару месяцев назад ожидали, что проблемы возникнут в 2020 году или позже, очень многие в мире уже так не думают. Неоднозначные экономические и политические действия США вместе с трудностями роста Китая и беспомощностью ОПЕК могут вызвать еще более негативный эффект на сырьевых рынках. Это, в свою очередь, повлияет как на слабый российский экономический рост, так и на российский бюджет — главный на сегодня стабилизатор социально-экономической ситуации в стране.
Про нефть
Цены на нефть сегодня — заложники совершенно новой ситуации на рынках. Во-первых, превращение США спустя десятилетия вновь в главного мирового производителя нефти и газа в корне меняет мировой расклад на важнейшем сырьевом рынке. Хуже того: если прогресс в области сланцевых технологий и, что еще реальнее, альтернативные источники энергии стремительно эволюционируют в Юго-Восточной Азии, проблемы рассчитывающих на повышение цены нефти усугубятся. И такая перспектива становится все более реальной. Цена нефти будет очень волатильна, динамика — часто внешне нелогична, и в конце концов рынком начнут рулить (собственно, уже начали) более изощренные спекулянты, чем традиционные трейдеры физическим товаром. А выиграют те производители, которые лучше ориентируются в этом мире и имеют доступ к развитым финансовым рынкам.
О ключевой ставке и инфляции
ЦБ практически обречен на повышение ставки. Амплитуда повышения зависит от борьбы противоположных тенденций: слабый экономический рост подавляет инфляцию, а повышение НДС и другие факторы толкают цены вверх. ЦБ обычно держит ставку примерно на три процентных пункта выше инфляции для предохранения обменного курса от падения, то есть при инфляции 5 % ставка равна 8 % или около того.

Например в ЮАР повышение ставки НДС на 1 процентный пункт (один из наиболее свежих примеров) вызвало неожиданно сильный рост инфляции, правда с низкой величины. Инфляция на следующий месяц после повышения ставки там выросла на 2,5 пункта, примерно до 5 %. Не обязательно, что именно такой эффект будет и в РФ, но точно оценить сложно, потому что большую роль играют субъективные факторы. Общая инфляция в РФ по разным причинам может вырасти за год до 5,5-6 %. И это при условии, что ЦБ и Минфин по-прежнему смогут удерживать обменный курс рубля под достаточным контролем.

Надоршин.jpg

Евгений Надоршин

главный экономист консалтинговой компании «ПФ Капитал»
Уровень тревожности: 7 баллов

нумерация-мал.pngНе исключаю курса 80 рублей за доллар

Итоги 2018 года
В целом итоги года совпали с моими ожиданиями. Но по ряду показателей динамика была даже лучше. Так, я ожидал, что цена на нефть в среднем по году составит около 50 долларов за баррель. Однако большую часть года цена была существенно выше, и среднее значение оказалось на уровне 70 долларов. Я ожидал, что в федеральном бюджете по итогам 2018 года сложится дефицит около 2 %. Тем временем высокая цена на нефть обеспечила колоссальный профицит — около 2 % от ВВП.

Несмотря на то, что в целом экономический рост выше, чем я ожидал, основной его локомотив — это потребительская активность. При этом основой ее является не рост доходов потребителей (которые по официальной статистике в 2018 году снизились), а увеличение кредитования. Значительную поддержку экономическому росту уже не первый год оказывают добывающие сектора и первичная переработка различных видов сырья.

Так как фактические доходы населения если и растут, то весьма скромно, спрос населения едва ли сможет устойчиво прирастать на протяжении нескольких лет. И я не очень верю, что наращивать добычу сырья можно даже теми же темпами, что сейчас. Из этого я делаю вывод, что с высокой долей вероятности в 2019 году мы получим замедление темпов роста потребления и более скромные темпы роста добычи сырья. Результатом станет замедление темпа роста российской экономики в 2019 году — он составит около 1 %. А в начале года возможна даже ее рецессия. 
Про инфляцию и ключевую ставку
Инфляция будет несколько выше ориентиров Центробанка. Но при этом я не ожидаю предсказываемого ЦБ скачка в первом квартале. Полагаю, что инфляция выйдет на уровень 5+ и будет оставаться на протяжении года над 5 %. Небольшое замедление инфляции наметится только к концу года, и его мы встретим на уровне 5 %. Устойчивости инфляции, более высокой, чем ориентир ЦБ, поможет сначала повышение НДС, а потом более дешевый рубль. Я полагаю, что из-за ухудшения ситуации с экономическим ростом, а также из-за резкого снижения экономической активности населения ЦБ, скорее всего, снова начнет плавно снижать ключевую ставку. Я ожидаю 2-3 снижения за год небольшими шажками по 0,25 %. 
Про нефть
Хорошо видно, что даже последнее решение ОПЕК+ не смогло остановить падение цен на нефть в 2018 году. Причин у этого несколько: это и рост добычи черного золота в США, и тот факт, что Иран достаточно эффективно избегает американских санкций по значительной части экспорта нефти. Это значит, что мы увидим превышение предложения над спросом, что приведет к продолжению снижения цен на нефть и в 2019 году. В начале года цена может опуститься до 40 долларов за баррель, но во второй половине года я ожидаю восстановления цен. В целом по году я ожидаю увидеть 55 долларов за баррель. Это меньше, чем в 2018, но в целом неплохо.
Про рубль
Вслед за продолжающимся падением цен на нефть рубль может превысить планку 70 рублей за доллар. Конец 2019 года, я думаю, мы будем встречать на уровне 75 рублей за доллар. Однако внутри года мы увидим значения и выше. К сожалению, я не исключаю и 80 рублей за доллар. Это будет зависеть от того, насколько упадет цена на нефть, а также от того, в какой момент наши условные западные противники объявят очередную порцию санкций против России. К сожалению, и то, и другое — высоковероятные события. 
О рисках 2019
Есть риск того, что цены на нефть после падения восстанавливаться не будут. Это не катастрофа, но если 40 долларов за баррель действительно станут средней рыночной ценой за 2019 год, ситуация будет выглядеть хуже, чем то, что заложено в федеральном бюджете, и хуже ожиданий власти от экономики. Инфляция, скорее всего, будет выше, а целый набор показателей экономической динамики заметно ухудшится. Полагаю, что при такой цене за баррель нефти экономика России завершит год в состоянии рецессии.

Второй риск связан с санкциями. Велика вероятность, что введение против России новых санкций может оказать дополнительное негативное воздействие на экономику. Оно может усугубить влияние невысоких цен на нефть, и может получиться так, что даже восстановление цен на черное золото не приведет к выходу экономики из рецессии.

петроневич.jpgМаксим Петроневич

экономист, преподаватель Банковского института НИУ ВШЭ
Уровень тревожности: 5 баллов


нумерация-мал.pngИнфляция достигнет пика

Итоги 2018 года
Прошедший год для экономики выдался достаточно противоречивым. Начало года было полно надежд на постепенное возобновление экономического роста и приятного ажиотажа вокруг Чемпионата мира по футболу. Высокие цены на нефть, ожидания стабильного курса рубля, низкой инфляции и дальнейшего сокращения процентных ставок давали уверенность в возобновлении роста инвестиционной активности и расширения бюджетных расходов.
 
Однако в середине года позитивная динамика была перечеркнута не только ухудшением геополитической ситуации, но и неожиданными экономическими решениями — увеличением НДС, нефтегазовым налоговым маневром и пенсионной реформой. С учетом этих факторов результаты 2018 года можно расценить как в целом удовлетворительные, однако далекие от ожиданий начала года. Ослабление рубля и рост цен носили ограниченный характер. Несмотря на неустойчивую ситуацию с доходами, многие люди впервые за несколько лет смогли улучшить свои жилищные условия благодаря рекордно низким процентным ставкам и росту объемов строительства. В то же время доходы населения не растут, а экономический рост остается на недопустимо низком уровне, что остается основным риском для 2019 года.
О рисках 2019
Экономический рост является не только одним из индикаторов здоровья экономики, но и источником выручки предприятий. Слабый экономический рост — это слабые возможности предприятий по увеличению зарплат и инвестиционных программ. В отсутствие высоких темпов роста предприятия вынуждены постоянно оптимизировать численность персонала. В результате сокращения численности рабочих мест рост средних зарплат не приводит к росту доходов населения, которые снижаются пятый год подряд. 
Про нефть
Цены на нефть останутся в коридоре 60-80 долл./барр. Риски эскалации торговой войны между США и Китаем постепенно снижаются, что будет положительно сказываться на росте мировой экономики и спросе на энергоносители. Стабилизирующее влияние на цены на нефть оказывает и скоординированная политика стран-экспортеров нефти. Только недавно, в декабре 2018 года, в ответ на снижение цен на нефть страны ОПЕК+ договорились о снижении добычи нефти на первое полугодие 2019 года на 1,2 млн барр. в сутки.
Про рубль и ключевую ставку
Произошедшее ослабление рубля в 2018 году во многом является следствием оттока средств нерезидентов из российских активов, чему способствовали не только санкции, но и крайне неожиданный еще в начале года разворот процентных ставок. В 2019 году Россия с ее высокими процентными ставками и в целом стабильной финансовой и политической ситуацией для многих иностранных инвесторов остается хоть и рискованным, но чрезвычайно привлекательным направлением для инвестиций. А потому сценарий укрепления рубля в 2019 году остается открытым и несет риски для личных инвестиций в наличную валюту.
Об инфляции и ключевой ставке
Инфляция в 2019 г. достигнет своего пика за последние годы и составит 5-6 %. В то же время основными факторами затянувшегося роста цен выступают рост НДС, ослабление рубля, налоговая реформа нефтегазового сектора. После активного роста цен в первом полугодии к концу года их динамика должна существенно замедлиться. Динамика цен не будет угрожать экономической стабильности для населения, однако снижение доходов россиян в реальном выражении продолжится.

Ключевая ставка, по моим оценкам, в течение первого полугодия может вырасти с 7,75 % до 8,25-8,75 %, после чего в случае вероятного замедления инфляционной динамики Банк России оставит ставку неизменной до конца года. Рыночные ставки также вырастут — этому будет способствовать не только рост ключевой ставки, но и ужесточение денежно-кредитной политики в США, Европе и — в случае ослабления торговых ограничений — Китае.

пушкарев.jpgПётр Пушкарев

практикующий трейдер
Уровень тревожности: 3 балла

нумерация-мал.pngНадо перестать бояться

Итоги 2018 года
В прошедшем году мы наглядно увидели, какую большую власть над нами имеют фантомные страхи, в том числе и в финансовой сфере. Чего мы боялись, то и происходило в гипертрофированных формах, а тени скромных по масштабу реальных событий словно бы проецировались в нашем сознании на большой экран и казались огромными.

Нас пуганули в апреле санкциями против всего лишь парочки да крупных, но не определяющих жизнь всей страны компаний. Затем ничего особенного против России так и не предприняли — просто долго и занудно то травили нас «скрипалиным ядом», то грозились какими-то «адскими» законопроектами в Конгрессе. Большая часть этой чехарды происходила вообще исключительно чисто в информационном поле, откуда мы и черпали жадно горстями всю эту муть, заполняя сумбуром свои бедные головы. Причем начался этот процесс при очень комфортном для всех курсе в 58 рублей за доллар, который держался до этого мирно почти год, — и при нефти, на минуточку, по 70 долларов за баррель!

Западные инвесторы нарастили к весне 2018 года инвестиции в российский долг (ОФЗ) до 2,3 трлн рублей, а вывели назад за следующие полгода менее 10 млрд долларов, но мы как люди, читающие новости, оказались склонны замечать лишь только второй, пугающий всех факт, но вовсе не первый. Инвесторы пришли сюда как минимум на несколько лет, считают условия выгодными и тут останутся. Да и среди российских банков, фондов по-прежнему достаточно желающих и дальше подержать деньги в гособязательствах страны с пятыми по величине в мире золотовалютными резервами (0,5 триллиона в долларовом эквиваленте). 
О курсе рубля и инфляции
На новостных порталах и в офисных сплетнях нам почему-то проще называть рубль деревянным. Мы склонны ждать всё более высокого курса доллара, хотя во всем мире ждут, что доллар к корзине из твердых валют почти наверняка подешевеет, поскольку Федрезерв меняет политику на выжидательную. А значит, и у нас реалистичный курс на конец 2019 года — где-то 62-63 рубля с учетом нашей вечной и всего боязни. Хотя «оптимистичный», а на самом деле объективный курс мог бы давно быть и снова ниже 60 рублей.
 
Мы склонны ждать «гигантской» волны инфляции всего-то из-за мизерного роста НДС на 2 процентных пункта, который после всех случившихся за год событий повлиять на уровень цен способен не более, чем комариный укус. Понятно давно и всем, что реальный рост цен в магазинах и 4 % инфляции «по Росстату» живут в двух разных параллельных мирах и что замшелые статистики считают не тот ассортимент товаров да не в той пропорции, как мы их покупаем. Но это не повод мешать кислое с пресным и ждать, что +2 % НДС прибавят к расходам в наших кошельках больше, чем 1-1,5 %. 

Скорее всего, переоценил инфляцию вперед с избытком и ЦБ, поспешив поднять к концу года на 0,5 % ключевую ставку, которую он же в начале года на те же 0,5 % и понизил. И если в ЦБ убедятся, что опасения оказались перестраховкой, то и ставку трогать пока больше не будут.
О нефти
Вообще мы поразительная страна. Когда нефть полезла на 85 долларов и выше, только наши люди готовы были не замечать дополнительных доходов бюджета, но ждать беды потом, когда цены грохнутся, а пополнение валютной подушки безопасности страны считали интервенцией с целью сделать рубль дешевле. Мы упорно не хотели учитывать всерьез весь очевидный для России позитив от высоких средних цен на углеводороды 9 месяцев подряд, зато как же привлекло наше внимание всего лишь падение нефтяных цен в последние 3 месяца. И именно его мы оказались склонны считать будущим трендом — но зато боимся считать трендом весь предыдущий рост цены два года подряд после решений ОПЕК+. 

Чисто спекулятивному и уже остаточному падению цены до 50 долларов за баррель под конец года мы коллективно чуть ли не радовались, потирая руки и приговаривая: «Мы знали, знали, что всё будет плохо», а вот естественному возврату цен к 60 долларам и выше за две недели новогодних праздников удивляемся: «Не может быть». 
Ожидания 2019
Китай пока не смог договориться с США закончить войну тарифов, но боимся падения рынков в США и Китае больше всех опять именно мы. Как будто при плановом росте китайской экономики «всего лишь только» на 6 % за год взамен прежних 7 % или 8 % им станет отчего-то меньше нужно нашего топлива, чем в прошлом году. А народ там перестанет хотеть есть, покупая наше зерно, или китайским бизнесменам станет резко неинтересно экспортировать к нам их капитал, использовать нашу рабочую силу и обмениваться с нами технологиями. Друзья, давайте перестанем уже в 2019 году бояться и начнем жить и мечтать. Раскрепощенно, творчески и ярко, как мы это умеем. Тогда и уровень жизни наш с вами постепенно станет таким, как мы заслуживаем. Впрочем и нынешнюю жизнь мы заслужили: как ожидали, так и живем. И сколько «от лукавого» сегодня в нас, столько же белиберды и в окружающей нас жизни. Включая экономику страны и мир наших личных финансов.

Оставить комментарий: