Неастрологический прогноз. Как будет чувствовать себя российская экономика в 2017 году?

Рубрика: Аналитика
Январь 17, 2017 Просмотрено: 1056 Ваши личные финансы
vopros-smoll.jpgМы задали пяти экспертам пять вопросов о том, как себя будет чувствовать российская экономика в 2017 году.


1. Достигла ли дна российская экономика?

2. Как повлияет Brexit на мировую экономику? И чего ждать России от этих новых европейских трендов?

3. Как изменится рынок нефти с учетом фактора Трампа? Что мы выиграли, а что проиграли от такого решения американских избирателей?

4. Ждать ли отмены санкций?

5. Что будет происходить с реальными доходами россиян в 2017 году? Изменится ли покупательная способность?

пахомов-прогноз.png

По-прежнему будем проедать фонды

Про дно
Российская экономика находится где-то рядом с дном, и ожидать дальнейшей просадки не следует. Однако и радоваться не стоит, так как перспектив для роста пока не видно. И поэтому 2017 год будет скорее всего годом стагнирующим и совершенно бесперспективным. Мы по-прежнему будем проедать ранее созданные фонды национального благосостояния и не более того.

Про BREXIT
Европа и Великобритания скорее всего найдут общий язык и взаимоприемлемые формы мирного экономического сосуществования. Это положительно отразится и на британской, и на европейской экономике. Здравый смысл здесь победит. Что же касается России, то сейчас мы далеки от европейских трендов, поэтому скорее всего европейские проблемы Россию затронут в очень малой степени.
 
Про нефть и Трампа
Если Трамп выполнит свои обещания и создаст «зону максимального благоприятствования» для американских экспортеров нефти и газа, то цены на сырье неизбежно пойдут вниз, что будет еще одним ударом по российской экономике. Мой прогноз по рынку нефти на 2017 год: ее цена будет колебаться в пределах 35-45 долларов за баррель.

Про санкции
Санкции не отменят, если Россия не смягчит свою позицию по Донбассу. Пока этого не видно и, если картина не изменится, то санкции будут действовать еще не один год.

Про доходы россиян
Реальные доходы населения продолжат снижаться и покупательская способность падать. Возможен кризис на рынке недвижимости и продолжение спада продаж автомобилей. Автопроизводители продолжат сворачивать производство в России.


петроневич-прогноз.png

Успех импортозамещения — в дешевом рубле


Про дно
Несмотря на наличие точек роста, российская экономика все еще не перешла в режим устойчивого экономического роста. Причина этого в продолжающемся падении спроса населения (по итогам октября падение спроса на товары составляет - 4,5 %) вследствие сокращения реальных трудовых доходов. Наблюдаемый небольшой рост промышленного производства на этом фоне является позитивным сигналом. Это говорит о том, что производителям пока удается заместить падение внутреннего спроса импортозамещением и развитием экспорта.
Однако стабильный рост экономики нельзя построить на падающем спросе. Успех импортозамещения и экспорта был во многом обусловлен произошедшим обесцениванием рубля и поэтому может оказаться продолжительным, но все же временным явлением. Залог устойчивого спроса — рост реальных доходов населения, который пока не наблюдается. 

Про BREXIT, про Трампа 
Приход Дональда Трампа к власти и Brexit негативно скажутся на восстановлении цен на нефть. Элементы протекционистской политики Трампа и ослабление экономических союзов будут негативно сказываться  на темпах мировой экономики и торговли, а значит и спросе на нефть. Новый президент США также обещал снять ряд ограничений в нефтегазовом бизнесе, которые будут способствовать росту предложения нефти на внутреннем рынке США и снижению потребности в импорте нефти откуда-либо.

Про санкции
Вопрос не в санкциях. Формально санкции могут сохраняться как угодно долго. Крупный иностранный бизнес и сейчас может обходить эти ограничения с использованием вполне легальных схем — весь вопрос в вероятности наказания со стороны государств за противоречие «духу» соглашений. Если политическая напряженность снизится, то строгость санкций будет компенсироваться необязательностью их исполнения. 

Про доходы россиян
В 2016 г. наблюдается достаточно необычное явление: несмотря на высокий рост средней заработной платы на крупных и средних предприятиях (на 9 % в номинальном или 3 % в реальном выражении), трудовые доходы населения в целом сокращаются. Крупные предприятия продолжают оптимизировать персонал (сокращение за год на 2 %), работники переходят на работу в малый бизнес, где доходы зачастую меньше. Столь интенсивная и продолжительная оптимизация персонала происходит впервые и отчасти является следствием как упрощенной кадровой политики в прошлом, так и отсутствия четких пониманий у бизнеса в отношении перспектив роста экономики. Снижение нефтегазовых доходов бюджета не только резко снизило способность государства поддерживать рост дохода бюджетников и пенсионеров, но заставляет бизнес опасаться роста уровня налогообложения.
Переломить эту тенденцию в 2017 г. должны три важных фактора. Во-первых, снижение инфляции до 4-5 % замедлит снижение покупательной способности. Во-вторых, наблюдаемый рост цен на нефть и снижение внешнеполитической напряженности традиционно ассоциируются с улучшением ситуации в экономике. Это должно стабилизировать занятость и снизить ожидания роста налоговой нагрузки. Немаловажную роль могут сыграть и банки, которые в 2017 г. могут реанимировать потребительское кредитование и поддержать потребительский спрос.


надоршин-прогноз.png

Выборы Трампа — часть глобального тренда дезинтеграции

Про дно
Дна российская экономика пока не достигла, хотя, возможно, мы к нему близки. Если не будет ухудшения внешнеэкономической ситуации, если цены на нефть останутся на таком же уровне, то в первой половине 2017 года мы пройдем это условное дно. Но пока — а нам как раз стали поступать данные за четвертый квартал — динамика розничной и внешней торговли, промышленности не позволяет говорить о начале роста. Да, есть зоны положительных приростов (они были и в прошлом году). Растущие сегменты — это в основном сырьевой сектор: добыча нефти, угля, металлов.
Сельское хозяйство, кстати, тоже демонстрирует рост. Вырос рынок пшеницы, за последние годы мы стали больше ее экспортировать. Но Россия и до 2014 года вывозила зерно, так что говорить о «прорывах» тут не приходится. Наоборот, можно высказать некоторые опасения. Сейчас пшеница занимает все больше посевных площадей, и надо понимать, что это не для нас с вами зерно. Дешевый рубль помогает получать сельхозпроизводителям прибыль, но в магазинах хлеб от этого не подешевеет.
Несложно заметить оживление на рынке рекламы. Весь 2014 год рынок падал, в 2015-м рекламщикам тоже пришлось туго, а в 2016-м чуть-чуть подросли показатели — мелочь, а приятно.
В остальном у меня поводов для оптимизма мало. Обрабатывающие производства, то есть самые технологичные сферы материального производства, в среднем падают. Небольшой рост (1,8-6,2 %) заметен в группах, относящихся к легкой промышленности. Сектора тяжелой в основном падают (– 2,7-7,5 %). На фоне падающей сферы услуг и растущего сырьевого сектора это означает, что в каком-то смысле мы за последние два года стали еще более сырьевой страной.
 
Про BREXIT
Весь эффект от решения Великобритании выйти из Евросоюза сейчас не сможет оценить никто. Этот развод без заранее описанных правил — долгая история, в которой и континентальные европейцы, и британцы будут действовать максимально осторожно. Brexit — часть большого политического тренда, важный сигнал о кризисе интеграционных процессов.
Всплеск националистических настроений фиксируется ведь не только в Британии. Многих европейцев стали напрягать отдельные институты ЕС, резкий рост миграции выявил ряд проблем не хуже лакмусовой бумажки. Перемена настроений хорошо видна в рейтингах лидеров-националистов. Пример Марин Ле Пен во Франции очень показателен — она активно набирает очки, атакуя ценности ЕС.
К сожалению, если некоторые страны могут надеяться извлечь из дезинтеграционных процессов выгоду, то результат для мировой экономики один — вред. И пока никто не понимает, к какому масштабу потерь в мире они приведут. Сейчас время наблюдать.
В экономике нет возможности поставить эксперимент, как в точных науках, поэтому Brexit — уникальная ситуация, которая поможет оценить влияние нового политического тренда, нарастающего стремления к регионализации. Исторически, конечно, это не новая для Европы история, но впервые будет собрано столько статистики, столько показателей, чтобы получить возможность, надеюсь, неплохо прогнозировать развитие этого процесса в целом и оценить масштаб потерь. То, что рост мировой торговли замедлится, — это факт, вопросом остается — насколько.
Россия от Brexit проигрывает вместе со всем остальным миром. Не растет мировая экономика — сокращается спрос на сырье — сокращаются наши экспортные доходы.
 
Про Трампа
Выборы Трампа, на мой взгляд, — тоже часть глобального тренда дезинтеграции. В существенной степени это, как и Brexit, протестное голосование. Среди его предвыборных деклараций такие: вернуть производство в США, отказаться от транстихоокеанского партнерства, ограничить  допуск товаров из Китая на внутренний рынок США… Это инициативы, обратные интеграции. Спокойнее от них не становится. Когда между США и Китаем — двумя самыми крупными торговыми партнерами в мире — начинаются трения, стабильности это не способствует. И конкретные последствия предсказать сложно, потому что, повторюсь, пока у экономистов нет достаточного объема данных, чтобы на их основе можно было хорошо прогнозировать, как могут развиваться эти процессы.
 
Про санкции
В среднесрочной перспективе мало что сейчас зависит от санкций. Большую часть осложнений от них мы уже пережили. В теории для нас сейчас опаснее даже не финансовые санкции, а технологические. Однако на практике они нас мало в чем ограничивают, потому что, увы, несмотря на все разговоры об импортозамещении, пока той трансформации, которая привела бы к развитию технологий, не произошло. Если завтра отменят санкции, будет небольшой всплеск оптимизма, кому-то станет проще занять денег, но дееспособный бизнес и сейчас себя неплохо чувствует.
 
Про доходы россиян
Дорогие россияне, чуда не будет. Реальные доходы будут понемногу снижаться. Тому две причины. Во-первых, будут снижаться доходы от предпринимательской деятельности, инвестировать никто не спешит, и мультипликативному эффекту (чтобы было на чем завтра заработать больше, чем сегодня) неоткуда возникнуть. Во-вторых, будут сокращаться государственные расходы (с поправкой на инфляцию). Сегодня бюджеты — и федеральный, и региональные — проводят одну политику: приведение доходов и расходов в соответствие друг другу. Доходы упали, поэтому все режут расходы. Формально заработная плата работников может расти, но реальные доходы населения не увеличатся.
Сложности в финансах домохозяйств стали заметно проявляться еще c 2014 года. Со второго квартала статистика фиксировала снижение продаж продовольственных товаров. Тенденция сохранилась до сих пор. К сожалению, эти данные свидетельствуют, что многие люди вынуждены экономить на еде уже давно. Пока это наша реальность, и в следующем году картина сильно не изменится.
Однако всегда возможно счастливое частное исключение роста личных доходов, чего я искренне желаю всем читателям в новом году.


александров-прогноз.png

Импортозамещение и рост цен на сырье — вот что способно вытащить наш ВВП выше 0,5 % роста

Про дно
Судя по последней динамике по отраслям экономики, общий спад практически завершен. Проблемы с инвестициями пока остаются одним из главных тормозов роста ВВП и, с учетом неблагоприятных налоговых изменений на горизонте трех лет, стимулировать их сложно. То есть продолжение импортозамещения, особенно в продовольственном секторе, и рост мировых цен на базовое сырье — главные силы, способные вытащить российский ВВП выше 0,5 % роста в следующем году. Если глобальная экономика действительно входит в новый макроцикл, в том числе сырьевой, то можно говорить, что российская экономика прошла дно.

Про BREXIT
Пока серьезного влияния ни на торговлю, ни на денежные потоки еще не было. Но по факту не было еще и самого брекзита. С другой стороны, его политическое влияние в том, что активизировались, получили косвенную поддержку центробежные настроения, причем не только в Европе. Для России ухудшение ситуации в Европе, а это наш основной торговый партнер, — естественно, негативный фактор, но спрос на основной объем российского экспорта неэластичен, так что потенциальный негативный эффект будет сглаживаться.

Про нефть и трампа
Рынок нефти сначала может испытать негативное воздействие со стороны сланцевых игроков в США, а также от начала работ на северном шельфе — и те, и другие могут рассчитывать на поддержку новой администрации. Но есть целый набор экологических ограничений, а кроме того, ставка Дэвида Трампа на реиндустриализацию США может постепенно переключить внимание на перспективы роста спроса, что на фоне роста долларовой инфляции будет способствовать подъему котировок нефти.

Про санкции
Думаю, частичная отмена санкций, несомненно, последует в ближайшие два-три года. Однако переоценивать возможности сближения не следует, все будет очень ситуативно, и серьезное антироссийское лобби останется и в Вашингтоне, и в Брюсселе.

Про доходы россиян
Есть все возможности, чтобы реальные доходы населения и покупательская способность в 2017 году остались без изменения или прибавили порядка 0,5-1,5 %. В случае более оптимистичного развития ситуации на сырьевых рынках динамика будет немного лучше, особенно по покупательской способности. В любом случае здесь будут очень большую роль играть валютные курсы.


бобровский-прогноз.png

К маю ждем стратегию от Алексея Кудрина, будем верить в чудо

Про дно
Достигла. Или почти достигла. Появилось указание президента добиться роста выше мирового. Это значит, что мы должны выйти на темпы роста в 4 %. Тут есть одно «но»: никто не знает, как! Стратегии нет. Она появится весной. Тем временем Центробанк таргетирует инфляцию, Минфин отвечает за бюджетную дисциплину... А мы к маю ждем стратегию от Алексея Кудрина.
 
Про BREXIT
Сегодня медиа много пишут и рассказывают о кризисе в Европе, и Brexit к этому, безусловно, причастен.
Великобритания, возможно, еще никуда и не выйдет из ЕС. Условия «развода» очень жесткие, и для британской экономики EXIT будет крайне болезненным. Новый кабинет министров сейчас ждет решения парламента, а он может и включить заднюю передачу. В этом случае все ограничится эмоциональной, но краткосрочной реакцией рынков.
Процессы, которые сегодня наблюдаются в Великобритании, перекидываются и через Ла-Манш. В 2017 г. выборы во Франции, Германии, а, возможно, теперь еще и в Италии, если они не уговорят Маттео Ренци остаться после провала референдума по конституционной реформе. Brexit ведь интересен еще и тем, что может спровоцировать принцип домино. «4-й рейх» нуждается или в серьезных реформах, или даже в радикальной смене состава. На этом фоне вариант падения евро против доллара до паритета и даже ниже в 2017 г. очень вероятен. Значит, и для россиян выезд в Европу сможет стать чуть дешевле, а евро станет менее привлекательной валютой для хранения средств «под матрасом».
 
Про Трампа и нефть
Американская политическая система устроена таким образом, что персона главы государства — одна из самых могущественных фигур в мировой политике, но в то же время возможностей единолично что-то радикально менять внутри страны у любого президента США не так много. Одна из главных интриг будущего года — сможет ли Дональд Трамп справиться с Палатой представителей и Сенатом?
Россия пока ничего не выиграла от победы Трампа. Возможно, Трамп и Путин найдут общий язык на личном уровне, но это не означает, что мы не будем сталкиваться на разных площадках как в мировой политике, так и в экономике. Например, у нас совершенно разные намерения в отношении Ирана и Китая. Трамп уже заблокировал Транстихоокеанское партнерство, возможно, и торпедирует Трансатлантическое. Благодаря Трампу и США экономический протекционизм в общемировом масштабе станет массовым явлением. Его задача — «сделать» Китай. Китай — главный экономический соперник, который одновременно и главный держатель американского долга. Но его надо«победить». 
Трамп попытается закрыть налоговые лазейки, ужесточит регулирование сектора IT («Дело Apple»). Он попытается воспользоваться пактом между ОПЕК и странами, которые не входят в картель, ограничить добычу нефти, чтобы развивать дальше сланцевый сектор. Для нефтяного рынка реализация идей Трампа (а они, скорее всего, будут реализованы) приведет к увеличению добычи  и увеличению числа рабочих мест в штатах. А это, вероятно, означает снижение цен до 40 долларов за баррель и даже ниже.

Про санкции
Санкции могут быть частично отменены в следующем году. Давление США и позиция Германии здесь задают «розу ветров». Уже весной мы узнаем, с какой политической повесткой пойдет Меркель на выборы. Она сформулирует четко отношение по санкциям, когда поймет реакцию США, а также настроение и готовность других европейских партнеров отменить их. Со вторым — полный порядок: весь французский, итальянский, даже немецкий бизнес выступает за отмену санкций. Но европейская бюрократия — штука инертная, формирует повестку Берлин, утверждает Брюссель, а «советует» Вашингтон. Мой прогноз: во второй половине 2017 г. с вероятностью 75 % санкции не поддержит одна из европейских стран (скорее всего — Италия), а значит, если не случится какого-либо форс-мажора в глобальной политике, их отменят.
Но нужно ли это нам? Сегодня это вопрос номер один.
 
Про доходы россиян
Пока надеяться на увеличение реальных доходов не приходится. Конечно, бюджетный сектор будет получать индексацию на инфляционном уровне. Занятые в частном секторе должны понимать: придется или больше работать, или чуть меньше получать. Покупательная способность зависит, если говорить проще, от нескольких факторов. Во-первых, курс рубля: укрепление плохо для экономики, но хорошо для потребителя. Во-вторых, инфляция: если ЦБ сможет довести ее до 4-4,5 %, то, безусловно, покупательная способность по сравнению с 2016 г. будет выглядеть гораздо лучше.

Поделиться в соцсетях:
Оставить комментарий: