Назад в будущее?

Рубрика: Аналитика
Октябрь 4, 2018 Просмотрено: 519 Павел Пахомов

Два одессита беседуют за жизнь:
— Ты знаешь, Фима, шо-то я в нашей экономике не вижу свет в конце туннеля?
— А я, Изя, даже туннеля не вижу…


Аналитики сегодня говорят о том, что мир находится на грани очередного экономического кризиса. Одни проводят параллель с ситуацией 1998 года, другие — с летом 2008. Мы спросили нашего эксперта Павла Пахомова о том, ждет ли кризиса он и что думает о текущей ситуации в экономике.



 

пахомов.png

Эксперт



Павел Пахомов
руководитель Аналитического центра Санкт-Петербургской биржи






Мы все живем, живем, живем… К чему-то стремимся, о чем-то мечтаем и вдруг — раз! И вновь на том же полустанке, с которого уехали 10 или 20 лет назад. Особенно остро это, наверное, ощущается в России, где вообще время в принципе идет медленнее — никто никуда не спешит, и мы круг за кругом заходим на повторяющиеся пути и раз за разом наступаем на все те же старые-престарые прабабушкины грабли.

Но я хочу повести разговор не об истории, а об экономике. Вот только-только в августе мы отметили 20-летнюю годовщину кризиса и дефолта 1998 года, а на днях была 10-летняя годовщина краха инвестиционного банка Lehman Brothers, с которого, собственно, и начался последний мировой кризис 2008 года. Сплошные «черные» годовщины, навевающие грустные воспоминания.

Но это были бы только воспоминания, если бы не текущая ситуация на финансовых рынках в целом в мире и в России — в частности. Лично мне развитие событий, которые мы наблюдаем в последние месяцы, очень напоминает именно 1997-1998 годы. 

нумерация-мал.pngТогда


Тогда — 20 лет назад — всё вроде бы тоже начиналось где-то далеко и вроде бы совершенно не имело отношения к России. Осенью 1997 года один за другим грохнулись «Азиатские тигры» — страны юго-восточной Азии от Таиланда и Филиппин до Южной Кореи. На финансовых рынках прокатилась волна маленькой паники, которая к зиме полностью улеглась. Ну подумаешь, какие-то там азиаты! Никто и звать никак! А ведь тогда они именно такими и были. Даже Китай еще был на каком-то далеком 7-м месте в мире по ВВП и на мировое лидерство еще совершенно не претендовал.

В России, конечно, тоже заметили падение азиатских рынков в октябре 1997 года, но… только на фондовом рынке. Очень хорошо помню день обвала Азии. Я накануне продал акции «Газпрома» по 12 000 рублей (12 рублей по новому курсу, введенному с 1 января 1998 года), а на сообщении о падении азиатских рынков акции компании подешевели почти на 50 % и продавались уже по 6 000 рублей. Но это все же фондовый рынок — он всегда бежит впереди паровоза. А вот российский рубль проявил тогда свою обычную стойкость и невозмутимость и даже не дернулся. Вообще весь 1997 год рубль по отношению к доллару вел себя просто идеально — за год он подешевел всего лишь на 7,2 %, с 5 560 до 5 960 рублей за доллар. Такое ослабление в то время было нормой и ничего странного в этом не было. 

нумерация-мал.pngСейчас


В настоящее время мы тоже слышим только отголоски далекого грома. Самих молний мы не видим — они где-то далеко, и пока у всех существует полная уверенность (по крайней мере все демонстрируют такую уверенность), что эта гроза до нас не докатится. Да о чем тут говорить! Кого у нас волнует экономика Турции? Отдых и пляжи в Турции — это да. Ну так, отдых ведь стал дешевле, и от того, что турецкая лира упала с начала года на 63 %, нам по большому счету ни холодно, ни жарко. Правда, при этом тяжело вздохнули европейские банки, которые навыдавали туркам кучу кредитов.

А у итальянских банкиров так даже руки-ноги задрожали — именно они, а также французы и испанцы очень старались заработать на турецких проблемах. И одна только мысль, что придется расплачиваться за то, что финансируют кого ни попадя, приводит и банкиров, и их инвесторов в ступор. Доходность по итальянским 10-летним государственным облигациям выросла до максимальных уровней за последние 5 лет.

Но ладно бы одна Турция. За Турцией совершенно неожиданно для многих последовала Аргентина. Ее валюта обесценилась с начала года еще больше: аргентинский песо в конце августа ушел в крутое пике и потерял более половины своей стоимости (рост курса песо к доллару — 115 % с начала года). Аргентина, конечно, далеко и живет своей жизнью. Кроме того, Аргентине не привыкать — там последние 40 лет постоянно какие-то кризисы и на это никто и никогда не обращал особого внимания. Но спираль раскручивается — за Аргентиной последовала ее соседка Бразилия, а затем начались проблемы в Южной Африке и на Филиппинах. Они вроде бы очень далеко, но все больше и больше стран сталкиваются с проблемами в экономике. Россия пока что вне этого порочного круга — по крайней мере так утверждают наши экономические власти. Но так ли это?

Скажите, пожалуйста, чем отличаются темпы роста ВВП в кризисной ЮАР (1,3 % в 2017 году — по данным Международного валютного фонда) с текущим обесцениванием местной валюты с начала года на 21 % от темпов роста ВВП в современной России (1,5 % в том же 2017 году) при рубле, обесценившемся к 15 сентября с начала года на 18 %?

Здесь можно сделать один вывод: и тогда (в 1998 году) и сейчас Россия — это развивающаяся страна со всеми вытекающими «болезнями» развивающихся стран, плюс к этому еще и с кучей собственных «болячек», приобретенных из-за не всегда здорового «питания» и неразборчивости в связях. Все, что мы сейчас видим в мире, — это стремительное нарастание неопределенностей в вопросах политических и экономических взаимоотношений самых разных стран. Здесь можно перечислять много и нудно — начиная от британского Brexit и заканчивая торговыми войнами между США, Китаем, Европой, а также Мексикой, Канадой и так далее. Вызвано это прежде всего глобальной волной популизма, захлестнувшего фактически весь мир.

На этой волне приходят к власти «отмороженные» правые (в Австрии) и левые (в Греции), а в некоторых странах — просто «отмороженные» (в США). И в противовес им идет волна строго «перпендикулярная» — с закручиванием гаек и попыткой ухода национальных экономик в самостоятельное плавание (прежде всего —Турция, Иран и Россия). А в этом водовороте вращаются все остальные экономики, пытающиеся иногда просто остаться на плаву. И главное, в этом самом водовороте пока не видно, что лучше и где искать даже не сам выход, а хотя бы правильное направление на него. Поэтому мировая экономика, судя по всему, находится пока в самой ранней стадии турбулентности, и все самое страшное случится немного позже.

нумерация-мал.pngЕсли кризис, то — когда?


Всех, конечно, интересует вопрос — когда? 20 лет назад все началось осенью 1997 года, а глобальный рост мировой экономики начался лишь в конце 2002 года. То есть на всё про всё ушло 5 лет. Правда, тот, кто пострадал от кризиса раньше (в том числе и Россия, где основной удар, как мы знаем, пришелся на 17 августа 1998 года), и выходить из него начал тоже раньше — уже с 2000-2001 года.

Проводя некоторые аналогии с тем временем, можно ожидать самых неприятных событий где-то через год-полтора — со второй половины 2019 и далее в 2020 году. Кстати, и многие ведущие экономисты указывают на то, что именно где-то к 2020 году закончится в США тот бурный экономический подъем, который вызван налоговой реформой Дональда Трампа. А далее — рецессия. Остановка по требованию. Но надо понимать, что США будет последней страной в длинном списке пострадавших от нового кризиса. Россия же в этом списке стоит на первых позициях. 

Но что делать? Куда бежать? Да никуда! Главное — понимать, что в жизни всякое бывает, поэтому ко всему надо относиться более-менее спокойно. Что же касается финансов — откладывайте, сохраняйте. Может быть, в нынешних условиях побольше откладывайте в долларах и евро. При этом российские рубли, конечно же, надо держать на депозите в банках, а вот валюту я бы сейчас не советовал там держать. Ставки очень низкие и совершенно непривлекательные. Еще один совет — будьте осторожны, не лезьте во всякие сомнительные и обычно очень привлекательные внешне схемы обогащения. Вероятность того, что в этом случае останетесь без денег, очень и очень велика. В кризисы, как всегда, подобно пене всплывает огромное количество жуликов и воров. Так что главное сейчас — не столько заработать, сколько сохранить. И поэтому самое важное — здравый смысл и осторожность.

А вот когда все упадет (а оно ведь упадет — и рубль, и акции, и цены на недвижимость), то тогда можно будет и подумать: что бы такого интересного и потенциально доходного прикупить? Но для этого оно (то есть все!) сначала должно действительно упасть. А вот когда это произойдет (думаю, где-нибудь через годик) — тогда мы с вами более подробно на эту тему и поговорим. Удачи вам!

Смотрите также: Градус тревожности
Оставить комментарий: